Обычный вид

Новости

04.11.2015 09:48:00

Интервью Рустэма Хамитова радиостанции «Вести FM»

Глава Башкортостана Рустэм Хамитов дал интервью радиостанции «Вести FM».

Стенограмма интервью:

КОРР.: Здравствуйте! В студии Владимир Аверин. Как ни странно, я сегодня в уфимской студии радиостанции «Вести FM». Частота – 102,1 FM. Начинается официальное вещание нашей радиостанции ещё в одном регионе нашей страны. Я этому очень рад. Надеюсь, эту радость со мной разделяют не только те, кто работает здесь, но и те, кто слушает нашу радиостанцию, потому что это всегда очень большое событие: новые люди, новые мнения, новые факты из жизни нашей страны, что всегда очень важно для всех. Мы пригласили в студию Главу Республики Башкортостан Рустэма Хамитова. Рустэм Закиевич, здравствуйте!

Р. ХАМИТОВ: Здравствуйте!

КОРР.: Рустэм Закиевич, скажите, пожалуйста, для Вас появление ещё одной разговорной радиостанции в эфире республики, её столицы – это скорее плюс или скорее минус? Потому что всё равно есть журналисты, есть обсуждение тем, подчас острых и проблемных, особенно в интерактивных программах. Звонят обычные люди и высказывают свое мнение – иногда плюют, иногда нелицеприятно высказываются. Эти голоса для Вас помеха или помощь?

Р. ХАМИТОВ: Во-первых, я поздравляю коллектив радиостанции «Вести FM» с тем, что ещё в одном регионе появилась постоянная студия, постоянная точка вещания. Регион немаленький: Башкортостан – это 4 млн 100 тысяч человек. Мы седьмые по численности среди субъектов Российской Федерации. Мы с Вами сейчас в Уфе. Уфа – немаленький город: 1 млн 100 тысяч человек. Безусловно, для нас это хорошее событие, поскольку «Вести FM» в Уфе, надеюсь, станут надёжной опорой в информационном пространстве. Не будет надуманных тем для обсуждения. Здесь будет в основном объективное разбирательство сложных событий и вопросов. Но и обратная связь нам очень важна. Вы сказали, что люди звонят, говорят и критикуют в том числе, задают сложные вопросы. Обратная связь нужна.

Власть не должна отделять себя от людей, от общества. Власть должна быть в гуще событий. Важны в том числе и критические замечания, потому что обычные люди, безусловно, сталкиваются с десятками, а иногда и с сотнями случаев, за которые власть отвечает и которые должна исправлять.

Считаю, что для меня это очень важно и полезно. Я читаю письма, которые ко мне идут, написанные нашими гражданами. Я читаю электронные обращения. На каждое такое обращение я реагирую: даю поручения, где-то остро, даже более остро, чем пишущие, ставлю вопрос. Это как раз одна из основных частей моей работы – связь с людьми.

КОРР.: Одна из целей моего приезда сюда – всегда хотелось самому посмотреть на Уфу. Здесь ещё никогда не был. Родители рассказывали про этот город, и с тех пор хотелось посмотреть. Но и те, кто сейчас слушает нас по всей стране, наверное, тоже хотят так или иначе получить какое-то представление. Есть такие стереотипы – три места, которые надо посетить. Приезжаешь в Петербург – надо сходить в Эрмитаж, съездить в пригороды и проехать на кораблике по Неве. В Москве – на Воробьевы горы, видимо, в какой-нибудь ночной клуб, поскольку Москва – ночной город, и в Большой театр. Есть ли такие три места или три дела в Башкортостане, которые Вы бы порекомендовали человеку, который в первый раз сюда приезжает?

Р. ХАМИТОВ: Безусловно, и не только три, можно список значительно расширить. Но если мы говорим о трех местах, где приезжему человеку нужно побывать, наше первое знаковое место – это памятник Салавату Юлаеву на берегу реки Белой, Агидели. Очень красивая панорама. Очень мощно всё выглядит – и сам памятник, и окружающее пространство.

Второе, не менее значимое для жителей республики место – это Монумент Дружбы, который установлен в честь 400-летия добровольного вхождения Башкирии в состав Российского государства. Монумент, может быть, сам по себе не очень выразителен, но смысл его очень глубок. Именно 400 с лишним лет тому назад башкирские племена, башкирский народ на основе собственного, как сейчас говорят, волеизъявления вошёл в состав Российского государства. Это предопределило будущее развитие народа, будущее развитие не только башкир, но и всех, кто проживал на территории будущего Башкортостана.

И третье – здесь выбор, что называется, велик. Если люди увлекаются музыкой и культурой, можно посетить наши театры, галереи, музеи. А если люди любят путешествовать, то у нас замечательная природа, прекрасные реки, горы, пещеры, водопады. Можно организовать замечательное путешествие. Но всё-таки я бы рекомендовал сначала посмотреть Капову пещеру. Это уникальный природный памятник, расположенный примерно в пяти часах езды от Уфы. Знаменитые наскальные рисунки, которые появились еще 16-17 тысяч лет тому назад. Безусловно, и природа, и Капова пещера, и всё, что окружает это пространство, производят очень сильное, глубокое впечатление. Вот такие точки для знакомства с нашей республикой я бы рекомендовал.

КОРР.: Теперь давайте серьёзно. Вы назвали эти точки, и я понимаю, что это может стать основой для развития индустрии туризма. Республика, которая располагает запасами нефти, имеет мощную сырьевую базу, в которой есть нефтепереработка, заинтересована в том, чтобы было что-нибудь ещё?

Р. ХАМИТОВ: Я в силу своей работы постоянно размышляю об этом, обсуждаю с коллегами. И мы приходим к мнению, что только нефтяных ресурсов, только крупного бизнеса, который сформирован в нашей республике за 40-50 лет промышленного роста, недостаточно. Нам нужно, в первую очередь, развивать малый и средний бизнес, предпринимательство.

Дело в том, чтобы обеспечить достойное качество жизни людей, нам нужно каждый год расти на 10-12 процентов с точки зрения и индекса промышленного производства, и валового регионального продукта. Хорошо, пусть не 10, а хотя бы 5-7 процентов. Тогда мы действительно сможем добиваться хороших результатов с точки зрения повышения заработной платы, строительства жилья, автомобильных дорог, зданий, инфраструктуры, преобразований городов в комфортные, хорошие пространства, модернизации сельских поселений, муниципалитетов.

Наш большой бизнес на сегодняшний день, если хотите, занял некоторую выжидательную позицию. И нет какого-либо стремления к тому, чтобы модернизировать предприятия, резко увеличивать производительность труда. У них в целом всё не так плохо: большие объёмы производства, товары идут на экспорт. Да, крупнотоннажная химия, крупнотоннажное производство. У них в коллективах неплохо: заработные платы существенно превышают среднюю зарплату по республике. К ним очередь самых толковых, самых умных специалистов. У их менеджмента – хорошие доходы. Это каким-то образом «убаюкивает» крупный бизнес. И нет у них стимулов к бурному росту.

КОРР.: А у Главы республики нет стимула, причем в древнеримском значении слова? Такой палки, которой можно погонять…

Р. ХАМИТОВ: …погонять большой бизнес. Вы знаете, все большие компании – я говорю, прежде всего, о наших естественных монополистах – расположены в Москве. Они действуют в соответствии со своими планами. Они редко когда обсуждают с региональными властями – не только с нашими, но и с другими губернаторами и главами регионов – тот или иной вариант развития событий. Поэтому там стимул совершенно другой, и дотянуться до такой высоты очень и очень сложно.

В этом смысле фактически единственным вариантом развития для нас является усиление работы среднего и малого бизнеса. Малый и средний бизнес очень активен. Он не требует сложных внутрикорпоративных решений при принятии того или иного варианта своего развития.

Я пару лет поработал в большой корпорации. Там запускаешь бумагу, и выходит она только через пару лет. А малый бизнес сегодня ударил по рукам, завтра начали действовать, а через месяц могут получить результат.

КОРР.: В последнее время очень много говорят о том, что малый бизнес сейчас испытывает не лучшие времена. Когда Вы говорите, что бизнес активен, то имеете в виду в Башкирии? Или в принципе активен?

Р. ХАМИТОВ: Он в принципе активен. Конечно, бизнесом может заниматься только активный человек. Эти люди создают фон деловой предприимчивости, предпринимательства. И только они могут дать высокие цифры роста экономики. С большим предприятием всё понятно. Если оно вырастет с точки зрения увеличения продукции на один процент, то этот процент очень весом. Мы не отказываемся от такого варианта. Но если малый бизнес – а «малышей» много – вырастет на 10 процентов, то в конечном итоге он потащит за собой и экономическое развитие той или иной территории.

КОРР.: А что Вы как Глава республики и Ваши люди можете сделать?

Р. ХАМИТОВ: Это сложный вопрос, поскольку на него нет явного ответа. Возможности регионов ограничены в этом смысле. И хотя зачастую говорят о том, что тот или иной губернатор или глава региона «душит» малый бизнес, сделать это невозможно. Правовое поле одно. Требования в рамках страны практически одинаковы. Реально «душить» малый бизнес ни один глава региона никак не собирается, потому что это налоги, рабочие места.

Другое дело, что в муниципалитетах (я сам с этим сталкивался), где как раз сфера деятельности малого бизнеса, бывают и такие «картинки»: «Ты не наш, ты чужой, мы тебе ничего не дадим, иди отсюда» или «Ты вредничаешь, критикуешь меня – главу муниципалитета, поэтому я с тобой общаться не буду и работы тебе не дам». Это есть, но мы эту тенденцию стараемся переломить. И здесь, во взаимоотношениях малого бизнеса с муниципалитетами именно роль Главы региона чрезвычайно высока. Потому что там, на уровне муниципалитета стоит главный барьер для бизнеса. Или нет этого барьера, если там к малому бизнесу относятся позитивно.

КОРР.: Вы уже шестой год во главе республики. Вам пришлось «чистить» этот муниципальный уровень?

Р. ХАМИТОВ: Более чем. Мы уже заменили почти 60 процентов глав муниципалитетов за эти пять лет. Дело в том, что одним из критериев по которому мы оцениваем работу того или иного главы муниципалитета или городского округа, является как раз отношение к малому бизнесу.

КОРР.: Рустэм Закиевич, так или иначе, сегодня нельзя пройти мимо вопроса, который только отчасти национальный, а отчасти религиозный. Но Башкортостан – это республика, где основное вероисповедание – ислам. По поводу действий разнообразных «вербовщиков», людей, которые извращают суть ислама, мы слышим, к сожалению, и в Москве, и на Северном Кавказе. У вас как с этим обстоят дела?

Р. ХАМИТОВ: У нас 55 процентов населения – это башкиры и татары, которые исповедуют ислам. Ислам в Поволжье и на Урале ведёт свой отчет уже несколько веков. Всегда на нашей территории исповедовался ислам миролюбивого толка, спокойный, не фанатичный, который дает отдохновение душе и в то же время не призывает к каким-то насильственным действиям.

Постоянно было отношение к исламу как к доброй, спокойной религии, направленной на созидание, взаимопонимание, помощь, поддержку. Люди воспитаны именно в такой среде, живут рядом с таким исламом.

Моя бабушка была глубоко религиозным человеком. Она всегда меня учила только доброте, читала мне суры из Корана, призывающие людей понимать друг друга. Мы в такой среде росли. И сейчас, когда появляются новые острые, конфликтные ситуации вокруг ислама, то порой мы это и объяснить не можем. Потому что мы и наши дети росли с пониманием того, что ислам – это религия мира.

Видимо, на каких-то этапах развития того или иного религиозного течения возникают не то чтобы конфликты, но противоречия между толкователями этих религий, священнослужителями. По-видимому, наступило такое время и в исламе, когда часть верующих занимает откровенно конфликтную позицию и пытается привнести хаос, сумятицу, в том числе на территории республики. Я не могу теперь сказать, что у нас нет последователей крайних течений ислама. Есть, к сожалению. Не могу сказать, что не пытаются вербовать молодежь, не увозят её в другие страны, чтобы воевать.

Когда три-четыре года назад начались острые события в Египте, мы послали туда самолёт, чтобы забрать учащихся исламских университетов и вернуть их домой. Большой самолёт на 150-160 мест был забит под завязку. Правда, только половина ребят была из республики, остальные – из Челябинской, Свердловской областей, Татарстана. Увидели, что самолёт летит в Россию, и тоже попросились на борт. Это говорит о том, что много людей учится на Востоке, много ребят уезжает туда. И какие знания они там получают, нам неведомо. Кем они оттуда возвращаются, мы не знаем. Это очень сложная проблема.

Я несколько раз поднимал вопрос о необходимости создания духовной мусульманской академии здесь, на территории нашей республики и в других республиках, где исповедуется ислам. Пока мы не приступили к масштабному строительству здания духовной академии, но укрепили и усилили обучение мусульманских священнослужителей в наших учебных заведениях. Расширяем действующие, создаём новые учебные места. А людей учить надо, потому что среди наших имамов, священнослужителей только 20 процентов имеют специальное образование. 80 процентов – это самоучки, которые, к сожалению, не так глубоко знают учения, не так хорошо владеют приемами убеждения слушателей. Надо людей обучать.

КОРР.: Теперь давайте поговорим про деньги. Бюджет республики на следующий год свёрстан с дефицитом: Расходы и доходы ниже, чем годом ранее. Это объяснимо. Но, так или иначе, перед Вами встает вопрос: откуда, за счёт чего покрывать дефицит бюджета? Есть, наверное, как и во всей стране, какие-то долги? Где ресурс, за счёт которого можно не допустить заметного снижения уровня жизни людей?

Р. ХАМИТОВ: Когда говорят о дефиците, то происходит подмена понятий. Мы запланировали свои расходы на следующий год в объёме примерно 170 млрд рублей. Это наш консолидированный бюджет: бюджет республики, плюс бюджет муниципалитетов и городских округов, плюс субсидии, которые даёт федеральный центр, плюс поступающие в бюджет налоги и платежи. Доходов мы пока видим на 150 млрд рублей. Но наша задача получить 170 млрд. И мы делаем всё, чтобы 170 млрд в конечном итоге и вышло. В данном случае, дефицит является для нас стимулом, чтобы пахать и пахать, работать и работать.

Дефицитность бюджета в последнее время носит некий негативный оттенок: «Ну как же вы работаете, если у вас дефицит бюджета». Так это и хорошо, что у нас есть дефицит. Он бумажный, а реально мы к концу года получим эти 170 млрд рублей доходов. Найдём лазейки, поедем в Москву или «подзажмем» какие-то крупные предприятия, заставим платить налоги. Мы всё равно выйдем на эту цифру. Здесь идёт просто логический обман и игра слов. Дефицит – на бумаге, а реально этого дефицита не будет.

Мы 2015 год тоже начинали с дефицитным бюджетом и все хватались за голову: «Как же так?». Но мы эту планку в 170 млрд рублей расходов выполним. Потому что у нас появились дополнительные доходы, федеральная власть дала нам денег чуть больше, чем мы планировали. За счёт того, что изменилась курсовая стоимость рубля, наши экспортёры – «Башнефть», нефтеперерабатывающие предприятия – начали получать больше денег, стали платить больше налогов. Мы в этом году идём с результатом плюс 10 процентов к прошлому году. Мы эти 170 млрд рублей, несмотря на дефицитность бюджета, выполним.

Поэтому эта Δ (дельта), которую называют дефицитом, – очень хороший кнут для любой власти. Если власть принимает бюджет с дефицитом, это говорит о том, что она хочет улучшить жизнь людей, найти дополнительные доходы, и жизнь заставит их найти.

Если нас, регионы Российской Федерации сравнивать с регионами Германии, где дефицит бюджета 100-200 процентов, где закредитованность муниципалитетов и федеральных земель достигает двух или трех их бюджетов, то мы вообще «чистенькие ребятишки» по сравнению с тем, кто вывалялся в песочнице и пришёл домой.

КОРР.: Подходим к финалу. Скажите, пожалуйста, с Вашей точки зрения, сегодня уютно жить в Башкортостане?

Р. ХАМИТОВ: Наша республика очень хороша во всех смыслах – и с точки зрения природы, и с точки зрения отношения людей между собой, и с точки зрения перспектив. Конечно, у нас есть нерешённые задачи, их много. Мы понимаем, что часть людей обделена, проживает в негодных условиях, что есть люди с маленькой заработной платой. Мы всё это знаем и понимаем. Нацеленность наша на то, чтобы качество жизни людей росло. У нас нет других задач. У нас в Правительстве нет задач делать личный бизнес, набивать свои карманы. У нас все устремления направлены только на то, чтобы люди лучше жили.

В этом смысле в республике жить действительно неплохо. Безусловно, кто-то уезжает, а кто-то и приезжает. У нас сегодня рождаемость опережает смертность, у нас есть естественный демографический рост, что наблюдается только в 20 регионах Российской Федерации.

У нас сегодня хорошие планы. Мы становимся точкой притяжения крупных международных событий. К нам поехали инвесторы. Нас начали узнавать и уже не путают, где находится Башкортостан – на Дальнем Востоке или на Урале.

КОРР.: Было такое?

Р. ХАМИТОВ: Было такое. Были даже интересные заявления: «Вы где, ребята, около Северного полюса или в Средней Азии?».

Нас узнают. Мы осовремениваемся. Мы становимся динамичным, растущим, в прямом смысле слова экономическим регионом. Думаю, в этом смысле нам за будущее беспокоиться не следует. У нас много толковых, умных людей, будем расти, будем работать над собой. У нас планы хорошие, и я очень надеюсь на то, что они реализуются.

КОРР.: А что же дети Ваши в Москве?

Р. ХАМИТОВ: Здесь две причины. Первое – они уже работают на тех предприятиях, где и трудились. Сын работает в авиационном конструкторском бюро, занимается информационными технологиями. Дочь в декрете, воспитывает внука. Муж у неё работает в Москве. Им было бы неудобно работать в Уфе, потому что громкая фамилия для жителей. Я и так сверхпубличный человек, и мне это тоже доставляет определённые неудобства.

КОРР.: Здесь я поставлю точку. Спасибо огромное. Рустэм Хамитов, Глава Республики Башкортостан. Я от души Вас благодарю за это интервью. Поздравляю всех радиослушателей с тем, что «Вести FM» в Уфе на волне 102,1 FM выходят в эфир.

(Аудиоверсия интервью представлена на сайте «Вести FM»)

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт