Обычный вид

Новости

13.04.2017 19:01:00

Рустэм Хамитов в прямом эфире ответил на вопросы жителей Башкортостана

13 апреля Глава Башкортостана Рустэм Хамитов в прямом эфире ответил на вопросы жителей Башкортостана. «Разговор с Главой Башкортостана» транслировали телеканалы БСТ, «Россия-Башкортостан», «Вся Уфа», «РБК-Уфа», а также радиостанции «Спутник FM» и «Радио России Башкортостан».

В этом году разговор проходил в новом формате. Наряду с журналистами четырёх телеканалов республики в студию были приглашены представители разных сфер деятельности.

С 6 апреля стартовал сбор вопросов руководителю Башкортостана. За это время поступило свыше 10 тысяч вопросов из всех городов и районов республики.

Стенограмма прямого эфира:

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Хәйерле кис. Эфирҙа – Республика Башлығы Рөстәм Зәки улы Хәмитов менән әңгәмә. Беҙ тура эфирҙа эшләйбеҙ.

Е. РОМАНОВ: Добрый вечер, уважаемые телезрители и радиослушатели! В прямом эфире Башкирского спутникового телевидения, телеканалов «Россия-Башкортостан», «РБК-Уфа» и «Вся Уфа», а также радио «Спутник FM» и «Радио России» – «Разговор с Главой Башкортостана Рустэмом Хамитовым».

Рустэм Закиевич, добрый вечер!

Р. ХАМИТОВ: Добрый вечер! Хәйерле кис!

Е. РОМАНОВ: Прежде, чем прозвучит первый вопрос, замечу, что с прошлого четверга, ровно неделю работает наш call-центр. Мы принимаем звонки от жителей Республики Башкортостан по номеру: 8-800-550-95-07. Всего на данный момент, как нам говорят, принято порядка 9 тысяч звонков. Для того чтобы расширить аудиторию, принят инновационный план. Мы собираем обращения граждан республики и в социальных сетях – «ВКонтакте» и Facebook. Также принимаем ваши сообщения на Telegram, WhatsApp и Viber.

Сегодня здесь, в этом зале, в студии в Конгресс-холле присутствуют мои коллеги с республиканских и уфимских каналов – это телеканал «Россия-Башкортостан», телеканал «Вся Уфа» и телеканал «РБК-Уфа». От них тоже сегодня прозвучат вопросы. В этом зале также собрались общественные деятели, представители науки и искусства. У них тоже есть свои вопросы, Рустэм Закиевич.

Первый вопрос сегодня. Скажите, ровно год прошёл с предыдущего «Разговора с Главой республики». Как, по-Вашему, изменился Башкортостан? Что произошло?

Р. ХАМИТОВ: Хотел бы обратиться к тем, кто сегодня у телевизоров. Приветствую вас! Хочу сказать спасибо за то, что вы проявляете интерес к таким встречам. Обращаюсь к тем, кто в зале. У нас в зале действительно много интересных, заслуженных людей. Думаю, что у нас с вами сегодня состоится обстоятельный разговор о том, как живёт республика, что нам нужно делать для того, чтобы двигаться дальше, какие вопросы решать. Безусловно, мне сегодня не хотелось бы одному «солировать». Я хотел бы, чтобы из зала тоже были выступающие, чтобы у нас состоялся совместный, предметный разговор.

Что касается движения республики вперёд. Вы знаете, мне меньше всего хочется говорить о цифрах, называть проценты, тонны, километры и прочие измеряемые вещи. Но в данном случае я всё-таки не удержусь и скажу о том, что мы в 2016 году поработали неплохо, и начало 2017 года тоже внушает оптимизм.

Рост промышленного производства достаточно приличный для нашей республики. В 2017 году мы идём с плюсом 2,5-3 процента по отношению к первому кварталу 2016 года. Кроме того, у нас – и это очень хорошо – растут налоговые доходы. Мы идём примерно на 15 процентов выше по сбору налогов, чем это было в первом квартале 2016 года.

У нас неплохо обстоят дела с инвестициями. Инвестиции – это задел в будущее. Это новые предприятия, новые стройки, новые возможности. 2016 год мы закончили с хорошими показателями – плюс 4,5 процента по отношению к 2015 году. Это лучшие цифры и лучший показатель в Приволжском федеральном округе, где у нас, собственно говоря, друзья-соседи совсем не слабые. Всё это даёт уверенность в завтрашнем дне и в сегодняшнем тоже.

Хочу сказать, что в целом республика чувствует себя надёжно во всех смыслах. Не могу сказать, что у нас нет нерешённых вопросов. Их много, и мы сегодня будем их обсуждать, говорить об этом. Здесь никакого хвастовства с нашей стороны нет. Но есть констатация, что республика – серьёзный, крепкий, сильный регион Российской Федерации. И всё, что зависит от нас на сегодняшний день, мы стараемся делать. Это первое. Но – второе – сделать ещё нужно очень много.

Е. РОМАНОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич! Давайте проведём краткий обзор по тем вопросам, которые поступали к нам на горячую линию. Темы, вопросы и проблемы у жителей республики практически идентичны прошлогодним. Звонят пенсионеры по поводу увеличения пенсий. Звонят люди, живущие в селе и городе, по поводу того, что весной каждый год тает не только снег, но и наши дороги. Дольщики жалуются на то, что их повсеместно обманывают. Кроме всего прочего, есть такой вопрос, как увеличение зарплаты. Статистика Росстата говорит, что в январе 2017 года средняя зарплата по России была 35 369 рублей, а в Башкортостане – сейчас, наверное, удивятся работники культуры – 26 760 рублей. Как Вы думаете, нам удастся догнать и надо ли догонять среднероссийский показатель? Как это сделать? Ваши прогнозы?

Р. ХАМИТОВ: Мы сейчас работаем над Стратегией развития республики до 2030 года. Один из главных показателей в этом документе – рост заработной платы. Практически всегда в последние 20-30 лет, да и в советское время тоже, республика отставала от среднероссийских показателей.

Это связано с тем, что у нас доля сельского населения составляет почти 40 процентов. А село, к огромному сожалению, сегодня в значительной части недофинансировано, заработная плата сельчан достаточно низкая. Соответствующим образом средняя заработная плата (которая, вообще говоря, не совсем правильный показатель, как и средняя температура по больнице, но тем не менее статистика ориентируется на эти цифры) у нас в республике невысока.

Первое, что надо делать, – безусловно, повышать заработную плату в сельском хозяйстве. Но зарплата в сельском хозяйстве во многом зависит от диспаритета цен, сложившегося сегодня на продукты питания, продукцию сельского хозяйства. В этой части, конечно, нам ещё очень много нужно делать и много работать.

И потом цифра в 26 тысяч рублей вроде бы и неплохая на первый взгляд. Но мы знаем, что 60 процентов работающих получают заработную плату меньше 20 тысяч рублей. Проблема в том, что работающий человек получает сегодня заработную плату совсем невысокую, которая позволяет прожить только от зарплаты до зарплаты. Это большая проблема, и не только нашей республики, но и всей страны. И руководство страны работает над тем, чтобы росли заработные платы, и мы соответственно.

Последние год-два по темпам роста заработной платы и доходов населения мы уже удерживаемся на хороших позициях в Приволжском федеральном округе. В стране нам невозможно конкурировать с северными регионами, где заработные платы существенно, порою в разы выше, чем у нас. Но с близлежащими регионами мы обязаны находиться в равновесии.

Но опять же, Челябинская область – 15 процентов сельского населения, Свердловская область – 14 процентов, Татарстан – 25 процентов, у нас – 40 процентов. Конечно, мы все усилия должны направлять на то, чтобы на селе росла заработная плата и платили её живыми деньгами, а не продукцией, как это, к сожалению, бывает. Так что эту тему мы знаем, понимаем, работаем.

По доходам, которые включают не только заработную плату, но ещё и счета в банках, доходы, полученные от облигаций и ценных бумаг, республика находится на третьем месте среди субъектов Приволжского федерального округа. Это неплохо, но этого мало. Я говорю об этом откровенно. Зарплата сегодня – слабое звено, в том числе и в нашей республике.

Е. РОМАНОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич! А есть какие-то прогнозы?

Р. ХАМИТОВ: Мы работаем с работодателями, с промышленниками, с предпринимателями. Постоянно повышаем уровень минимальной заработной платы. С профсоюзами мы в контакте, и профсоюзы нас тоже в хорошем смысле слова «покусывают», говорят: «Работайте над тем, чтобы повышать заработную плату».

Мы выходим на промышленников, ещё раз говорю, потому что там самые большие проблемы. Зачастую человек за 15-20 тысяч рублей работает во вредных условиях производства, по 10-12 часов в день, тяжёлый физический труд. Конечно, и профсоюз должен помогать нам в этой части (и помогает, надо сказать), и наши контрольно-надзорные органы. Но мы ежедневно обсуждаем тему заработной платы. Думаю, что потихоньку, шаг за шагом рост заработной платы будет идти.

Е. РОМАНОВ: Спасибо! Я напомню, уважаемые телезрители, что сегодня в этой студии работают журналисты республиканских каналов. Справа от меня – Гульназ Кульсунбаева.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Евгений! Накануне прямого эфира журналисты телеканалов встречались с жителями 23 районов и городов республики. К сожалению, время не позволяет выдать в эфир все записанные материалы. Но мы отобрали наиболее актуальные. И сейчас предлагаю выслушать одно из этих обращений. Внимание на экран. Вопрос от жителя Дуванского района.

Т. БЕЛЬШЕВ: Уважаемый Рустэм Закиевич! К Вам обращаются волонтёры из Дуванского района. Всё больше и больше молодёжи уезжает в города и не возвращается в село. В связи с этим возникает вопрос: планируется ли строительство каких-то промышленных или аграрных предприятий на территории северо-востока Республики Башкортостан для дальнейшего трудоустройства молодёжи? Спасибо за ответ.

Е. РОМАНОВ: Молодые люди думают о будущем.

Р. ХАМИТОВ: И очень хорошо, это правильно! Могу сказать Тимофею и его коллегам, что у нас сегодня работают программы по развитию северо-востока и Зауралья, которое тоже находится в сложном экономическом положении. Для этих территорий у нас существует льготный налоговый режим.

Эти территории мы рассматриваем как своеобразные экономические зоны, куда надо постоянно привлекать бизнес, создавать условия для роста экономики.

Сегодня ищем инвестиционные проекты и для северо-востока, и для Зауралья. В Зауралье получается чуть лучше. Не могу сказать, что очень хорошо, но чуть лучше. На северо-востоке дела по привлечению крупных инвесторов пока обстоят не так, как нам хотелось бы. Укрепляем те предприятия, которые там есть.

Кроме того, строится мост в Караидельском районе через реку Уфа. Будет прямая и более безопасная дорога в Уфу, другие районы, муниципалитеты и города нашей республики. Может быть, это обстоятельство тоже сыграет свою роль, потому что там, где дороги хорошие, появляется и устойчивый бизнес.

Так что по северо-востоку – это наша постоянная деятельность. Привлечение инвестиций курирует вице-премьер Ирек Мухаметдинов, который хорошо знает эти края, он выходец из тех мест. Надеюсь, что общими усилиями, в том числе и с привлечением молодёжи, мы сможем переломить ту негативную экономическую ситуацию, которая сложилась там за последние 20-30 лет.

Кроме того, хотел бы обратиться к жителям северо-востока: многое зависит и от вас. Рассчитывать только на помощь республиканского или федерального бюджета неперспективно. Этого не надо делать. Помогать мы, конечно, будем, но надо трудиться самим. Нужны новые формы работы. Надо стараться находить варианты роста предпринимательской деятельности. Не надо бояться выходить на рынки со своей продукцией. Тем более, рынки на северо-востоке – хорошие с точки зрения продажи продовольствия. Рядом Челябинская область, которая существенно уступает нам в производстве сельскохозяйственных товаров.

Так что уверен, что северо-восток с точки зрения роста экономики мы оживим, и отток молодёжи замедлится.

Е. РОМАНОВ: Одним словом, Рустэм Закиевич, мы советуем Тимофею пока не торопиться уезжать из Месягутово.

Р. ХАМИТОВ: Думаю, что он всё равно поедет учиться по новой дороге в Уфу или в Бирск. А затем вернётся и будет работать. Я на это тоже очень надеюсь.

Е. РОМАНОВ: Спасибо. Я напоминаю уважаемые телезрители, что у нас работает телефон: 8-800-550-95-07. Прямо сейчас звоните, задавайте свой вопрос Главе Республики Башкортостан Рустэму Хамитову.

А сейчас хочу предать слово журналисту Альбине Хайруллиной, которая в эти минуты работает в call-центре. У неё готова статистика по количеству звонков и по тому, какие обращения от жителей республики приходят. Альбина, ты меня слышишь?

А. ХАЙРУЛЛИНА: Добрый вечер, коллеги! Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Мы приветствуем Вас из call-центра, телефоны которого буквально разрываются от звонков. Наши операторы работают в авральном режиме. Уже обработано свыше 9 тысяч обращений. Задать свой вопрос Главе республики стремятся и школьники, и студенты, и пенсионеры. Стоит отметить, что наши пожилые телезрители, как всегда, самые активные. По количеству вопросов лидируют города Уфа и Стерлитамак. Если же брать сельчан, то в лидерах – районы Зауралья.

Вот как выглядит раскладка вопросов по тематике. Больше всего население республики беспокоят вопросы ЖКХ, разбитых дорог или, скорее, их отсутствия, а также незавершённого строительства. В общем потоке их – 32 процента. Далее следуют некачественная медицина, вопросы соцзащиты – 28 процентов. 17 процентов обработанных звонков можно отнести к теме экономики. Болит душа наших зрителей и за вопросы экологии, а также благоустройства – таковых 11 процентов. В единую группы мы объединили образование, культуру и спорт – 8 процентов. Вопросы частного характера составляют 4 процента.

А прямо сейчас предлагаю вывести один из звонков в прямой эфир. Операторы подсказывают, что на связи – город Салават. Добрый вечер! Представьтесь, пожалуйста, и задавайте свой вопрос Главе республики.

М. ПОДШИВАЛОВА: Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Это Подшивалова Маргарита. Я являюсь председателем совета многоквартирного дома по улице Калинина, 63а. Проблема жителей этого дома в следующем: в трёх квартирах продаётся спиртное. Покупатели идут круглые сутки. Тут же в подъездах пьют, тут же располагаются на ночлег. Двери и окна открыты настежь круглый год, в том числе в зимний период. Разумеется, говорить о каких-то нормальных условиях проживания в этом доме не приходится. Я неоднократно письменно обращалась в администрацию, в УВД за помощью. Жители обращались к участковым. Действенных мер не принималось. Получаем отписки. Рустэм Закиевич, обращаюсь теперь к Вам. Очень хочется, чтобы мы жили, как люди. Очень прошу принять существенные меры. Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Дело в том, что начало вопроса мы не слышали. Хотел, чтобы Вы ещё раз повторили. В чём суть проблемы?

М. ПОДШИВАЛОВА: Проблема в том, что в этом доме круглосуточно продаётся спиртное. Двери открыты день и ночь.

Р. ХАМИТОВ: Эта тема нам хорошо известна. Действительно, такая подпольная торговля спиртным, к сожалению, процветает. Я имел довольно сложный разговор и с правоохранителями, и с теми, кто должен контролировать эту ситуацию. Мне отвечают: «А Вы знаете, мы идём, проверяем, и там ничего этого нет». Это, конечно же, неправда. Мы возьмём адрес у вас. Обязательно отреагируем на то, что происходит. Думаю, что наведём порядок в Вашем доме.

Это полное безобразие, когда днём и особенно ночью из-под полы идёт продажа спиртного. На самом деле травят людей.

Сравнительно недавно была страшная трагедия в Иркутске, где погибли десятки людей из-за подпольной торговли суррогатом. Погибают люди и у нас. К сожалению, такие случаи у нас тоже есть.

Мы обязательно займёмся, адрес Ваш возьмём, запишем. Думаю, что может даже сегодня придёт к вам участковый и проверит, что там происходит с точки зрения продажи спиртного. Спасибо за то, что Вы занимаете такую активную жизненную позицию.

Е. РОМАНОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич! А теперь слово моим коллегам. Телеканал «Вся Уфа», Екатерина Тимиряева.

Е. ТИМИРЯЕВА: Спасибо! Добрый вечер, Рустэм Закиевич! Добрый вечер, уважаемые гости! Наша телекомпания работала в столице республики. За время работы выездных бригад был собран 41 вопрос. Темы обращений, конечно, самые разные. В первую очередь горожан интересует благоустройство города в целом. Кроме того, жилищно-коммунальные вопросы, причём конкретных домов, обращения обманутых дольщиков.

Самые распространённые вопросы – это планы властей по строительству детских садов и поликлиник. К примеру, Ольга Филиппова, жительница микрорайона Дёма, просит построить для жителей новую поликлинику. Она говорит, что поликлиника № 47 – это шесть зданий, которые находятся на территории всего района, что неудобно с точки зрения логистики. Говорит, что обращались в министерство здравоохранения Башкортостана. Получен ответ: «Проект есть, но денег пока, к сожалению, нет». Можно ли решить этот вопрос?

Р. ХАМИТОВ: Что касается здравоохранения, то мы пока, безусловно, делаем всё возможное с точки зрения строительства новых объектов и улучшения ситуации, исходя из наших финансовых ресурсов.

Могу сказать, что буквально в этом году мы приступаем к строительству нового корпуса онкологического диспансера. Цена вопроса – более 2 млрд рублей. В этом году мы начнём строительство нового хирургического корпуса кардиологического диспансера. Цена вопроса – более 3 млрд рублей. У нас будут строиться поликлиники, в том числе в Уфе, муниципалитетах, городах. Этот процесс идёт постоянно.

Тем не менее ещё есть сложные участки, где, во-первых, медицинское обслуживание людей находится не на современном уровне. Во-вторых, врачам работать тяжело. В-третьих, жителям ходить в шесть разных отделений, из одного в другое, порой на транспорте, конечно же, страшно неудобно.

Дёмская тема по поликлинике нам известна. Действительно, проект есть. Мы ещё раз поработаем над тем, чтобы произошло его удешевление в разумных пределах. Потому что у нас есть ещё одна проблема: проекты очень дорогие. Когда начинаем по-настоящему делать экспертизу, видим, что там «прикрутили» что-то такое, здесь что-то не очень нужное на этом этапе «привинтили». Получается дорого. Поэтому по Дёме ещё раз посмотрим по цене, по стоимости. Я так понимаю, что поликлиника для Дёмы не может стоить меньше 500 млн рублей. Посмотрим, есть ли у нас возможности по строительству именно этого объекта.

А так, вы знаете, что к 100-летию республики мы обязуемся построить 100 социально значимых, крупных, хороших объектов. Успеет ли дёмская поликлиника войти в эти 100 объектов, пока не знаю, обещать не могу. Но то, что там со временем появится хорошая поликлиника – это точно. Будем над этим трудиться.

Е. РОМАНОВ: Рустэм Закиевич, к Минздраву республики очень много вопросов. В продолжение темы у телеканала «Россия-Башкортостан» ещё один вопрос.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Как раз-таки по строительству объектов здравоохранения. Внимание на экран, давайте посмотрим. Вопрос от жителя Белебея.

Е. ТИХОНОВА: Здравствуйте, уважаемый Рустэм Закиевич. Я Тихонова Елена Дмитриевна, домохозяйка. В данный момент я нахожусь в ожидании четвёртого ребёнка. Мы с мужем рассчитывали, что я буду рожать здесь, в Белебее. Когда будет завершён капитальный ремонт Белебеевского родильного дома? Ведь говорят, дома и стены помогают. Да и семья близко. Родственникам тоже тяжело, ведь не наездишься за многие километры. От имени всех будущих мам прошу посодействовать скорейшему завершению капитального ремонта Белебеевского роддома. Это будет способствовать и тому, чтобы молодёжь оставалась дома. Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Вопрос правильный. Я знаю о том, что родильное отделение в Белебее было совсем плохим и что необходимость в капитальном ремонте действительно существует. Думаю, что не меньше года понадобится на то, чтобы провести эти ремонтные работы. А в этом году, в том числе и Елене, ребёнка, наверное, всё-таки можно родить либо в новом перинатальном центре в Октябрьском, либо в Приютово, где сегодня, собственно говоря, неплохая ситуация с родильным отделением. Там был ремонт, работают квалифицированные врачи.

Надеюсь, что этот год мы все вместе продержимся, а уже в 2018 году у нас появится обновлённое, совершенно новое родильное отделение в Белебее.

Хочу сказать, что в особо сложных случаях будут принимать роды и наблюдать за тем, как идёт беременность, в Республиканском перинатальном центре. В декабре мы открыли новый, современный, очень хорошо оборудованный центр, и на сегодняшний день работа там идёт, ребятишки рождаются, причём принимают сложные роды. Надеюсь, что у Елены всё пройдёт хорошо, и не будет необходимости обращаться в Уфу. Но, тем не менее, это информация для всех, что в Уфе работает суперсовременный перинатальный центр. Это наше хорошее достижение 2016 года.

По здравоохранению. Знаю, что достаточно много жалоб на то, что тяжело попасть к узким специалистам, что порой тяжело дозвониться в регистратуру и записаться на приём к врачу. Мы понимаем все эти проблемы. На сегодняшний день до сих пор ещё идёт отладка электронного приёма звонков и электронной записи на приём к врачам. Сегодня мы стараемся наладить эту работу и достаточно строго ведём разговор с отстающими медицинскими учреждениями, которые, к сожалению, тоже есть.

Я вспоминаю ролик, который был показан на всю Россию: нет лифта в больнице, и женщине пришлось на четвереньках подниматься и спускаться со второго этажа. И мне было стыдно за эту картинку. Главный врач уволен. Кстати, хочу сказать, что главный врач там был очень достойный по своим человеческим качествам. И специалист он хороший. Но не сумел организовать работу по ремонту этого лифта.

Мы всё это знаем, понимаем и, конечно же, будем делать всё для того, чтобы здравоохранение было на современном, хорошем уровне. Врачи в моём понимании – это передовой отряд нашего общества. Это самые грамотные, цивилизованные люди, умеющие работать по-настоящему, не щадящие себя в этой деятельности. И, безусловно, врачи нам тоже помогут в этой работе.

Вы знаете, только что было сказано, что получено около 9 тысяч звонков. Я помню прошлогоднюю линию, и там цифра была другой – около 11 тысяч звонков. Перед приходом сюда, на сегодняшний разговор я ещё посмотрел цифры обращений в мой адрес по итогам 2016 года и обнаружил, что их было 12,5 тысячи. Это существенно меньше, чем в 2015 году. Тогда было около 16 тысяч. А в 2012 году таких обращений было 20 с лишним тысяч. Это говорит о нескольких, как мне кажется, позитивных тенденциях.

Во-первых, с нашими гражданами начали нормально разговаривать в муниципалитетах, городах. Там, на этом этапе – городском, районном – начинают решать проблемы. Нет необходимости обращаться к Главе республики, жаловаться в самые высокие инстанции.

Второе. Это говорит о том, что по ряду направлений действительно улучшается ситуация. Мы видим, что меньше обращений в том числе и по здравоохранению. Ещё раз говорю: конечно же, есть нерешённые вопросы, их много, и в здравоохранении в том числе. Но этих вопросов становится чуть меньше. Начало года показывает, что обращений в первом квартале 2017 года уже чуть меньше, чем в первом квартале 2016 года. В целом это позитивная тенденция. Это косвенный показатель того, что власть и все структуры – государственные, муниципальные – включаются и начинают решать проблемы людей.

Е. РОМАНОВ: Спасибо за ответ. Может быть, действительно причиной этого является и то, что улучшаются коммуникации. И мы тоже переходим на новый формат – и Facebook, и «ВКонтакте», и мессенджеры WhatsApp, Telegram и Viber. Думаю, Екатерина Тимиряева подтвердит мои слова.

Е. ТИМИРЯЕВА: Да, хотелось бы озвучить ещё один вопрос, который поступил на наш мессенджер WhatsApp. Он звучит так. Раньше Вы говорили о том, что часто сами ездите по Уфе за рулём. Уфимцы интересуются, продолжаете ли вы эту практику? Также их интересует, какими словами наиболее часто Вы вспоминаете главу администрации башкирской столицы?

Р. ХАМИТОВ: С главой башкирской столицы я общаюсь довольно часто. Вообще говоря, мои поездки обычно заканчиваются сложными разговорами посредством телефонных звонков или вызовом в кабинет.

Конечно, если говорить в целом и общем, Уфа – город хороший. Мы на самом деле гордимся нашей Уфой. У нас есть симпатичные новостройки. За последние два-три года мы привели город в порядок. Приезжая к нам, друзья и коллеги из соседних регионов говорят: «Да, Уфа хороша».

Но в то же время мы видим не только парадную сторону жизни. Мы видим и дворы, и неубранный снег, ямы и колдобины на дорогах. И понимаем, что до полного порядка ещё очень далеко. Связано это с несколькими причинами.

Первая причина – и о ней мало кто знает – Уфа сегодня находится в довольно сложной экономической ситуации. У города большие долги. Есть даже неоплаченные работы, которые выполнены по благоустройству, наведению порядка. Эта тема сегодня является животрепещущей во всех смыслах.

Второе. Мы видим, что в последнее время администрацию Уфы сотрясают скандалы. Я говорю об этом открыто. Об этом и пишут, и достаточно много обсуждают в социальных сетях, интернете. Так вот, мои наблюдения говорят о следующем. Уфимская власть начала слишком близко общаться с бизнесом, причём с тем, с которым, вообще говоря, общаться бы не нужно.

У нас в Правительстве республики есть негласное правило: общение с бизнесменами, предпринимателями должно быть минимизировано. Абсолютно все имеют равные права. Хочешь получить землю – обращаешься в официальном плане, получаешь ответ: можно или нельзя. Если нельзя, то по таким-то причинам. Промышленники – то же самое. Никто не ходит к нам за преференциями в личном плане.

В Уфе, к сожалению, эта близость власти, с одной стороны, и бизнеса – с другой стала, скажем так, критической. Я об этом открыто говорю и мэру Уфы, и мэрам других городов: не надо заниматься такого рода действиями. Бизнес должен жить своей жизнью. Власть должна, прежде всего, работать на благо всех горожан, а не только тех, кто приходит к вам за решением каких-то вопросов.

Отсюда сегодня в Уфе множество разного рода сложных моментов, в том числе с задержаниями ряда специалистов и возбуждением уголовных дел. Всё это, безусловно, отвлекает от работы.

Любой уфимец должен знать, что каждую секунду мэр города, его заместители, начальники управлений думают о благополучии жителей, а не о том, чтобы решать какие-то бизнес-процессы, пусть даже в правовом поле.

Поэтому властям Уфы есть над чем работать. У нас с главой города уже проходили довольно серьёзные разговоры и ещё предстоят. Если ситуация не будет выправляться, мы будем принимать другие меры. Говорю об этом открыто. Точно такой же подход к властям любого муниципалитета и города.

Первая и главная задача власти города, муниципалитета – работа для людей, проживающих на этой территории. Другой задачи нет. Надеюсь, что все руководители меня слышат и понимают, что тема, которую я сейчас затрагиваю, очень важна. Она важна и с точки зрения справедливости, честной работы, развития территорий там, где ты живёшь и трудишься. Тогда не будет ни уголовных дел, ни задержаний, ни разного рода сложностей, которые сопровождают порой не очень честную работу.

За рулём я в последнее время езжу довольно редко – всё-таки теряю навык. В основном езжу с водителями. Иногда сажусь за руль и, когда машина колесом попадает в яму, тоже ругаюсь, только про себя, тихо, чтобы не слышали окружающие.

Конечно, не должны мы в XXI веке жить в условиях, когда порой невозможно проехать по улицам города. Когда после снегопадов десятками дней – не часов, а дней – расчищаются улицы. Когда люди ходят по «козьим тропам», а не по тротуарам. Когда невозможно просто выйти на улицы города, чтобы совершить прогулку, отдохнуть, пройти в кино, театр.

Ещё хотел вот на что обратить внимание. У нас в зале много деятелей культуры. Вижу, что площадки перед нашими театрами, дворцами культуры тоже не расчищаются. Спрашиваю у директора: «Почему не чистите?» – «А это городская территория, не моя». Но ведь зритель идёт к тебе. Возьмите лопату, метёлку. Вы для своего зрителя постараетесь, не для городских властей. Не делите на моё и не моё, на наше и не наше. Это всё для нашего жителя.

Хотел бы сказать, что недорабатывают и руководители некоторых предприятий. Раньше всё-таки держали технику для расчистки. Дальше. Магазины, магазинчики – пройти тяжело. Спрашиваю: «Почему не чистишь?» – «Это не моя территория». Я сам неоднократно, заходя в магазин, вёл жёсткие разговоры. Они говорят: «Если бы мы знали, что Вы придёте, то почистили бы». Но это не ответ. Такие помощники мне не нужны. Знаю, что если я еду, то стараются, за три дня узнают как минимум. Но любви к городу, к своей территории, к своему населённому пункту, даже к магазинчику, в котором ты работаешь и куда приходят люди, нет. Для меня это странно.

Хочу сказать, что многое в благоустройстве города зависит от нас самих, от горожан, от людей. Нельзя только писать письма и жаловаться. Нельзя в мэриях и муниципалитетах только отписками заниматься и возвращать людям невнятные тексты. Делать нужно – брать метёлку, лопату и чистить.

Но ситуацию, сложившуюся в городе этой зимой со всеми снегопадами, многокилометровыми пробками, невозможностью выехать со двора или, наоборот, заехать во двор, мы проанализируем. И к следующей зиме будем готовиться в том числе через закуп новой современной техники, которая позволит заезжать в наши узкие дворовые проезды. Надеюсь, того, что было этой зимой, не повторится. А этой зимой было просто позорно плохо. По-другому сказать не могу.

Не снимаю вину с республиканских органов власти и, прежде всего, с работников мэрии. Ведь можно и нужно было организовать помощь – из Стерлитамака (там улицы были хорошо очищены), Салавата, Октябрьского. Можно было привезти оттуда технику. Говорят: «Мы справимся сами». И не справились.

Я много говорю об уфимской теме. Но дело в том, что у меня в почте много жалоб, разъярённых эмоциональных писем и мнений по этому поводу. Знаю, что этими недоработками Уфы пользуются в том числе и оппозиционно настроенные к власти люди. Уфимской власти так подставляться не надо. Надо работать, а не заниматься разного рода разборками и не привлекать к себе внимание правоохранительных органов.

Е. РОМАНОВ: Спасибо Рустэм Закиевич. Одна из актуальных тем – это взаимоотношение власти и бизнеса. Когда администрация вдруг начинает заниматься бизнесом, а бизнес пытается решить какие-то административные, несвойственные ему проблемы. Думаю, что более подробно и популярно об этом расскажет Руслан Рахимов, журналист телеканала «РБК-Уфа».

Р. РАХИМОВ: Спасибо, Евгений. Рустэм Закиевич, в начале беседы Вы сказали, что не хотели бы говорить о цифрах, но, тем не менее, наверное, говорить об экономике и не приводить ключевые показатели эффективности не получится. Малый бизнес в республике сегодня – это около 30 процентов занятых в экономике, около 20 процентов валового регионального продукта и только 10 процентов налогов. Неоднократно Вы говорили, что надо увеличивать эту планку, надо увеличивать число людей, занятых в малом бизнесе. Тем не менее, малый бизнес практически не растёт. Прирост за 2016 год составил всего три процента. Что, по-Вашему, ему мешает? Казалось бы, есть меры государственной поддержки, но они не работают. Почему?

Р. ХАМИТОВ: Причин на самом деле несколько. Я тоже анализирую ситуацию с точки зрения предоставляемых льгот, общаюсь с представителями малого и среднего бизнеса. Что происходит? Почему нет роста? Почему мы видим даже уменьшение количества бизнесменов по некоторым направлениям? Ответы разные, в том числе и стандартные – высокие налоги, огромная переписка, сложная отчётность, административное и моральное давление, большая ответственность перед коллективами, которые трудятся, – пусть небольшие, 5-10 человек, но это тоже есть.

Это и отсутствие традиций предпринимательства в нашем регионе. В силу разных причин в 1990-2000-е годы малый бизнес если не подавлялся, то и не поддерживался на нужном уровне. Всё это сформировало определённое представление о том, что малый бизнес не нужен, что он не даёт людям успеха, что очень трудно там работать. Весь этот комплекс вопросов, конечно, давит на того, кто хотел бы заняться малым бизнесом.

Статистика говорит о том, что 20 процентов населения хотели бы заниматься бизнесом, но по разным причинам не идут. Сегодня у нас в бизнесе меньше 10 процентов от числа жителей, проживающих в республике. Что сделать для того, чтобы эти 20 процентов заработали? На самом деле, в моём понимании, это главный капитал страны.

Люди, которые хотели бы работать в предпринимательстве и бизнесе, но не идут туда работать – это потерянное производство, невыпущенная продукция, нерешённые вопросы. Как сдвинуть этот капитал, как заставить или помочь работать – это, конечно, большая задача.

При этом мы иногда зацикливаемся, говорим только о малом бизнесе, о предпринимательстве. Мы понимаем, что человеку страшно выйти в рынок, остаться один на один с тем множеством проблем, о которых я уже сказал. От налогов, административного давления, нерешения земельных и имущественных вопросов и т.д. – от всего этого страшно становится человеку. «Я не пойду, я лучше где-то в офисе поработаю, но бизнесом заниматься не буду».

Мне кажется, что нам надо смотреть и другие формы организации работы тех, кто хотел бы заняться бизнесом. У нас почему-то практически ничего не говорят о кооперативном движении, кооперативах, когда три-семь человек, объединившись в кооператив, стараются совместными усилиями пробиться к решению промышленных, предпринимательских вопросов.

В мире и в Европе кооперативное движение развито очень сильно. Я по памяти приведу несколько цифр. В Европе существует порядка 250 тысяч кооперативов, в которых работают более 10 млн человек. И этот сектор экономики хорошо движется. В кооперативе человек чувствует себя хозяином предприятия, пусть даже маленького, в котором он работает, хозяином положения, потому что от него зависит благосостояние этого предприятия. В кооперативе человек чувствует себя в коллективе: «нас несколько, и мы можем противостоять административному давлению, я не один, а нас пять-десять человек». А есть и громадные кооперативы, которые насчитывают по тысяче работающих, и собственность предприятия принадлежит этим людям. Это коллективная форма собственности.

Мы сейчас начинаем это обсуждать.

Буквально вчера у меня были коллеги и рассказывали о том, что по ряду направлений развивается кооперативное движение. Мне было приятно услышать о том, что формируется и создаётся кооператив с красивым названием «Башкирская пчела». Этот кооператив постарается максимально охватить наших пчеловодов, создать им условия для того, чтобы реализация шла хорошо, и даже разливать продукцию, если она соответствует качеству, в фирменные баночки, давать этикетки, рынки сбыта.

Всё это настраивает меня на позитивный лад. Ведь наш российский человек 70 лет жил при советской власти и привык к коллективной форме ответственности. Как бы ни ругали колхозы и другие формы коллективного вида хозяйств, люди работали. И мы из-под таких людей, которые хотели бы работать в коллективах, «выдернули табуретку», и они упали. Надо постараться помочь им с тем, чтобы, скооперировавшись в форме кооператива или народного предприятия, они попытались стать настоящими предпринимателями, производственниками в хорошем смысле слова.

Есть рецепт. Мы готовы помогать. Сейчас в республике мы стараемся формировать нормативную базу. У нас есть несколько регионов, которые неплохо продвинулись и у которых на самом деле получается. Не надо зацикливаться на крупном или маленьком предприятии, где только один предприниматель. В сельской местности можно создавать кооперативы. Ремесленники, врачи, переводчики, люди интеллектуального труда могут создавать кооперативы. Только этим надо заниматься. Нужно законодательство, которое мы будем формировать и продвигать.

Такого простого рецепта, как поднять, двигать и усиливать роль малого бизнеса, пока нет. Мы анализируем эту ситуацию, понимаем, что, сколько бы льгот ни давали – не растёт. Сколько ни «поливаем» малый бизнес хорошими преференциями, льготами, микрозаймами, финансированием, учёбой – не растёт такими темпами, которые нам нужны. Нам надо вытащить в хорошем смысле слова эти 20 процентов населения, которые хотят заниматься предпринимательством в эту деятельность через другие формы. Так я вижу решение этой проблемы.

Р. РАХИМОВ: Спасибо. У нас есть еще видеовопрос.

В. КАРИМОВ: У нас на территории Бурзянского района лесные площади арендуют такие крупные компании, как «Башлеспром» и «Селена». Лес они не перерабатывают, а просто продают его делянками. Вопрос такой. Весь лес и деньги уходят из района, а местные предприниматели не могут получить лес. Очередь в лесхозе продлилась до 9 тысяч человек и растянута на 35 лет.

Е. РОМАНОВ: Рустэм Закиевич, небольшая ремарка. Сегодня в Бурзянском районе прошло подписание соглашения о формировании туристического кластера. Вы стояли у истоков этого соглашения.

Р. ХАМИТОВ: Бурзянский район – очень красивый, благородный и по природе, и по людям, которые там живут. Я очень люблю бывать в Бурзянском районе. И раньше, когда трудился в природоохранном министерстве, часто там бывал. Там очень много заповедников. И при этом там же огромные возможности для того, чтобы заниматься лесным хозяйством.

Когда говорят о том, что очередь на получение бурзянского леса достигла 9 тысяч человек, это свидетельствует о том, что лес в Бурзяне хороший. У нас есть такая форма работы с населением: кому нужно строить дом, могут один раз получить 100-120 кубометров древесины. И все хотят получить бурзянскую.

Но это, наверное, невозможно. Поэтому очередь перенаправляется в другие районы, стараются искать новые стройматериалы. Но тема того, что доходы от лесного хозяйства уходят из района, актуальна.

Компания «Селена», которая арендовала леса, в том числе и в Бурзянском районе, в последнее время стабилизировала, нормализовала свою работу. Мы почти не имеем претензий к этому предприятию. Что касается «Башлеспрома», ситуация хуже. У них, к сожалению, в последнее время не очень получается работать: есть долги и по заработной плате, и по налогам. Самое главное – люди не вовлечены по-настоящему в экономическую жизнь там, где работает «Башлеспром».

Обращаясь к бурзянцам, понимаю, что рассчитывать только на лес нельзя. Уже было сказано, что туризм является одним из хороших вариантов развития территории. Я сравнительно недавно был в Каповой пещере, посмотрел, что мы можем сделать около территории заповедника «Шульган-таш». Видим, что потенциал колоссальный. Уже сейчас поток туристов превышает несколько десятков тысяч человек. В то же время принять, разместить их негде. Там нет даже простых бытовых удобств.

У нас созрела идея, чтобы организовать там серьёзный музейный комплекс «Шульган-таш» («Капова пещера»), связать это с нашим башкирским эпосом «Урал-батыр». Подумать, как цивилизованно организовать отдых людей. Доасфальтировать дорогу, которая у нас там, к сожалению, находится ещё не совсем в хорошем состоянии и т.д.

Мы этой работой займёмся, построим музей. Музей будет интересный. Он будет содержать макеты Каповой пещеры. Дело в том, что рисунки палеолита – а по разным оценкам их возраст от 16 тысяч до (по последним данным) 25-30 тысяч лет, учёные спорят и, в конце концов, истину выяснят – очень уязвимы. И когда там будет большой поток людей, они просто-напросто исчезнут, испортятся, пропадут. Поэтому часть пещеры будет восстановлена в этом музее в копии, и посетители смогут увидеть там всё, что есть в нашей Каповой пещере.

Там будет хорошая концертная площадка, гостиница. Там обязательно будет научная часть, которая будет заниматься исследованием. Я об этом рассказываю и уже представляю, как там будет хорошо и какой интересной будет туристическая поездка! Мне самому хочется сесть в машину и поехать смотреть эти красоты. Действительно, там просто замечательно. И таких мест у нас много.

Этот Бурзянский туристический кластер и кластер «Легенды Урала», который формируется на территории Белорецкого, Бурзянского, Абзелиловского районов, будут очень притягательными для всех туристов. Там природа хорошая, объекты, горнолыжный спорт, туризм, сплавы летом, санатории, дома отдыха. Там наши самые красивые озера. Этот кластер мы обязаны сформировать.

Очень хорошо, что туристическая индустрия, туристические предприниматели активно идут на формирование этого кластера: начинают создавать базы, формировать будущий образ большой и колоссальной туристической индустрии. Надеюсь, что движение будет. Федералы нам помогают. Наш туристический кластер «Легенды Урала» уже вошёл во всероссийскую программу и будет софинансироваться из федерального бюджета.

Так что обращаюсь к ребятам, к Вильдану Каримову: не только и не столько лес, а туризм, красоты, спорт, отдых, рекреация – это завтрашний день Бурзянского района.

Е. РОМАНОВ: Спасибо. Я напомню, уважаемые телезрители и радиослушатели, что продолжается телеэфир «Разговора с Главой Республики Башкортостан Рустэмом Хамитовым». Сегодня здесь, в нашей студии присутствуют общественные деятели, руководители предприятий, представители искусства и науки. Я предлагаю передать им микрофон. Эльшад Гумерович, Вы вроде бы бились за право задать свой вопрос.

Э. ТЕЛЯШЕВ: Я давно подготовил вопрос. Рустэм Закиевич, у нас республика традиционно славится своей наукой, серьёзным научным потенциалом. Список тех самых десятков республиканских, федеральных научно-исследовательских институтов за последние годы пополнили новые структуры – центр инжиниринга, центр коллективного доступа, центр прототипирования. Наши научные школы хорошо известны в России и за рубежом. У нас очень много разработок, технологий, оборудования, в том числе мирового уровня. Но, к сожалению, востребованность этих разработок у промышленности, особенно крупной, остаётся на сегодня пока недостаточной. Зачастую предприятия, заказчики отдают предпочтение зарубежным технологиям и оборудованию, несмотря на то, что у нас есть свои такого же уровня, а иногда и лучше. Что, на Ваш взгляд, является причиной этого? Что может сделать власть, чтобы как-то поправить ситуацию? Это очень болезненно для нас. Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Когда я слышу такого рода вопросы, ответы, конечно, напрашиваются резкие и острые. Безусловно, многое в этой ситуации зависит от первых лиц, руководителей крупных компаний, концернов, которые могли бы принимать решения в пользу наших, отечественных разработок.

У нас есть ряд корпораций, которые нацелены на то, чтобы работать с нашей наукой, учёными. Я бы отнёс к ним в том числе и компанию «Роснефть», которая создала в недрах «Башнефти» специальное подразделение по изучению того, что производится на территории Республики Башкортостан не только в промышленном, но и в научном плане. Уверен, что в ближайшее время произойдёт подхват этой большой компанией научных разработок наших вузов и исследовательских институтов.

Но таких примеров, на самом деле, не так много, как хотелось бы. Рынок значительно больше, чем только «Роснефть» и «Башнефть», другие нефтяные и газовые компании могли бы такого рода работу проводить.

Хотя справедливости ради могу сказать, что все «крупняки» поработали у нас и составили список того, что мы производим. Потребление нашей продукции выросло не на десятки процентов, а в разы. Это факт. Но база была очень низкой. Если они покупали условно два процента, а сейчас восемь процентов нашей продукции, то для нас это не спасение. Я привожу условные цифры. На самом деле по ряду направлений покупают много, но в целом нам хотелось бы, чтобы эта работа шла лучше.

Ещё проблема в том – и я считаю, что здесь уже надо фундаментально разбираться – что наука этими предприятиями не финансируется, не оказывается поддержка. Наверное, поэтому объём научных исследований в республике совершенно невелик. Вся наша фундаментальная и прикладная наука поработала в прошлом году в пределах 15-20 млрд рублей. Это совсем небольшие цифры.

Мы постоянно возвращаемся к опыту прежних лет. Думаю, что справедливо, потому что в части развития науки 30-40 лет назад делалось много. Тогда на предприятиях были научно-исследовательские лаборатории, заводские испытательные станции. Тогда были самые настоящие тесные связи научных коллективов с промышленным производством. Я сам, работая в науке, постоянно трудился на промышленных предприятиях, и мы там продвигали внедрение своих разработок. Кстати, часть из них до сих пор работает. У меня были представители компании «Транснефть», и я с удивлением узнал, что машинные агрегаты, которые мы делали 30 лет назад, до сих пор живы и работают на благо нашей страны. Это результат такой совместной деятельности.

Сегодня этого нет. Сегодня нет ни финансирования, ни софинансирования науки в достаточном объёме. Правительство Российской Федерации пыталось оживить эту деятельность, были даже выданы директивы государственным предприятиям – 10-15 процентов своих ресурсов направлять на развитие науки. Не сработало.

Конечно, проще покупать на Западе. Даже эта авторучка произведена в Японии. Это обычное перо, ничего здесь нет, шариковая авторучка. Надо было бы, наверное, производить у нас здесь. И пластик, из которого сделана эта ручка, уверен, с большой долей вероятности произведён, может быть, даже на наших башкирских предприятиях. Но наши предприятия отправляют на экспорт сотни тысяч тонн сырья в виде пластмасс, пластиков, химических соединений, а возвращается нам всё это готовой продукцией, в том числе и эта авторучка.

Конечно, это печально. В этом смысле последние два года тема импортозамещения набирает обороты. Я только радуюсь этому. Никто никакими санкциями нашу страну задушить не сможет. Это бесполезно. В то же время санкции действуют отрезвляюще на часть наших производственников, промышленников, производителей и оборудования, и конечной продукции. В этом смысле думаю, что ход, который набран с точки зрения импортозамещения, неостановим. Более того, помогая, поддерживая эти предприятия, мы, наверное, получим, в конце концов, и новое качество.

Знаю, что в институте, который Вы возглавляете, производится и научная, и практически используемая продукция – абсолютно конкурентоспособная и по многим параметрам, превосходящая западные аналоги. Но пробиться на этот рынок страшно тяжело. Порой приходится использовать и административные ресурсы, и ругаться или, наоборот, упрашивать. Конечно, всё это отвлекает от созидательной работы, но это факт.

В том, что плохо используется наша продукция, есть ещё и определённая вина тех, кто её производит. Мы знаем, что иногда и даже чаще всего зарубежная продукция более качественная. Не только эти авторучки. У нас и лёгкая промышленность поотстала, и станкостроение, и оборудование, и медицинская техника.

Хотя, говоря о медицинской технике, в этом году мы заявились на покупку отечественного томографа, полностью разработанного и изготовленного здесь, у нас в Российской Федерации. Томограф – это суперсложная машина, но за два года импортозамещения её сделали.

Зная, что у нас производится самая сложная техника – авиационные двигатели, машинное оборудование, в том числе для нефтяной промышленности, понимая, как тяжело разработать и создать эту технику, верю, что импортозамещение победит в разумном смысле. Мы не можем полностью отказаться от импорта. Но доля наших товаров будет расти. И ручки будут нашими, в том числе республиканскими. Я бы очень этого хотел.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо большое за ответ. Напомню нашим телезрителям, что в эфире – прямая линия с Главой Республики Башкортостан Рустэмом Хамитовым. У всех жителей республики есть возможность задать свой вопрос руководителю региона. Наш номер многоканального телефона: 8-800-550-95-07. Кроме этого, открыты и страницы в социальных сетях. Вопросы модерирует журналист Владимир Безпалько. Сейчас мы с ним свяжемся. Владимир, Вам слово. Что пишут в социальных сетях?

В. БЕЗПАЛЬКО: Добрый вечер, коллеги! Добрый вечер, Рустэм Закиевич! Сразу скажу, что вопросы ещё продолжают поступать, и значительная их часть пришла через соцсети, и мессенджеры. Это стало новшеством для тех, кто хочет пообщаться с Рустэмом Хамитовым. Раньше такой возможности у участников прямых линий не было.

Итак, чем интересуются пользователи интернета? Тут картина не сильно отличается от общей, но, тем не менее, напомню главные темы. Чаще всего спрашивают о ЖКХ, дорогах и строительстве, потом о медицине и социальной защите. Замыкают тройку главных тем, за которые особенно переживают люди, образование и экология.

Лидирует по количеству поступивших вопросов Уфа и её пригороды, далее по списку идут крупные города региона – Стерлитамак, Салават и Ишимбай. Жители районов менее активны в социальных сетях. Что касается анкетных данных, то наиболее активные участники прямой линии – это женщины. Теперь мы точно знаем, кто постоянно сидит в интернете.

Возраст людей, приславших вопросы через соцсети, абсолютно разный, от 12 до 70 лет. Я полагал, что это будет в основном молодёжь, но ошибался. Саму прямую линию можно с уверенностью назвать «горячей», операторы работают непрерывно, так как вопросы Рустэму Хамитову продолжают поступать и сейчас.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Владимир, мы не успеем ответить на все вопросы, на очереди ещё и телефонные звонки. Рустэм Закиевич, предлагаю сейчас отобрать буквально два вопроса из соцсетей. Владимир, какие вопросы наиболее актуальны? Озвучьте их нам, пожалуйста.

В. БЕЗПАЛЬКО: Давайте я зачитаю. 36-летнюю Зилю из Уфы интересует вопрос ЭКО по медицинскому полису. Она пишет, что стоит в очереди с декабря 2016 года. На 2017 год было выделено 1 500 квот на эту процедуру по полису. И Зиля не попадает в список тех, кто получит эту квоту. Таких, как она – около 370 человек. Зиля спрашивает, когда этот вопрос решится?

И ещё одно обращение. Долгие годы муниципалитеты не имели возможности навести порядок в сфере пассажирских перевозок в связи с отсутствием федерального закона. Со вступлением в силу нового закона должны начаться положительные изменения. Как Вы считаете, что нужно предпринять для наведения порядка на рынке перевозок? Спрашивает Воробьева Людмила из Уфы.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Владимир.

Р. ХАМИТОВ: Конечно, социальные сети сегодня – это новая реальность. И мы знаем, что в социальных сетях уже фактически живут сотни тысяч людей. Всё, что происходит в окружающем нас мире, находит своё отражение в социальных сетях. Я иногда, редко заглядываю, читаю в том числе новости про себя. Прочитал о том, что позавчера я почему-то должен был уйти в отставку. Конечно, фантазия у наших коллег работает порой достаточно обширно. Это шутка. На самом деле, я продолжаю работать. Меня избрали на пять лет, в этом плане у меня всё понятно и ясно.

На самом деле, конечно, поднимается много злободневных тем и правильных вопросов. В том числе в части процедур ЭКО для тех семейных пар, которые по тем или иным причинам не могут родить ребёнка. В этом году в республике будет проведено 1,5 тысячи таких процедур в наших больницах и перинатальных центрах.

Могу для сравнения сказать, что несколько лет назад эти цифры были 150-200, а сейчас 1,5 тысячи. Идём на финансирование этой процедуры, потому что нам нужны дети.

Мы видим, что в прошлом году рождаемость в республике сильно упала. Для нас это было, с одной стороны, неприятным явлением, но с другой стороны, понятно, потому что эти демографические волны присутствуют, и никуда от этого не денешься. Но нельзя сдаваться, и надо стараться, чтобы дети у нас появлялись. Эта процедура ЭКО, надеюсь, позволит нам увеличить количество рождений.

Не все, вставшие в очередь в 2016 году, к сожалению, могут получить право на эту процедуру в 2017 году. Но это обязательно произойдет в 2018 году, потому что мы не намерены снижать объём этих процедур в обозримом будущем. Зиле я говорю следующее: если не в этом году, то в следующем вы обязательно получите право и финансирование на то, чтобы пройти эту процедуру.

Вопрос транспорта. Сложнейший, запутанный, порой коррумпированный вопрос, из которого достаточно сложно найти выход. Но весь мир идёт по одному пути – нормальная работа городского транспорта. Это сразу снимает проблему пробок, вопросы «толкучек» на наших улицах.

Пока в силу разных причин в наших городах по-разному идёт обеспечение и решение транспортных вопросов. Например, два города рядом, соседи – Учалы и Белорецк. В Учалах – хорошо: автобусы работают, «Башавтотранс» работает, всё нормально. В Белорецке – драки, разборки, конфликты, письма, жалобы, работает транспорт плохо. Начинаем разбираться. Исторически так сложилось, что, когда всё разваливалось, еще 15-20 лет тому назад, «Башавтотранс» бросил работу в Белорецке, потому что не поддерживали местные власти, и, наоборот, поддерживали в Учалах. В Учалах как было неплохо, так и осталось, а в Белорецке как было плохо, так пока и не улучшается.

Уфа, уфимский транспорт – это тоже сложная для нас тема. Мы уже сегодня много говорили об уфимской власти. Но повторяю, что решение транспортной темы в Уфе – может быть, даже главный приоритет. Благоустройство, чистота, порядок – это всё важно. Но без решения транспортной проблемы мы вперёд не двинемся.

Сегодня я вспоминаю 2010 год, когда приехал работать в Уфу после московского перерыва, и сейчас – это две большие разницы.

Пробки стали большими, непроездными, люди по час-полтора не могут добраться на работу. При этом каких-то глобальных предложений мэрия нам пока не вносит.

По своей республиканской инициативе мы реализовали проект «Затонский мост» – получилось хорошо. Там, где были часовые пробки, сегодня можно проехать, даже не замечая. Если я не прав, поправьте. Обращаюсь к нашим зрителям. Но, проезжая через этот мост, вижу, что там пробок нет.

Опять же два-три года назад получил письмо по Тимашевскому переезду, дал поручение. Спроектировали и приступили к строительству Тимашевского путепровода. Это старинная история. 60 с лишним лет нашим заводам, и 60 с лишним лет не строился этот переезд. Ни одна власть – ни советская, ни постсоветская – не справилась с этой задачей. Мы начали эту стройку, и я уверен, что в 2019 году на Тимашевском переезде у нас тоже всё будет нормально. Там ведь ещё на погост, в последний путь людей провожают, везут через эти пробки, ямы, колдобины. Конечно, это просто не по-человечески. Обязательно эту развязку построим.

Думаем сегодня о том, чтобы построить мост в створе улицы Интернациональной. Саму эту улицу довести до ума и построить мост, чтобы из Орджоникидзевского и Калининского районов наши жители могли выезжать напрямую на М7, минуя проспект Октября и Затонский мост.

Одним словом, проектов много, деньги пока есть. Не боюсь сглазить, мы запланировали средства на эти крупные объекты, но это то, что касается республиканских денег.

Городская власть обязана начинать заниматься городским транспортом по-настоящему. Все эти «левые» компании, перестрелки, драки, конфликты надо немедленно прекращать. Надо цивилизованно решать проблему пассажирского транспорта в Уфе. Все эти старые колымаги, которые порой выходят на маршрут, неопрятного вида водители, которые еще, к сожалению, встречаются за рулём – это всё должно уйти в прошлое.

Но должны проявить волю и характер городские власти. Мне не хочется думать, что кто-то из городских властей не решает этот вопрос, потому что совместно действует в этом транспортном бизнесе. Мне не хочется так думать, Но я пока не вижу подвижек.

Электротранспорт, метробусы, автобусы большой вместимости, выделенные линии, однотипный транспорт – это всё в компетенции мэрии. Мы в этом году помогли, купили больше 100 автобусов с газовым топливом, с маленькими выбросами. Они сегодня ходят по Уфе. Но уфимская власть должна этим заниматься.

Е. РОМАНОВ: Спасибо. Как было сказано, самые активные – это уфимцы. Вопросы поступают не только в интернете. Знаю, что Екатерина Тимиряева подготовила блиц. Рустэм Закиевич, по возможности будут короткие вопросы и лаконично, если это, конечно, допустимо, ответы.

Е. ТИМИРЯЕВА: Да напомню ещё раз, что наш мессенждер работает в WhatsApp, Viber и Telegram. Рустэм Закиевич, такой вопрос. Вы тоже говорили про транспорт. Известно ли, когда начнётся строительство второй очереди проспекта Салавата Юлаева в Уфе? Есть ли такие планы?

Р. ХАМИТОВ: Проектирование ведётся. Цена вопроса – 10 млрд рублей. Как только мы поймём, что справимся с такого рода финансированием, начнём эту работу. Пока на ближайший год начало этой работы не просматривается. Надеемся на то, что дорожный фонд будет наполняться, и эту работу будем вести.

Е. ТИМИРЯЕВА: Вопрос от Розы Сафуановой. Когда закончится строительство обещанного спортивного комплекса на стадионе «Строитель». Она отмечает, что сегодня, чтобы заниматься шорт-треком, дети вынуждены ездить из Уфы в микрорайон Шакша.

Р. ХАМИТОВ: Этот комплекс не маленький. Он суммарно стоит 1,25 млрд рублей.

Первая очередь, которая включает в себя в том числе ледовую арену и трибуны на 2 тысячи человек – это будет специализированный стадион для шорт-трека – мы сдадим в конце 2018 года.

Вторая очередь – бассейн и легкоатлетический зал – это, наверное, 2019–2020 годы, потому что там ещё нужно найти финансирование на эти объекты.

Е. ТИМИРЯЕВА: Как раз к 100-летию Республики Башкортостан.

Р. ХАМИТОВ: К 100-летию мы запустим шорт-трек. А дворец спорта в полном объёме – пусть это будет 102 года республики. Это было бы хорошо.

Е. ТИМИРЯЕВА: Рустэм Закиевич, сейчас активно обсуждается вопрос сноса «хрущёвок» в Москве. Уфимцы интересуются, есть ли такие планы по Уфе? Как Вы можете прокомментировать эту практику в целом?

Р. ХАМИТОВ: Знаете, ещё лет пять назад обсуждали с городскими властями насущные проблемы и я говорил: «А не замахнуться ли нам вообще на тему «хрущёвок»?».

Потому что я сам почти 20 лет прожил в «хрущёвке» на пятом этаже и знаю, что это такое. Дети у меня были маленькие: в одной руке – коляска, в другой – ребёнок, и с пятого этажа сначала вниз, потом наверх. Гости пожилые не могли подняться. В общем, все радости «хрущёвок» я знаю очень хорошо: и теплоизоляция, и шумоизоляция, и крыша была плохая. Всё было.

На самом деле, конечно, вопрос назрел. Но решить его – страшно дорого. Думаю, что потихоньку-полегоньку начинать тему сноса древних пятиэтажек  конца 1950-х – начала 1960-х годов нужно и можно. У нас бывают гости, говорят: «Покажите Уфу». Мы едем по проспекту Октября: «Ну да, да» – и всё, никаких эмоций. Привозим в центральную часть города – здесь нравится. Здесь и старина, и памятники, панорама, и виды. Поэтому всё-таки к этой теме надо подступаться.

Поддерживаю, что нужно «хрущёвки» сносить. Поддерживаю, что наши жители заслуживают хорошего, комфортабельного, современного жилья, оборудованного лифтами, пандусами для инвалидов и всем необходимым набором для комфортной, хорошей жизни.

Если проявим характер и определённую смелость, может быть, даже и посмотрим по паре-тройке объектов. А потом, глядишь, начнёт колесо крутиться, и какой-то масштаб эта программа приобретёт. Хорошо, если бы нас поддержали федералы, как поддерживают в сносе аварийного и ветхого жилья. Тоже очень сложная тема, но она решается. Вопрос «хрущёвок», думаю, тоже решится.

Г. КУЛЬСАНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич! Давайте с городских тем перейдём к сельским. У нас очень много вопросов из южных районов республики. Большая часть из них касается развития агропромышленного комплекса. Это видеовопрос, давайте посмотрим.

И. ЮЛДЫБАЕВ: Беҙҙең яҡта ете йыл рәттән ҡоролоҡ килә. Быйылғы йылда КФХ, СПК-ларға субсидия бирелмәне. Ошо субсидияны алыр өсөн ярҙам итһәгеҙсе тип һорайым. Эшегеҙҙә уңыштар теләйем. Һау булығыҙ!

Г. КУЛЬСАНБАЕВА: Спасибо большое! Я поясню для наших зрителей. Жители Куюргазинского района обеспокоены тем, что ежегодно южные районы страдают из-за засухи. И просят рассмотреть вопрос субсидий для сельхозпредприятий. Һүҙ Һеҙгә, Рөстәм Зәки улы.

Р. ХАМИТОВ: Мин русса яуап бирәм. Я отвечу по-русски, чтобы всем было понятно.

Хочу сказать, что субсидии в сельском хозяйстве, начиная с 2017 года, получают только те предприятия и предприниматели, которые не имеют долгов по налогам. В январе мы изучили эту ситуацию, увидели, что более половины сельхозпредприятий имеют долги по налогам. Нам казалось, что только эта половина и получит субсидии.

Но наши предприятия поработали, нашли деньги, заплатили налоги, штрафы – для них, может быть, приличные суммы. На сегодняшний день мы видим, что абсолютное большинство наших агропромышленных предприятий избавились от налоговых долгов. Это говорит только о том, что если надо, то находят вариант и решение этих проблем.

Но, к сожалению, по разным причинам всё-таки тем, кто не успел до 1 апреля – а мы продляли эти сроки, сначала было 1 января, потом 1 февраля, 1 марта, 1 апреля, – мы по формальным признакам вынуждены отказывать в предоставлении субсидий. Есть ряд предприятий, которые не заплатили налоги. И при этом есть предприятия, у которых недоимка, долг составляет 30 копеек, 2 рубля или 16 рублей. То есть не отработали с налоговой такие мизерные суммы.

Если в Куюргазинском районе работа по выплате налогов завершена вовремя, то, конечно, все получат поддержку.

Для нас сельское хозяйство – слишком ответственная и важная зона работы, чтобы мы могли смотреть спустя рукава за тем, что там происходит. Для нас чрезвычайно важно самочувствие сельчан. Это просто-напросто зона постоянного внимания.

Мы знаем и понимаем, что в ближайшие годы поддержка будет осуществляться на хорошем уровне. Она и сейчас осуществляется на хорошем уровне. В этом году суммарно более 4 млрд рублей будет направлено в виде субсидий из федерального и республиканского бюджета. Плюс кредитование, льготное кредитование. Мы всё это знаем. Проблемы знаем, занимаемся.

Надеюсь, что и Ваше хозяйство – обращаюсь к тем, кто задаёт вопросы – всё-таки сможет получить субсидии, хороший урожай  порадовать и нас своей хорошей работой.

Е. РОМАНОВ: Спасибо! Я напоминаю, что продолжается разговор с Главой республики в прямом эфире Башкирского спутникового телевидения, «Россия-Башкортостан», «РБК-Уфа» и «Вся Уфа», а также радиостанции «Спутник FM» и «Радио России» Звоните: 8-800-550-95-07. Сейчас мы снова готовы связаться с call-центром. Там работает наш корреспондент Альбина Хайруллина. Альбина, тебе слово.

А. ХАЙРУЛЛИНА: Коллеги, как вы видите, у нас в call-центре сегодня работают сразу 10 операторов. Не совру, если скажу, что ни у одного из них не было ни секунды свободного времени с начала прямого эфира. Каждый из операторов принял не менее 20 звонков, а то и больше. Вот такая арифметика.

Звонит вся республика и не только. Поступали обращения из Москвы, Санкт-Петербурга, Челябинска, Курганской области и даже Казахстана, где прямо сейчас тоже смотрят «Разговор с Главой нашей республики».

Вкратце пробегусь по звонкам последнего часа. Сразу несколько обращений из Стерлитамака. Они касаются невыдачи детского молочного питания. Просят Главу республики навести порядок.

Жители Бердагулово, что в Белорецком районе, жалуются на перебои с мобильной связью. Говорят, не столько хочется поговорить по телефону, сколько пугает надвигающееся половодье, а без связи предупредить людей будет сложно.

Тревожный звонок из города Сибая. Мало того, что обслуживают в больницах не так, как следует, так ещё и в медкарты пациентов вклеивают чужие анализы.

Жители Межгорья обращаются к Рустэму Закиевичу с просьбой разобраться с управляющими компаниями. Говорят, путаница в квитанциях.

Необычная просьба поступает из самого тепличного района республики – Туймазинского. Спрашивают, когда же на прилавках появятся турецкие помидоры, потому как местные стоят слишком дорого. Почему-то просят в этом разобраться опять же Главу республики.

Мой коллега Владимир Безпалько отмечал, что больше всего звонков по интернету поступают от женщин. В принципе, что касается звонков, ситуация та же. Мужчины тоже не отмалчиваются. Мы держим звонок многодетного папы из Уфы. Надеюсь, сложностей со связью больше не будет. Добрый вечер! Вы в прямом эфире.

Р. ГАТИАТУЛЛИН: Добрый вечер! Меня зовут Рафкат Гатиатуллин. Я отец четверых детей. Двое младших у меня ходят в детский сад. Меня очень беспокоит отмена льгот многодетным семьям. Говорят, что эта отмена временна. Но из-за этой бюрократической волокиты мы не можем вовремя получить справки. Минобразования принимает справки от льготников до 1 мая. Нельзя ли упростить эту систему? Рустэм Закиевич, прошу Вас объяснить ситуацию с отменой льгот для многодетных семей. Спасибо!

Р. ХАМИТОВ: Спасибо Вам большое! Во-первых, спасибо за то, что у вас четверо детей. Побольше бы нам таких отцов и семей, и у нас с демографией всё было бы хорошо.

Что касается льгот. Многодетные семьи будут получать дотации, субсидии, помощь. Здесь никакого снижения социальной поддержки не ожидается.

Что касается бюрократических процедур, сбора справок, в этом мы чемпионы. И раньше так было, и сегодня так есть. Перестраховываются, собирают справки. К сожалению, очень маленький срок устанавливают для сбора справок. Уверен, что Правительство республики в полном составе смотрит нашу прямую линию.

Обращаюсь к министру образования и прошу: если есть какие-то проблемы, связанные с тем, что люди не успевают в установленные сроки принести эти справки, получить их, перенесите, пожалуйста, эти сроки на попозже. Давайте так: не 1 мая, а 1 июля сделаем крайний срок для предоставления такого рода справок. Надеюсь, что все наши многодетные семьи уложатся в эти сроки.

Продолжая тему льгот. Мы сейчас стараемся выходить на следующий вариант: льготы давать тем, кто в них нуждается. У нас есть вполне обеспеченные семьи, которые тоже не прочь получить льготы. Я их понимаю – деньги лишними не бывают. Есть у нас совсем обездоленные люди, которым очень тяжело выживать в рыночных отношениях. Для них в первую очередь представляется та помощь, о которой мы сегодня говорим.

Поэтому помощь будет адресной. Она будет оказываться тем, кто в ней нуждается. А уж часть тех, кто живёт неплохо, льготы эти получать не будет. Надеюсь, вы понимаете, что в таком походе заключается справедливость.

Я недавно смотрел цифры: социальная поддержка в доходе наших россиян сегодня составляет почти 20 процентов. А в советское время эта цифра не достигала 15 процентов. То есть сегодня государство много помогает. Но при этом те, кто нуждается в помощи, как раз и не получают её в том объеме, в котором нужно, и продолжают жить плохо. Поэтому, конечно, мы стараемся помогать тем, кто в этой помощи нуждается. Вот здесь идёт пересмотр принципов. Эту работу мы будем проводить и дальше.

Помощь должен получать тот, кому плохо, кто не может самостоятельно выживать в этой рыночной экономике, и те, кто не может получить помощь из других источников. Есть одинокие семьи, инвалиды, другие категории людей, которым очень тяжко. Я так отвечу на этот вопрос.

Е. РОМАНОВ: Спасибо! Сейчас, Рустэм Закиевич, позвольте вновь обратиться к нашим общественным деятелям.

О. ГАЛИН: Здравствуйте, уважаемый Рустэм Закиевич! Я, Галин Олег Сергеевич, председатель Общественной наблюдательной комиссии Республики Башкортостан по защите прав граждан в местах принудительного содержания, председатель комиссии Общественной палаты республики по вопросам законодательства.

Прежде, позвольте, поблагодарить Вас за такой формат встречи – непринуждённый, за круглым столом. Поблагодарить Вас за Вашу открытость. Не только на этом мероприятии, а вообще за открытость нашего сегодняшнего Правительства, Вашу личную открытость. Если раньше у нас был монолог власти, то сегодня мы реально видим диалог. Общественная палата является важнейшим механизмом той площадки, через которую обычные граждане могут обратиться и в Правительство, и к Вам напрямую. Могу констатировать факт, что в принципе все услышаны и Вами, и членами нашего Правительства.

У меня на сегодня такой насущный вопрос. У нас в Республике Башкортостан в 22 исправительных учреждениях отбывают наказание порядка 15 тысяч осуждённых граждан. Это огромное количество людей, которые являются неотъемлемой частью нашего общества. Заботит то, что на сегодня в местах принудительного содержания находятся люди репродуктивного возраста от 25 до 50 лет. Их 70 процентов.

Более того, пошла очень плохая тенденция, что в основном среди так называемых молодых «сидельцев» процветает рецидив, совершаются рецидивные преступления. Почему они совершаются? Потому что люди, выйдя на свободу, не могут найти себя в нашем обществе, устроиться на работу, документироваться и т.д. Вы сами знаете, как в обществе относятся к осуждённым гражданам. В связи со всем этим они вынуждены совершать новые преступления, новый рецидив и опять-таки уходить в места принудительного содержания.

Мы озадачились этим вопросом в нашей комиссии и совместно с Общественной палатой два года назад, 26 марта 2015 года провели Межведомственное заседание с учреждениями, министерствами, ведомствами республики по рассмотрению вопроса создания в Республике Башкортостан реабилитационного центра для освобождающихся граждан. Создание данного центра, во-первых, позволит документировать человека, который вышел на свободу и не знает, куда ему деваться, что ему делать, позволит предоставить ему жильё, медицинское обследование и т.д. То есть уберечь человека от совершения нового преступления, а значит, уберечь наших законопослушных граждан от опасности, от криминальных элементов.

Знаю, что в Красноярском крае действует такой центр. За этот год на 4,5 процента снизилось количество рецидива, то есть порядка 6 тысяч человек не вернулись в места принудительного содержания, а значит, не совершили преступлений в отношении обычных граждан. Мы направили резолюцию Премьер-министру нашей республики Рустэму Марданову ещё год назад. На сегодняшний день вопрос не решён. Хотел бы узнать Ваше мнение. Как Вы лично относитесь к этой проблеме? Можем ли мы рассчитывать на то, что будет принято волевое решение о создании такого центра? Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Спасибо. Понятно, что я поддерживаю Вас в необходимости создания такого реабилитационного центра. Более того, скажу, что я эту тему знаю. Совершенно недавно, проезжая мимо такого значительного скопления людей, остановился и спросил, что здесь происходит. Люди выходят для того, чтобы наняться на дневную работу. Вы знаете, где это – на бульваре Ибрагимова. Молодой парень, симпатичный, уверенный в себе: «Почему Вы здесь?» – «Вышел из мест лишения свободы». – «Почему не работаете?» – «Не берут на работу». – «Какая у Вас есть специальность?». – «Токарь». Мы записали его координаты. Он, кстати, сейчас трудоустроился на работу. По крайней мере, мне так служба занятости сообщила. Я сейчас хочу проверить, работает ли он, получилось ли у него.

В данном случае человек, что называется, вытащил счастливый лотерейный билет. Но, окружив меня, люди говорили о том, что, действительно, тем, кто вышел из мест лишения свободы, очень тяжко устроиться на работу. Им не верят, считают, что они будут продолжать такой образ жизни. Поэтому я поддерживаю эту тему. Считаю, что центр нужен. Мы обязательно проработаем и подумаем, как его сделать современным, правильным и, главное, работающим. Спасибо за вопрос.

Е. РОМАНОВ: Спасибо. И ещё один вопрос от общественников. Уважаемые модераторы, подходите с микрофонами.

В. ГАГИН: Рустэм Закиевич, дорогие друзья, добрый день. Гагин Валериан Валентинович, Центр современного искусства «Облака». Раз выпала такая честь, буду верен себе. Приглашаю всех на наш замечательный новый проект мультимедийной галереи – проект «Симбиоз», посвящённый современному искусству, связанному с пчёлами.

Вопрос следующий. Вы говорили о необходимости развития человеческого капитала и эффективности этого. Считается, что современное искусство – один из лучших способов стимулировать рост креативности, творчества. Скажите, пожалуйста, Рустэм Закиевич, не планирует ли республика увеличить поддержку проектов в сфере современного искусства какими-нибудь интересными и очень эффективными способами типа венчурных фондов?

Р. ХАМИТОВ: Вы, конечно же, задаёте абсолютно правильный посыл. У меня ответ в этой части только один: мы поддерживали и будем поддерживать искусство во всех его проявлениях, направлениях, в том числе современное. Планируем открыть галерею современного искусства. Думаем, у нас будут и другие проекты.

В этом году будет работать уже полюбившийся уфимцам и жителям республики проект «Арт-Уфа». Там будет широко и масштабно представлено современное искусство.

В целом, конечно, мы всегда говорим о ресурсах и финансах. Это одна из опор государства и субъектов Федерации – производство, финансы, деньги, бюджет. Но есть не менее, а может быть, даже более важная составляющая устойчивости нашего общества – это моральные ценности, общественная мораль, которая складывается в том числе из того, как человек относится к культуре, искусству. И эта мораль, безусловно, ещё должна подкрепляться и справедливостью, и цивилизованностью. А цивилизованность – это как раз и здравоохранение, и образование, и наука, и культура, прежде всего.

Мне, вообще говоря, в последнее время не стыдно за нашу республику. У нас проходят хорошие, крупные культурные события. Вчера я был на концерте нашего выдающегося российского исполнителя-пианиста. Борис Вадимович Березовский остался очень доволен и нашей публикой, и нашим залом, и инструментом, и всем, что сопровождало его выступление в Уфе. Я пригласил его на Фольклориаду, которая будет в Уфе в 2020 году.

На Всемирную Фольклориаду 65-70 стран мира пришлют к нам свои творческие народные коллективы. И всё у нас две недели будет петь, плясать и производить культурный фурор на всём пространстве нашей республики. Выдающийся музыкант заинтересовался этим проектом, сказал, что обязательно включит в свой график это уфимское событие, а график у него расписан на годы вперёд.

Наши open-air’ы (концерты на открытом воздухе), наши конкурсы – и «Баик», и башкирской песни, и песни других народов – это всё составляющие нашей духовной жизни. Для нас это чрезвычайно важно. У нас ещё очень тонкий слой цивилизованности в этом плане. Мы порой жестоки, конфликтны, противоречивы и потому, что культура у нас стоит ещё на таких тоненьких, порой слабеньких ножках.

Знаю, что, тем не менее, хорошие, серьёзные подвижки есть. Мы сегодня с коллегами, присутствующими здесь в зале, говорили о том, что кинематограф набирает обороты неплохо. У нас живописцы работают хорошо. У нас есть хорошие залы, концертная деятельность, симфонические оркестры. Театр оперы и балета котируется очень здорово. Театры драматические – и башкирский, и русский, и татарский. И самодеятельные театры растут. Поэтому, понимаете, к чему я клоню. Для меня поддержка культуры является одним из главных приоритетов.

Мы хорошо поддерживаем спорт. У нас есть дорогие, мощные профессиональные команды, которые то радуют нас, то не радуют, то выигрывают, то проигрывают. Но в целом пока на позитиве, надеюсь, и в дальнейшем так будет. А культура в этой части недофинансирована. Но внимания к ней всё больше и больше. И это будет идти по нарастающей.

Без культуры завтрашнего дня не будет. Без этой цивилизованности общества мы не сможем продвинуться вперёд ни в одном вопросе – ни в информационных технологиях, ни в промышленном производстве, ни в науке.

Вот сегодня Эльшад Гумерович Теляшев задавал вопрос, а ведь мало кто знает, что он является организатором одного из таких крупных направлений, как клубы самодеятельной песни. У него в институте проходят колоссальные, всероссийского уровня фестивали, выступают там замечательные исполнители, которых мы все знаем. На своём рабочем месте доктор химических наук, профессор, который формально не имеет отношения к культуре, создал этот очаг, этот магнит, который притягивает сотни и тысячи людей и, собственно говоря, очень доволен. Даже думаю, что радуется успехам этого клуба самодеятельной песни больше, чем своим научным достижениям. Так?

Поэтому желание участвовать в культуре нужно поощрять, поддерживать всеми способами – и моральными, и финансовыми. Заработали гранты Главы республики. В этом году не обошлось без скандала. Дело в том, что один из соискателей упорно обращается в антимонопольную службу, в суды, считая процедуру присуждения этих грантов неправильной, непрозрачной. Это его право. И в части вопросов его антимонопольная служба поддерживает. Я не к этому.

Я к тому, что заработала система грантов Главы республики, появились новые хорошие художественные произведения, новые книги, новые картины, новые фильмы, новые постановки. И это всё ещё и пропагандирует нашу республику, открывает нашу республику для тысяч людей, которые, может быть, не слышали о нас – и в стране, и за рубежом. Моё внутреннее убеждение и мои реальные действия будут направлены на то, чтобы постоянно в большом объёме поддерживать культуру Республики Башкортостан. Я от этого не отступлю. Спасибо.

Е. РОМАНОВ: Вернёмся к столичным вопросам. Екатерина, тебе слово.

Е. ТИМИРЯЕВА: Спасибо. Один из самых сложных – вопрос обманутых дольщиков. Поступило десятки таких сообщений. Мы знаем, что Башкортостан – это единственный регион в России, где сегодня оказывается помощь людям, пострадавшим от недобросовестных девелоперов. Конечно, принимаются меры, но вопросы пока, к сожалению, поступают. С 1 января заработали изменения на федеральном уровне, в федеральное законодательство внесены поправки. Теперь девелоперы, застройщики должны отправлять средства в компенсационный фонд. Как Вы считаете, это нововведение повлияет на республиканских дольщиков? Что делать тем, кто не подпадает под новый закон?

Р. ХАМИТОВ: Вообще говоря, новый закон ещё не заработал. А проблемой обманутых дольщиков – так будем говорить, хотя юридическое название этой темы совершенно другое – мы занимаемся постоянно. Я еженедельно контролирую, что происходит в этой части.

Могу сказать, что у нас сегодня по договорам долевого строительства в республике строится 482 дома. Я эту цифру хорошо знаю. Из этих 482 домов 28 – в зоне риска. Из этих 28 домов по 10 точно есть решения, их мы достроим чуть попозже. С нашей помощью эта стройка будет завершена. Ещё по 10 домам мы понимаем, как эту проблему решить, но механизмы и финансирование сейчас только ищутся. И по шести-семи, может быть, даже восьми домам ситуация сложная. Там и стройки не начаты. Просто мошенники, обманув людей, выманили деньги и скрылись.

Собственно говоря, мне очень жалко наших граждан. И я в очередной раз обращаюсь. Дорогие жители нашей республики! Пожалуйста, будьте осмотрительны, когда вы доверяете деньги, особенно в части долевого строительства! Потому что на этом рынке действуют мошенники. Надо быть предельно внимательными. Если сами не можете прочитать договор, пригласите знакомого юриста или более грамотного человека. Но не подписывайте бумаги.

Я недавно спрашивал у обманутых дольщиков: «Почему вы отдали деньги – 1,5 млн рублей?» – «Я верил». – «Ну, видите же, построил на земле, на которую нет разрешения на строительство. Человек с какой-то странной своей личной историей построил, кстати говоря, в Нижегородке у себя в огороде. Разве вы не видите?». – «Тут дешевле на 300 тысяч рублей, чем на рынке».

Нельзя поддаваться этим обманам. Я знаю, что 3,5 тысячи человек сегодня в такой сложной ситуации. Но мы единожды уже прошли этот круг. Круг, действительно, адский, потому что и нам досталось по-настоящему. Нам пришлось находить несколько миллиардов рублей для того, чтобы решить ту ситуацию, которая сложилась на 2010 год – а тогда тоже было около 4 тысяч обманутых дольщиков, и практически все они получили жильё.

Но несовершенство законов, мошенничество, обман наших дольщиков привели к тому, что появилось ещё около 3-3,5 тысячи человек, которые находятся в сложной ситуации. По 3 тысячам мы точно знаем, что решим этот вопрос. Но 500, даже меньше, человек 300 пока в самой сложной ситуации. Там работают правоохранительные органы, и я надеюсь, что если не вернут деньги, то хотя бы частично компенсируют за счёт тех мошенников. Хотя наверняка они уже эти деньги растратили или куда-то перевели.

Вы знаете, что в том числе с моей подачи было несколько судебных решений, и не один, не двое этих недобросовестных застройщиков отправились в места не столь отдалённые. И этот путь повторят некоторые из тех мошенников (я говорю об этом точно), которые наживаются на горе наших людей, когда последние деньги отдают, когда продают квартиры и отдают эти деньги в надежде, что получат новое жильё. А эти истории затягиваются на годы.

Вот такая ситуация, мы ею занимаемся. Есть ответственные люди, есть финансирование по части вопросов, как решить эту тему. И стерлитамаковцы, которые с пикетами приходят к Дому Правительства, я знаю эту тему, я вижу и вас в том числе, понимаю, как вам сложно и тяжело. Пожалуйста, наберитесь терпения, потому что завели в такой тупик, из которого, вообще говоря, правового выхода нет. Но мы стараемся его найти, и квартиры вы получите. Чуть попозже, может быть, даже существенно позже, но деньги ваши не пропадут. Спасибо.

Р. РАХИМОВ: Это «Разговор с Главой республики». Напомню, что смотреть нас можно в эфире четырёх телеканалов – это «Вся Уфа», БСТ, «Россия-Башкортостан», «РБК-Уфа», а также в эфире двух радиостанций – «Спутник FM» и «Радио России». Журналисты телеканалов собирали вопросы, и сейчас один из них прозвучит. Видеовопрос.

С. ХАЯФИНА: С присвоением статуса территории опережающего развития и реализации программ поддержки предпринимательства город Кумертау стал весьма привлекательным для инвесторов. Это шанс, который необходимо максимально использовать. На сегодняшний день существует ограничение об участии резидентов ТОР в городе Кумертау, привлечении именно микропредприятий, индивидуальных предприятий. Резидентам ТОР предъявляются требования, одним из которых является наличие статуса юридического лица. При этом индивидуальные предприниматели не рассматриваются как возможные претенденты в качестве резидентов ТОР. Если у предпринимателей есть возможность и желание открывать новые производства, вкладывать инвестиции, создавать новые рабочие места, необходимо дать им такую возможность, не нужно ограничивать. Поэтому необходимо всё-таки внести изменения и включить в перечень возможных претендентов в резиденты ТОР индивидуальных предпринимателей, в том числе работающих по упрощённой системе налогообложения. На недавно прошедшем в Сочи форуме на заседании Совета по развитию стратегических инициатив и приоритетным проектам Вы, Рустэм Закиевич, предложили уменьшить пороговое значение минимальных объёмов капитальных вложений резидентов ТОР. На самом деле это очень правильное предложение, мы подтверждаем его актуальность и просим добиться таких изменений.

Р. РАХИМОВ: Кстати, жители не только Кумертау, но и некоторых других городов надеются получить статус территорий опережающего развития. Как Вы прокомментируете?

Р. ХАМИТОВ: Может быть, не все наши телезрители знают, что такое территория опережающего развития. Это особый статус, который придаётся городам, чтобы создать экономическую жизнь путём снижения налоговых отчислений для предприятий, создания комфортных условий для бизнеса и т.д. Это искусственно созданные территории, куда должен прийти бизнес и, развиваясь, компенсировать те проблемы, которые имеются, в частности, в Кумертау. Там по-настоящему высокая безработица из-за того, что есть проблемы на ряде предприятий. Или в Белебее. Сегодня Учалы, Белорецк, Межгорье, Нефтекамск, Благовещенск претендуют на получение этого статуса – все наши хорошие, симпатичные города. Если получится, то будет приток предпринимателей.

Здесь звучала терминология, тоже, может быть, не всем понятная. Резиденты – это те, кто имеет право работать на этой территории и получать льготы. Для того чтобы получать эти льготы, надо зарегистрироваться как новое предприятие, выполняющее обязательства. То есть ты должен создать предприятие с инвестициями порядка 5 млн рублей, чтобы на нём работало не меньше 20 человек. Если ты выполняешь эти условия, то тебе дают налоговые льготы.

Я выступил с предложением, чтобы снизить этот порог. Чтобы инвестиции были 2,5 млн рублей, а число работающих на этих предприятиях – 10 человек. Чтобы малый предприниматель мог, создав такое предприятие, получить эти льготы. Правительство поддержало, услышало, готовится соответствующее постановление. Надеюсь, что в Кумертау и Белебее в ближайшее время появятся заявки уже и от малых предпринимателей.

Я хочу назвать нашим телезрителям и слушателям ещё одну цифру. У нас в республике примерно 120 тысяч малых предприятий. Мы эту тему уже довольно подробно обсуждали. Говорили о том, что если бы 20 процентов нашего населения участвовало в малом и среднем предпринимательстве, это было бы действительно замечательно. А 20 процентов от 2 млн рабочих рук, которые у нас есть –  нас 4 млн жителей, из них 1 млн пенсионеров, 1 млн школьников, детей, студентов и 2 млн рабочих рук – это уже 400 тысяч предпринимателей. Нам, конечно, в идеале надо бы удвоить, а то и утроить количество людей, занимающихся бизнесом, в том числе через кооперативы. Я об этом тоже говорил.

Если у нас заработает эта схема в Кумертау, Белебее, Белорецке, Учалах, Нефтекамске, то, конечно, мы получим рост малого бизнеса. А это новые налоги, новые рабочие места. И у нас будет решаться в том числе сложнейшая проблема миграции.

Чтобы все знали, порядка 150 тысяч человек из республики постоянно уезжает на заработки в другие края, в том числе на Север, в нефтяные регионы. Это было и раньше. Но для нас эта ситуация остаётся неправильной, некомфортной, я бы даже сказал, недопустимой.

Мы должны создавать рабочие места для наших граждан, которые работают на стороне. И в каком порой плохом состоянии люди возвращаются с этих заработков, с этих северных территорий – обмороженные, холодные, порой обобранные, потому что там тоже действуют мошенники и набирают через разные рекрутинговые агентства на несуществующие работы. Для наших людей нужно создавать рабочие места.

Мы понимаем, что большой бизнес, большое предприятие формировать тяжело. Но и здесь есть подвижки. Мы понимаем, что неплохо движется «Газпром нефтехим Салават». «Башнефть» собирается проводить большие работы по модернизации. Есть хорошие планы у «СИБУРа». Учалинский ГОК работает. Это супергиганты!

Но надо, чтобы заработал средний и малый бизнес. Инвестиции, о которых мы тоже сегодня немного поговорили, на сегодняшний день составляют в республике 360 млрд рублей. Это девятый результат в Российской Федерации. В то же время мы знаем, что в соседнем Татарстане эта цифра больше 400 млрд рублей. Значит, нам надо двигаться, догонять. И не столько в большом бизнесе, сколько в малом.

Если в Кумертау, Белебее, других малых городах появится эта деловая активность, если главы муниципалитетов станут грамотными, начитанными, имеющими базовые знания в части рыночной экономики, тогда экономика у нас начнёт по-настоящему подниматься. И с инвестициями у нас будет неплохо. Ведь этого тоже не было недавно. Всё только на эмоциях: «я – начальник, хозяин, что хочу, то и ворочу». Эти времена проходят, сейчас нужна финансовая грамотность.

В то же время надо привлекать и иностранные инвестиции. Мы неплохо сработали в 2016 году. У нас общий объём инвестиций по территории Республики Башкортостан составил суммарно более 1 млрд долларов. Два года назад это было 500 млн долларов. Рост есть. И дальше будем приглашать инвесторов.

У нас была сложная история с деревоперерабатывающим предприятием «Кроношпан». В силу разных причин эта история и экологически, и политически, и общественно разрослась. Людей начали пугать. На самом деле, сегодня это предприятие работает хорошо. Уже потребляет значительное количество древесины. Причём принимает и низкосортную и перестойную, совсем плохую древесину. Везут её с северо-востока, где есть проблемы по работе, из близлежащих регионов. Знаю, что Зилаир хочет везти древесину. Принимают её по хорошей цене. Люди начали работать.

Все вопросы, связанные якобы со страшным и негативным воздействием на окружающую среду, вымышленные. Никогда, ни при каких условиях я не соглашусь размещать на территории республики грязные производства. Никогда этого не будет! Поверьте, это точно. То, что происходило вокруг «Кроношпана» – это политика и конкурентная борьба. Потому что это предприятие в хорошем смысле перешло дорогу ряду плохо работающих лесопромышленников. И это своеобразная месть. Так что всё это мы понимаем. Над этим работаем.

Хочу сказать, что будут появляться современные предприятия с китайскими партнерами. Они, конечно, очень сложные, непростые переговорщики. Уговорить их на то, чтобы они тратили деньги здесь, в России, а не у себя, довольно сложно. Но, тем не менее, ряд проектов просматривается в сельском хозяйстве, горнодобывающей, химической, металлургической промышленности. Все жители Ишимбая ждут, когда начнётся реализация металлургического завода. Там должен быть привлечен китайский капитал. Надеемся, что найдём взаимопонимание.

Дело в том, что китайцы не всегда понимают наши экономические законы. А мы не можем подстроиться под их требования. И на этой границе искрит. Поэтому не идут деньги. Они есть. Есть, куда их вложить. Но очень тяжело синхронизировать банковское сообщество.

Это всё сложные темы. Может быть, я излишне детально об этом говорю. Но я хочу, чтобы наше население, граждане понимали: такого рода работа ведётся. Она ведётся постоянно.

Можно упрекать в том, что недостаточное количество инвестиций, что не так быстро растёт инвестиционный процесс. Но я считаю, что в рамках существующих сегодня возможностей мы всё-таки действуем и своевременно, и правильно. Об этом говорит и наше первое место в Приволжском федеральном округе по привлечению инвестиций в 2016 году. Этих позиций мы не собираемся уступать никому. Хотя у нас наши друзья-коллеги очень сильны во всех планах.

Е. РОМАНОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич! Темы вопросов экологии и экономии продолжит следующий видеовопрос из Дюртюлинского района.

А. КУЗНЕЦОВ: В Дюртюлинском районе на сегодняшний день складывается опасная экологическая ситуация. Единственный в районе полигон твёрдых бытовых отходов переполнен. Появляются стихийные свалки. Проект строительства полигона ТБО есть, но строительство за счёт районного бюджета не осилить. Просьба к руководителям республики оказать содействие в строительстве нового полигона ТБО, жизненно важного и необходимого для района.

Р. ХАМИТОВ: Я понял вопрос. Спасибо большое. Проблема переработки в простонародье мусора, который все мы производим, научно называемого твёрдыми бытовыми или твёрдыми коммунальными отходами, велика. 4 млн жителей республики ежегодно производят примерно 1 млн тонн этих отходов, которые надо захоранивать и утилизировать.

Если три-четыре года назад мы не могли найти желающих заняться решением этой проблемы, то сегодня мы просто изнываем от количества предложений по переработке твёрдых бытовых отходов. Их, прежде всего, интересуют Уфа, Стерлитамак, Салават, Ишимбай, Нефтекамск. В этой связи мы поищем вариант решения проблемы в Дюртюлях.

Надо, конечно, там строить полигон ТБО, в том числе с привлечением инвесторов. Потому что, ни для кого не секрет, что сегодня это очень хороший способ зарабатывания денег. И тариф за переработку отходов, и тариф за сбор неплохие. Об этом говорит повышенный интерес к тому, что происходит вокруг этой темы. Надеюсь, в ближайшее время найдём инвестора и вариант финансирования Дюртюлинского полигона бытовых отходов, как и в Нефтекамске, Уфе, Салавате. Таких проблем на территории республики достаточно много. Постараемся решить эту нашу извечную негативную проблематику.

А этот год – Год экологии и охраны окружающей среды. Мы достаточно много внимания уделяем этим вопросам. Не всё получается. Знаю, что продолжают поступать жалобы из северной части Уфы, прилегающей к нефтеперерабатывающим заводам. Там есть и запахи, и выбросы в атмосферу. И не только нефтепереработка в этом виновата. Там значительное количество малых предприятий, которые дикими и варварскими способами получают разного рода реагенты, химичат в плохом смысле этого слова. Есть темы и в Стерлитамаке, и в Салавате. Это всё пока ещё вечные темы. Будут устанавливаться системы мониторинга, монтироваться автоматизированные станции. Они в Уфе уже частично есть.

Тяжело бороться с природоохранными нарушителями: ночью выбросил и закрыл. И всё. А утром иди и ищи ветра в поле. Уже всё разнесло. Люди ночью проснулись от плохого запаха, начинают болеть. А утром уже и не найдешь того, кто это сделал. На каждую трубу автоматизированный датчик не поставишь. Но стараться это сделать нужно.

А предприятиям совесть надо иметь. Если нас слышит руководство этих опасных и сложных предприятий, пожалуйста, будьте благородными в этом вопросе.

Знайте, что каждый выброс с вашего предприятия – это то, что плохо сказывается на здоровье и самочувствии людей и ваших работников. Так что давайте общими усилиями будем эту ситуацию исправлять.

Автомобильный транспорт. Он растёт, ширится. В Уфе на сегодня 75-80 процентов выбросов в атмосферу – это автомобильный транспорт. Готовы ли мы сегодня отказаться от машин, не знаю. Это другая тема, сложная и глобальная.

Е. РОМАНОВ: Спасибо. Напоминаю, уважаемые телезрители, продолжается «Разговор с Главой Республики Башкортостан» в прямом эфире телеканалов БСТ, «Россия-Башкортостан», «РБК-Уфа», «Вся Уфа». Уже более двух часов длится наш разговор сегодня. Поступает огромное количество звонков, и я прошу тех, кто не услышал ответ на свой вопрос из уст Главы республики, не отчаиваться. Наши коллеги-журналисты обязательно реализуют их в своих новостных сюжетах.

Р. ХАМИТОВ: Со своей стороны хочу сказать, что все звонки, конечно же, будут обработаны, все просьбы будут учтены. Мы ещё не завершаем нашу встречу. Прозвучали вопросы и по детскому питанию, и по связи в Бердагулово, и по чужим анализам в Сибае. Всё это зафиксировано, и мы обязательно будем всё детально отрабатывать.

Уважаемые наши телезрители! Все министры, всё наше Правительство сейчас у телевизоров. Мы все внимательно будем обрабатывать ваши звонки, просьбы, справедливые требования. Надеюсь, общими усилиями мы наведём порядок.

Продолжая тему совместной работы. Для меня это очень важно. Не только общество и власть. Мы вместе. Власть ведь тоже составляющая часть общества. Вместе работая, мы сможем порядок наводить.

У нас хорошие программы работают по совместному финансированию благоустройства городов и сёл. Когда федеральный, республиканский, муниципальный бюджеты дают небольшие деньги, и люди сами дают деньги на то, чтобы где-то поправить дорогу, починить забор, разобраться с водопроводом, отремонтировать социальный объект. Эти программы заработали. И мы уже видим, что софинансирование со стороны людей составляет и пять, и 10 процентов. Есть посёлки, где 15-20 процентов. Это немало. Вам огромное спасибо за то, что вы слышите нас и самостоятельно стараетесь решить наболевшие годами вопросы. Только вместе мы сможем добиваться результатов. Одна власть ничего не сможет сделать. Это бесполезно.

Е. РОМАНОВ: «Разговор с Главой республики» продолжается в прямом эфире. Звоните нам: 8-800-550-95-07. Мне подсказывают, что есть телефонный звонок.

У. САГИТОВ: К Вам обращается Урал Сагитов из Баймака от родительского комитета школьного баскетбольного клуба «Шторм». Наш клуб – трёхкратный чемпион региональной баскетбольной лиги «КЭС-Баскет». Для роста юных спортсменов очень важно участие в различных соревнованиях по всей стране. Однако это подразумевает серьёзные финансовые вложения. К сожалению, родители не имеют возможность взять на себя все финансовые расходы. Мы обращаемся к Вам с просьбой помочь найти постоянного спонсора.

Р. ХАМИТОВ: Кто играет в команде? Парни или девчата?

У. САГИТОВ: Девушки.

Р. ХАМИТОВ: Раз девушки, будем помогать. Я знаю про вашу команду. Вы в «КЭС-Баскете» хорошо играете. Найдём вам спонсора, но при одном условии, что вы будете занимать не четвёртое-пятое, а первое или второе место. Договорились?

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Сейчас предлагаем принять ещё один видеовопрос, на этот раз из Караидельского района. Внимание на экран.

А. ПЛОТНИКОВ: Уважаемый Рустэм Закиевич, мы просим Вас рассмотреть вопрос увеличения штата рыбинспекторов, которые охраняют водоёмы от браконьеров. К сожалению, на пять районов у нас два рыбинспектора, которые не успевают охватить всю территорию.

Р. ХАМИТОВ: Знаю ещё по прошлой работе, что рыбинспекторов катастрофически не хватает. По памяти говорю, у нас их не больше 10-15 человек на огромную республику. При этом контроль осуществляют федеральные органы власти. Это даже не республиканская компетенция. Обратимся, попросим, попробуем, может быть, что-то и за счёт республики профинансировать.

Возникает вопрос, откуда у людей страсть к браконьерству, к нарушению законов? И не только в рыбном хозяйстве. Ежедневно утром читаю сводку МВД. Там часто пишут про незаконный отстрел лосей, косулей, птиц. Была страшная история, когда в Уфе стаю снегирей расстреляли из духового оружия. Просто страшно, неимоверная жестокость! Если бы есть было нечего, тогда было бы понятно. В древние времена люди добывали себе пропитание охотой. Но сейчас же есть, что кушать!

Есть понимание того, что животный мир сокращается. Если мы не будем его защищать, не будем помогать нашим меньшим братьям, то просто-напросто исчезнет живность. И кому от этого хорошо?

Постараемся найти ресурсы для того, чтобы увеличить количество рыбинспекторов или охотинспекторов. Но наши граждане тоже должны быть более ответственными и понимать, что, уничтожая и убивая животных, изводя животный мир, мы совершаем колоссальную ошибку. У всех есть дети и внуки. Надо думать о будущих поколениях. Сейчас у нас ещё есть возможность сохранить то, что нас окружает. А если все уничтожим, что это будет? Мир для роботов?

В Год экологии этими вопросами будет заниматься. Всё, что связано с жизнью, с продолжением жизни, будь то в лесу или в обществе людей, это всё должно поддерживаться. Будем это делать.

Е. РОМАНОВ: Спасибо большое, Рустэм Закиевич.

Р. ХАМИТОВ: У нас же есть общественники. Может быть, ещё кто-то хотел задать вопрос?

Л. ДАВЛЕТШИНА: Мин Баймаҡ районынан. Ҡатын-ҡыҙҙар советы рәйесе Луиза Ҡаһарман ҡыҙы Дәүләтшина булам. Я являюсь председателем женсовета. От имени всех женских общественных организаций хочу поблагодарить Вас, Рустэм Закиевич, за большую поддержку в сохранении семейных традиций. Семья – это самое главное в нашей многонациональной республике. Мы дружно живём и хотим, чтобы наши дети жили дружно, чтобы у нас был мир, благополучие, как у нас сегодня, и чтобы так было завтра.

Конечно мы, женщины, всегда обеспокоены тем, что наши дети читают, что они смотрят. Большое значение имеет, конечно, периодическая печать, которая сегодня у нас существует в республике. Я хочу поблагодарить за их работу. Но меня беспокоят их цены, особенно цены на районные газеты. Наши ребята получают информацию по районной газете. Не все, конечно, пользуются интернетом. Хотелось бы, конечно, чтобы Вы взяли этот вопрос под свой контроль. От женщин вот такая просьба. Огромное спасибо за то, что сегодня с нами встречаетесь.

Р. ХАМИТОВ: Во-первых, баймаковцы – молодцы. Вот сколько вопросов уже решают – и баскетбольная команда, и печать, и другие вопросы, наверняка, будут. Активные люди живут у нас в Зауралье, это очень хорошо. Люблю активных людей. С активными людьми работать намного интереснее.

Печать, безусловно, испытывает трудные времена. Сейчас идёт конкурентная борьба между электронными и печатными средствами массовой информации. Где-то печать проигрывает, это тоже факт, и от этого никуда не денешься. Если тиражи наших газет в доэлектронную эпоху составляли 100, 120, 150 тысяч экземпляров в день, то сейчас это редко 15 тысяч. То есть тиражи упали в 10 раз.

Конечно, надо помогать нашим газетам. Мы и так помогаем, фактически содержим всю нашу местную печать. Стараемся подумать над подпиской опять же для малообеспеченных слоёв, тех, кто испытывает проблемы в этой трудной, тяжёлой рыночной экономике. Для такого рода наших граждан мы обязательно поищем варианты, подумаем, может быть, даже в ближайшем будущем обнародуем эти планы.

Я вижу нашу муниципальную печать как разумную, добрую, которая всё-таки занимается воспитанием. Мы сегодня говорим о том, что с молодёжью надо работать, отвлекать её от того сложного, порой неясного, что есть в интернет-пространстве.

Мы сегодня говорили про социальные сети. Есть инициатива о том, чтобы детям до 14 лет вообще ограничить доступ к социальным сетям. Не говорю – к интернету, а к социальным сетям. Есть ряд предложений депутатов Государственной Думы. Не знаю, можно ли, вообще говоря, ограничить. Идти всё время путём запретов нельзя. Но нужно создавать в интернете интересные и добрые сайты, которые могли бы быть важными для нашей молодёжи. Как это сделать – вопрос сложный, потому что добро всегда дорого стоит, а зло можно мимоходом причинить человеку. Поэтому надо думать, как в этой конкуретной борьбе отвлекать наших мальчишек и девчонок от того плохого, что есть в социальных сетях.

Вы знаете, в последнее время звучала очень сложная тема суицидов, самоубийств, ориентир наших ребятишек на какие-то кошмарные вещи. Вот к этому доступ должен быть запрещён совершенно однозначно. Мы не имеем права калечить души наших детей. Наше поколение, то, которое отвечает за положение дел в республике, должно нести ответственность в этой части.

Есть дезинформация и общества, и нашей молодёжи. Это тоже присутствует. Под видом оппозиции порой действуют какие-то политехнологические структуры, которые сеют ложь, раздор, вносят конфликты, заставляют людей бояться, пугаться чего-то. Это тоже есть. Законодательно, конечно, применяются меры по отношению к такого рода людям. Но давно сказано: «на каждый роток не накинешь платок». Есть такие люди, которые продолжают практику. Понятно, что идёт борьба за власть, за влияние. Есть противодействие нашей стране из-за рубежа в том числе, и финансирование из-за рубежа. Мы это понимаем. Но другое дело, что мы не имеем права равнодушно на это смотреть. Идёт борьба за умы, борьба идеологий, борьба за ресурсы, в том числе человеческие. Всё это надо понимать.

Всегда говорю о том, что я лично за разномыслие, за то, чтобы присутствовали разные точки зрения. Но когда это разномыслие превращается в сведение счётов, в политическую борьбу, носящую порой ожесточённый характер, когда всё это сопровождается ложью, безответственностью, тогда, конечно, это требует уже существенных и значительных правоприменительных практик.

Эта тема сложная, но над ней мы будем трудиться. И средства массовой информации всё-таки будут выправляться, нести правду и в то же время будут воспитывать тех, кто пользуется этими информационными потоками, формировать гражданскую позицию у людей.

Невольно посмотрел на часы. Сейчас половина десятого вечера, и наши зрители, может быть, уже хотят посмотреть новости?

Е. РОМАНОВ: Не могу с Вами не согласиться, Рустэм Закиевич. Но мне сейчас подсказывают, что call-центр готов выйти на прямую связь как раз с подведением итогов. Альбина, как ты нас слышишь?

А. ХАЙРУЛЛИНА: Слышу вас хорошо. Действительно, Рустэм Закиевич, Вы правы телефоны у нас «перегрелись». Мы продолжаем обрабатывать звонки. Не знаю, хотят ли люди смотреть новости, но продолжают настойчиво звонить. Наметилась такая тенденция, что к концу эфира телефоны у нас не умолкают. Они звонят всё чаще, некоторые вопросы повторяются. Вероятно, слыша конкретные ответы Главы республики, наши зрители проявляют настойчивость, пытаются прорваться в прямой эфир и лично озвучить свои вопросы.

Проводя сравнение с предыдущим годом, хочется сказать, что если в прошлом году каждый второй вопрос касался темы разбитых дорог или же их отсутствия, то на сей раз лидируют вопросы по медицине и экологии. Всё-таки нашим жителям небезразличны вопросы окружающей среды.

Что касается количества вопросов, то по-прежнему лидируют Уфа и Стерлитамак. Жители последнего возмущены закрытием троллейбусного депо в городе. Говорят, этот вид транспорта очень нужен. Звонят из города Октябрьский с просьбой открыть фабрику льняных изделий. Предложение же уфимцев – возвести лифтостроительный завод. Просят Главу республики рассмотреть возможность такой стройки. Учалинцы спрашивают, почему мы больше поддерживаем иностранных инвесторов нежели местных?

Лично меня удивил такой момент – очень много звонков поступают с просьбой открыть общественные бани. Кстати, звонят из сельских районов, в частности, из Зианчуринского.

В небольших деревнях наметилась проблема отсутствия аптек. За лекарствами приходится ездить за несколько километров. Прозвучал вопрос: почему не соблюдается закон о курении? Говорят, Рустэм Закиевич сам не курит, почему этому же не научит и своих коллег? В Гафурийском районе до деревни Саитбаба не доезжает скорая.

Хочется отметить, что звонят не только о чём-то попросить или на что-то пожаловаться. Многие звонят специально, чтобы поблагодарить и даже пригласить Вас в гости. В частности, Рустэм Закиевич, Вас очень ждут в городе Агидель, жители готовы к открытому диалогу. А ещё Вас очень хотят видеть на 75-летии машиностроительного завода в Ишимбае.

Жители села Серафимовский благодарят за программу «Земский доктор», говорят, что приехали хорошие врачи, и теперь у них всё нормально со здоровьем. Тирлянцы, это Белорецкий район, благодарят за тепло, которое дошло до их домов, но вот теперь ещё одна просьба – прохудилась в домах крыша.

Не могу не озвучить просьбу жительницы того же Белорецкого района, которая уже неоднократно звонит и просит помочь с покупкой коровы именно Главу республики. Говорит, что уже не первый год стоит в очереди, оказывается, есть и такая.

И шквал звонков по надвигающемуся половодью. Говорят, в этом году придёт самая сильная большая вода за последние 20 лет. Рустэм Закиевич, насколько мы готовы к такой стихии природы?

Р. ХАМИТОВ: Если вопрос по половодью, я отвечу то, что знаю на сегодняшний день. Действительно, запасы снега были большие. Прогноз говорит о том, что половодье этого года будет выше, чем в прошлом году. Если мы говорим об Уфе, в прошлом году уровень воды составлял 7,5 м. В этом году возможно 8 м, есть варианты, когда может появиться 8,1-8,2 м.

Но это говорит прогноз. А мы в своей практической работе всегда должны готовиться к самым сложным вариантам. Тормошили и будили всех, кто живёт в паводкоопасных зонах, чтобы они проснулись и приняли какие-то предварительные меры для того, чтобы каким-то образом уменьшить последствия подъёма воды.

Надеюсь на то, что наша работа не пропала даром и что граждане у нас грамотные и ответственные, понимающие. Конечно, не надо допускать таких моментов, которые я сам лично видел, когда в половодье в последний момент корову начинают затаскивать на чердак. Лучше вовремя корову отвести на какую-то возвышенность, и там она спокойно поживет, попасется и через две недели вернётся домой с большим удовольствием.

Надо смотреть, чтобы ценные вещи не попали в зону затопления или в дома, которые будут подтапливаться, к сожалению. Человечество, с одной стороны, всегда стремилось строить дома вдоль рек и около водоёмов, но, с другой стороны, тогда, может быть, такого дорогого сложного имущества не было. Сейчас же и холодильники, и телевизоры, и машины, и какая-то малая механизация. Всё это плавает, пропадает. Конечно, ущербы большие.

Страхованием нужно заниматься. Если живёте в низменной части и знаете, что там подтапливает, страховка, по крайней мере, один из вариантов защиты ваших материальных интересов, не пострадаете.

Я понимаю, что чем меньше будет затопленных территорий, чем меньше будет ущерб, тем меньше будут расходы из республиканского бюджета. Я за эти 2,5 часа уже, наверное, много говорил о том, что у нас огромные планы по строительству новых объектов: больниц, школ, дорог. Всё это требует денег.

Чтобы вы все знали и понимали, хоть сейчас и время новостей, но я скажу. Мало кто знает эти цифры. Для того чтобы нам исполнить все наши первоочередные желания в части дорог, больниц, школ, роддомов, ремонтов, домов культуры, нам нужно почти 400 млрд рублей – огромная сумма. Наш расходный бюджет в прошлом году составил 185 млрд рублей, из них 70 процентов – это здравоохранение, образование, социальные расходы. На новое строительство мы направили не так много: на дороги – 15 млрд рублей, на инвестиционную программу, на строительство наших новых больниц, школ – еще 15 млрд рублей. Всего 30 млрд. рублей. А нам надо 400 млрд рублей, 13 раз по 30 млрд.

Конечно, ресурсов не хватает. С деньгами у нас туго. Я понимаю, что всем, кто пишет и обращается, хочется решить эти проблемы. Они наболевшие, порой сложные, а бывает даже и, наоборот, простые, но их решение тянется годами.

Чем меньше у нас будет других неоптимальных затрат, в том числе на возмещение ущерба по половодью, по пожарам, по каким-то другим неприятностям, которые бывают у нас, тем больше денег мы направим на наши социальные объекты, культуру. И такие фильмы, как «Из Уфы с любовью!» будут сниматься не по одному в пять лет, а каждый год. А может быть, даже и по два фильма.

Всё, о чём я говорил, направлено на одно – на экономическое развитие. Очень здорово, что на сегодняшний день не звучит сложных вопросов, связанных с конфликтными ситуациями, с противостоянием людей, с вопросами национальной разобщённости. Наоборот, сегодня говорили о том, что живём мирно, дружно и что шевелить этот вопрос совершенно нет необходимости. Это самое главное в нашей жизни, что люди так поддерживают друг друга. Порой говоря на разных языках, мы составляем общность людей. Это важнейшая ценность. Я уже в зрелом возрасте, понимаю, что говорю. Я не просто так сообщаю об этом. Это действительно то, что нас скрепляет и даёт нам хорошую перспективу.

С этими проблемами мы справимся. Пусть не через год, пусть через три, пять, десять лет, если какие-то сверхсложные вопросы. Мы всё равно их решим. Через какое-то время придёт новое поколение молодых, сильных, энергичных, современных управленцев. И им хватит этих задач. И тем, кто придёт на смену этим ребятам, тоже хватит задач, потому что наше общество всё время развивается, всё время присутствуют новые запросы.

Мне очень приятно, что у нас много неравнодушных людей. Мне всегда очень легко с простыми людьми, я об этом говорил. Люблю общение с простыми людьми, люблю находиться в простом обществе, которое не обеспокоено какими-то глобальными проблемами, а именно темами местной жизни, своего населённого пункта, своей деревни. Я очень благодарен, что там среди наших граждан очень много активных людей.

Кто-то говорит, что прослойка активных людей невелика, процентов 10. В республике 10 процентов – это 400 тысяч человек. Даже пять процентов – это 200 тысяч человек. 200-400 тысяч неравнодушных людей горы свернут: и власти не дадут спать, и сами будут работать, находить решения, создавать движение вперёд нашей республике.

Я очень вам благодарен, дорогие друзья. Я с огромной любовью и уважением отношусь к каждому из вас. Не потому что я Глава республики, а потому что то, что вы делаете, действительно заслуживает уважения и любви. По-другому сказать не могу. Я человек искренний, не вру и никогда не обманываю. Стараюсь всегда в своих встречах быть предельно честным. Обычно говорю то, что знаю, и это действительно так. В данной ситуации вместе, работая друг с другом рядом, помогая, не озлобляясь, не конфликтуя, мы будем вести нашу республику вперёд.

У нас сегодня ещё много необсуждённых вопросов. Мы ещё не коснулись темы семьи, материнства, детства, демографии. По семье я уже говорил, что мы думаем над тем, чтобы создать министерство семьи. Потому что всё начинается в семье. Будет в семье доброта, разумное отношение – у нас и с преступностью будет лучше. Потому что в плохих семьях вырастают плохие люди. Будет у нас семья хорошая – демографические вопросы будут решаться. Я знаю, как тяжело порой молодым семьям: нехватка денег и ресурсов. Есть все возможности для того, чтобы нормально вместе жить.

Многого мы не обсудили с вами, многие вопросы не дошли до меня. Но мы их скомпонуем, посмотрим, оценим, постараемся дать ответы. Будут поручения нашему Правительству. Это работа не одного дня. Может, это займет 10-20 дней, потому что вопросов действительно много. И по скорой помощи в селе Саитбаба мы займемся, и по аптекам, и по общественным баням подумаем, посмотрим. Насколько я знаю, они не появляются там только потому, что нерентабельны. Частник не хочет их строить, а муниципалитет не может, потому что не хватает ресурсов. Троллейбусное депо в Стерлитамаке обсудим и многие другие вопросы. Я видел в бегущей строке, что нужно создавать кооперации в сельской местности.

Любой субъект Федерации, любая республика, область сильны коллективным умом. Не столько умом начальников, сколько коллективным умом. Если мы включим коллективный разум, если мы будем вместе двигать эти сложные вопросы, мы точно будем жить в хорошей, великолепной, самой лучшей республике.

На сегодняшний день я горжусь Башкортостаном, нашими людьми. Мне очень приятно, что у нас неплохие подвижки. Это не похвальба, не желание показать результаты нашей совместной работы – это факт. Посмотрите, что было несколько лет назад и что сейчас по ряду направлений. Это уже большая разница, движение есть.

Стране нелегко. Есть экономически нерешённые вопросы, есть вопросы, связанные с международным противодействием. Вы знаете, что нелегко и нашему Президенту защищать интересы страны на международной арене. Мы должны поддерживать Президента, он наш во всех смыслах. Я много раз с ним встречался, общался. Он замечательно относится к республике, с громадным уважением и любовью относится к жителям всей нашей страны. Безусловно, мы должны поддерживать Владимира Владимировича, ему тяжело.

Я знаю свою работу в 4-миллионной республике, знаю, как это тяжко. Семь дней в неделю каждый день по 20 часов работать – очень тяжело. А наш Президент отвечает за самую большую страну в мире – непростую, порой противоречивую. Давайте будем поддерживать его по всем направлениям. Потому что, действительно, человек крупный, масштабный и много делающий для страны.

На такой ноте, я хотел бы завершить нашу сегодняшнюю встречу. Может быть, раз в год и мало, может надо встречаться чаще. Если интересно то, о чём мы говорим, пожалуйста, напишите. Если нужен этот формат – тоже напишите. Только не обижайтесь, если мы не сможем быстро решить все ваши вопросы. Спасибо большое!

Е. РОМАНОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич, за то, что нашли сегодня время для общения.

Р. ХАМИТОВ: Это моя работа, не надо меня благодарить. Я готов и пять, и десять часов встречаться подряд с людьми. Хватит и сил, и времени. Это моя работа. Не надо начальников хвалить за их работу. Это мое мнение.

Е. РОМАНОВ: Огромное спасибо нашим телезрителям, жителям республики, которые присылали свои обращения, писали письма.

Р. ХАМИТОВ: Спасибо большое вам, дорогие друзья!

Е. РОМАНОВ: Спасибо нашим коллегам с муниципальных и региональных телеканалов, которые помогали организовать эфир. Это был «Разговор с Главой республики Рустэмом Хамитовым». До встречи!

Р. ХАМИТОВ: Спасибо! Рәхмәт! Һау булығыҙ!



Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт