Обычный вид

Новости

28.03.2014 19:14:00

Рустэм Хамитов выступил на заседании Совета при Полномочном представителе Президента России в ПФО в Уфе

28 марта в Уфе Президент Башкортостана Рустэм Хамитов выступил с докладом на заседании Совета при Полномочном представителе Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе по вопросам реализации государственной политики в сфере охраны окружающей среды, лесного хозяйства, оптимизации природопользования.

В заседании, прошедшем под председательством Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича, также приняли участие заместитель Генерального прокурора РФ Сергей Зайцев и заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ – руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Владимир Лебедев, главные федеральные инспекторы, руководители регионов ПФО, руководители законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов ПФО, региональных профильных министерств и территориальных подразделений федеральных органов исполнительной власти, представители общественности и науки.

На Совете рассмотрели основные проблемы в сфере экологической безопасности и охраны природы, в том числе обращения с отходами производства. В результате сформулирован целый ряд предложений по реализации мер на федеральном и региональном уровнях.

Михаил Бабич подчеркнул, что в числе первоочередных мер, которые сегодня необходимо принять, – это разграничение полномочий органов власти.

«У регионов есть обоснованные претензии о том, что полномочий самих субъектов Федерации крайне недостаточно, чтобы регулировать возможность противодействия экологическому ущербу, который наносят промышленные предприятия, нефтеперерабатывающие заводы и другие субъекты хозяйствующей деятельности. Необходимо дать широкие полномочия самим субъектам Федерации вести экологический мониторинг, иметь возможность использовать правоприменительную практику с точки зрения наказаний тех, кто нарушает природоохранное законодательство. А также необходимо создание экономических стимулов, чтобы экологические нормы не просто соблюдались, но и вкладывались деньги в развитие современных технологий, в систему мониторинга, в систему ликвидаций последствий ущерба».

Для наведения порядка в лесном хозяйстве необходимо, прежде всего, актуализировать информацию о состоянии лесного фонда. Для его дальнейшего эффективного использования увеличить финансирование работ по лесоустройству и государственному кадастровому учету земель. Сейчас в округе на учет поставлено только четверть от имеющихся лесных участков.

Для повышения эффективности государственного лесного надзора предложено повысить статус и увеличить численность государственных лесных инспекторов и работников лесничеств, создав для них механизмы социальной поддержки и стимулирования к более активной деятельности по выявлению правонарушений в лесу и охране вверенных им территорий. Сейчас в среднем по округу на одного инспектора приходится более 9 тысяч гектаров леса. Эффективный показатель, к которому необходимо стремиться, - не более 3 тысяч гектаров.

«Нужно подумать и о материально-техническом обеспечении лесхозов, потому что сегодня на лыжах делянку не обойдешь, нужна современная техника, система видеонаблюдения и видеоконтроля, в том числе для документирования тех противоправных действий, которые совершаются в лесу», – сказал Михаил Бабич.

В части переработки леса одна из первоочередных задач – проанализировать существующие инвестпроекты в сфере освоения лесов, исходя из имеющихся у инвесторов мощностей по переработке древесины, применив санкции к тем, кто вместо организации производства занимается незаконной вырубкой и продажей леса; и стимулировать тех, кто намерен заниматься глубокой переработкой древесины.

По словам Михаила Бабича, «бизнес должен приходить на долгосрочной основе, иметь очень четкие договоры аренды, права и обязанности в рамках этого договора, четкие инвестиционные соглашения, которые должны соблюдаться. А контрольно-надзорные органы должны обеспечить неукоснительное выполнение и арендных, и инвестиционных соглашений».

«И, конечно, нужно проверять всю цепочку, начиная от рубок леса, дальнейшей переработки, транспортировки, вывоза леса за рубеж. Это задача взаимодействия правоохранительных органов, таможенной, налоговой, федеральной миграционной служб. Мы сейчас пытаемся все эти усилия сложить, чтобы была четкая межведомственная работа по пресечению всей противоправной деятельности в сфере лесопользования. Но первично здесь – создание правильных эффективных условий для работы самих предприятий и хозяйствующих субъектов в лесу. Как только эти правила будут понятны, прозрачны, четко регламентированы и появится эффективный механизм контроля за их исполнением, тогда и порядок в лесу будет», – подвел итоги Совета полномочный представитель Президента РФ в ПФО.

На Совете округа был сформирован перечень законодательных предложений и конкретных мер, определяющих зачачи органов государственной власти по охране окружающей среды и лесопользованию. 

Стенограмма вступительного слова Рустэма Хамитова:

Уважаемый Михаил Викторович! Уважаемые коллеги!

Тема сегодняшнего заседания Совета многогранна. Это очень сложная, давно рассматриваемая на всех уровнях тема. Экология, природопользование и лесное хозяйство – тема очень чувствительная для нашего общества. Очень быстро на этой теме возникает в том числе недовольство населения, когда окружающая среда находится под огромным промышленным давлением. Эта тема очень легко политизируется, поэтому, конечно, мы сегодня должны откровенно поговорить о многих наболевших вопросах охраны окружающей среды, природопользования, лесного хозяйства. Безусловно, эта тема не является закрытой, мы должны обо всех возникающих вопросах говорить вслух и обсуждать это всё гласно.

Повышение эффективности использования природных ресурсов, обеспечение экологической безопасности являются важнейшими задачами для Приволжского федерального округа и в целом для страны. Михаил Викторович (М.В. Бабич, Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе) сказал о том, что почти 20 процентов выбросов в атмосферу, сбросов в водоёмы, накопление отходов приходится на Приволжский федеральный округ. При этом население округа существенно меньше, чем производится в процентном отношении на территории округа. А территория округа всего лишь 6 процентов от территории Российской Федерации и пятая часть её населения. Видите, какие большие объемы выбросов и сбросов на территории Приволжского федерального округа происходят.

Наш округ находится на первом месте в стране по переработке нефти, по производству калийных удобрений. А это всё сложные экологические производства. На втором месте – по добыче нефти и природного газа. Округ является одним из лидеров по производству минеральных удобрений, синтетических смол, пластмасс, шин, каустической соды. Округ располагает значительным минерально-сырьевым потенциалом. Практически в каждом субъекте имеются ресурсы углеводородного сырья, геологически изученные и освоенные. Активная разработка природных ресурсов, интенсивное промышленное и сельскохозяйственное производство, высокая концентрация объектов железнодорожного, автомобильного, водного, трубопроводного транспорта и другие факторы создают значительную нагрузку на окружающую среду.

Среди присущих регионам округа проблем природоохранного характера можно выделить четыре основные. Это высокий уровень загрязнения атмосферного воздуха и водных объектов, большое число объектов накопленного экологического ущерба, проблемы с организацией сбора, хранения и утилизации отходов производства и потребления, а также неэффективное использование лесных ресурсов.

Коротко остановлюсь на каждой из этих проблем. Суммарный объём выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух в регионах округа оценочно превысил в прошлом году 5 миллионов тонн. Основными источниками загрязнений остаются промышленные предприятия и транспорт. Нужно признать, что в округе на сегодняшний день недостаточно развита система мониторинга атмосферного воздуха. Действующая сегодня модель такого контроля практически не модернизировалась с середины 1980-х годов. Она в большей степени направлена лишь на констатацию фактов – наличие или отсутствие загрязнения, а не на оперативное принятие мер по устранению его последствий, а также упреждение, профилактику ущерба и в целом его недопущение.

Сегодня нужна более эффективная система управления качеством окружающей среды с опорой на новые подходы, на новые методологии. В частности, с использованием технологии оперативного экологического мониторинга, которая определяет взаимосвязь качества выбросов и атмосферного воздуха с учетом маркерных соединений, присущих конкретным предприятиям. Это дает возможность быстрого определения источников загрязнения и их нейтрализации.

Вы все, уважаемые коллеги, знаете о ситуации, когда произошло загрязнение атмосферного воздуха, пока приехала лаборатория, пока отобрали образцы и пробы воздуха, прошли не часы, а сутки. И найти виновного, конечно, никакой возможности в этой части нет. Гидрометеорологические службы дают результаты анализов вообще через две-три недели, когда уже и говорить не о чем. А нарушителя нужно ловить не то чтобы в считаные часы, а в считаные минуты. Без автоматизации этого процесса мы с вами сделать ничего не сможем. В Республике Башкортостан эта технология внедряется с 2010 года. Положительный эффект от её использования мы видим. Но даже в этой ситуации без глобального масштаба покрытия территорий с опасными экологическими производствами нам трудно работать. То есть сейчас надо создавать «онлайн-контроль».

Эффективной мерой является заключение соглашений с промышленными предприятиями-загрязнителями атмосферного воздуха о реализации ими программ уменьшения загрязнения окружающей среды, строительства современных газоочистных сооружений, оснащения источников выбросов приборами контроля. Верить только на слово предприятиям нельзя. Все эти моменты в соответствующих соглашениях, договорах нужно обговаривать с промышленными предприятиями.

Сама жизнь требует от крупных компаний внедрения систем корпоративного экологического управления, усиления природоохранного контроля собственной деятельности. Важность этой задачи усугубляется закрытостью некоторых компаний, которые предоставляют зачастую недостоверную информацию о масштабах экологических последствий их деятельности, экономят на мероприятиях по экологической защите. Очень редкой является практика, когда промышленные предприятия создают отчёты о своей экологической деятельности. У нас законодательно эта норма еще не определена или определена как необязательная для исполнения. Мы редко видим, что крупные промышленные предприятия выходят с отчетом об экологической деятельности на уровень власти, общественных структур, населения.

Автомобильный транспорт. Сегодня выбросы от автомобильного транспорта превышают в городах, в некоторых случаях многократно, выбросы от промышленных предприятий, от стационарных источников. Негативное воздействие на окружающую среду и здоровье людей усиливается с каждым месяцем, потому что каждый месяц в крупные города прибывают десятки тысяч новых автомобилей. Рост автомобильного парка неудержим, при этом сохраняется значительная доля «возрастного» транспорта, неудовлетворительное техническое состояние автомобилей, недостаточная пропускная способность наших магистралей. Все эти пробки, чадящие автомобили, огромная загазованность в конечном итоге.

Для уменьшения выбросов необходимо развивать рынок газомоторного топлива. Сейчас «Газпром» начал эту работу, все субъекты Российской Федерации включаются в неё, но пока всё идет достаточно медленно. Нет ресурсов, нет настоящей кипучей организационной работы в этой части. Поэтому мы можем говорить, что на газ переведена очень малая доля автомобильного транспорта – в том числе и муниципального.

Еще один способ снижения выбросов загрязняющих веществ – применение топлива экологических стандартов «Евро-4» и «Евро-5». Опыт показывает, что использование такого топлива снижает выбросы в атмосферу на 25 процентов для бензиновых двигателей и на 20 процентов – для дизельных. Одновременно нужно уменьшить число автомобилей, работающих на топливе прежних стандартов. Сейчас Минприроды России совместно с Минпромторгом готовит предложения по введению на эти автомобили экологического сбора.

В целом подход к снижению выбросов от транспорта должен быть комплексным. Нужно заниматься в том числе оптимизацией движения транспорта в крупных городах, особенно транзитных потоков, строительством объездных дорог и развязок. Понятно, что это дорого. Иногда страшно дорого. Но без строительства дорожной инфраструктуры мы этот вопрос решить не сможем. Необходимо принимать программы развития в наших городах электротранспорта – метрополитена, трамвая, троллейбуса, развивать соответствующую инфраструктуру, в конечном итоге способствовать расширению парка электромобилей. Мир сегодня принял соответствующие программы – количество электромобилей растет, а у нас пока ничего не происходит. Я даже не знаю, есть ли у нас в Башкортостане хоть один электромобиль. Может быть, есть, но, скорее всего, это экзотика. Нам говорили о проектах создания «Ё-мобиля» – электромобиля. Теперь говорят, что он не нужен на электричестве, нужен на двигателе внутреннего сгорания. А такая компания, как «Тесла» уже производит сотни и тысячи электромобилей.

Водные ресурсы. В округе насчитывается около 100 тысяч больших и малых рек, более 20 тысяч озер. Ресурсы речного стока Приволжского федерального округа колоссальны – 270 кубических километров в год. Понятно, здесь мощная Волга, Кама и другие реки. Негативное воздействие на состояние водных объектов оказывает чрезмерная их эксплуатация. В большой мере водные объекты страдают от сбросов грязных и недостаточно очищенных сточных вод. Ежегодный их объем превышает 3 миллиона кубометров, что составляет 43 процента от общего сброса. Это недостаточно очищенные сточные воды. Вчера на заседании Ассоциации законодательных органов власти обсуждалась тема Волги: купаться нельзя, вода «цветет», движения воды нет и так далее. Приволжский федеральный округ знает эту тему как никто хорошо. Это связано прежде всего с тем, что Волга стала «приёмником» сточных вод практически всего округа. Мы все живем в бассейне Волги. Вы сами знаете, уважаемые коллеги, каково качество работы наших очистных сооружений.

Основные загрязнители – это коммунально-канализационные сети населенных пунктов, промышленные предприятия. Это поверхностный сток с территорий городов, с сельскохозяйственных угодий. У нас большие проблемы при использовании водных ресурсов, связанные с бурением водных скважин вокруг крупных городов, отсутствием канализации в сельской местности, в строящихся коттеджных поселках и так далее. Тревогу вызывает также состояние наших сетей водоснабжения и водоотведения. Их средний износ составляет более 60 процентов. Почти половина сетей нуждается в срочной замене.

Сети водоснабжения зачастую работают с коэффициентом полезного действия – 50 процентов. Только 50 процентов воды доходит до потребителя, остальное теряется при транспортировке. Эта вода загрязняет окружающую среду. Сточные воды в регионах округа проходят обработку на 800 очистных сооружениях, большинство из которых эксплуатируются более 40 лет. Поэтому 80 процентов из них не обеспечивают очистку воды до установленных сегодня нормативов. А нормативы в Российской Федерации очень жёсткие, самые жёсткие в мире. Сточные воды должны очищаться до показателей рыбохозяйственных нормативов. Эти рыбохозяйственные нормативы в 10 раз жёстче, чем нормативы для питьевой воды человека. Обеспечить такой уровень очистки очень дорого. И здесь нужно разбираться – в каких случаях нужно очищать воду до одних показателей, а в каких можно обойтись меньшими затратами и меньшими удельными показателями по степени очистки водных ресурсов.

Принятый два года назад федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении» предусматривает возможность зачета затрат предприятий на природоохранные мероприятия в счет оплаты за негативное воздействие. Многие предприятия этой нормой пользуются. На сегодняшний день все подзаконные акты на федеральном уровне приняты. Этот шаг станет хорошим стимулом для более активной модернизации систем очистки промышленных стоков. Очищая стоки на специальных сооружениях, мы добиваемся нормативного качества. Но есть такие загрязнения, как донные отложения, с которыми мы вообще ничего сделать не можем. Весной в реках эти отложения более или менее промываются течением. А в таких водоемах, как Камско-Волжский каскад это накапливается десятилетиями. Оценка таких источников загрязнения закреплена за регионами, однако нормативные правовые акты в этой сфере отсутствуют. Нет полномочий и возможности, а только декларация о том, что регионы должны выполнять эту работу. Как почистить региону Волгу или Каму? Конечно, это невозможно.

Гидротехнических сооружений в округе – около 13 тысяч, при этом почти четверть объектов не имеет собственников. Полностью они определены только в Марий Эл и в Татарстане. Многие из этих сооружений находятся в неудовлетворительном состоянии. К началу года в текущем ремонте нуждались более двух тысяч объектов, в капитальном – около 1400. Если даже простой текущий ремонт обходится в 1,5-2 миллиона, то на две тысячи объектов надо 4 миллиарда рублей. Капитальный ремонт на 10 миллионов рублей – это уже 14 миллиардов рублей. Это очень большие деньги. Муниципалитеты и субъекты России на сегодняшний день не обладают возможностями для осуществления этой работы. Тем не менее перед весенним паводком нам надо еще раз оценить их состояние и обеспечить безопасность эксплуатации. Мы знаем, что каждую весну «уходят» эти маленькие плотины, наносят большой ущерб. Мы понимаем, что и жизнь людей иногда тоже находится в опасности в этой части.

Во многих регионах острой остается проблема накопленного экологического ущерба прошлых лет. По представленным данным Росприроднадзора, на территории округа находится 65 таких объектов. В их числе – больше всего загрязненных земель промышленных площадок, то есть это предприятия, на которых уже нет хозяев, которые уже не эксплуатируются, а загрязнения, накопленные в течение десятилетий, остались. Дождевыми, талыми водами эта грязь смывается в водные объекты, ветром эта пыль поднимается в воздух вместе с токсичными веществами, а работа по санации этих территорий практически не проводится.

Также большой проблемой является бывшее размещение мест пестицидов, агрохимикатов. Сейчас в основном эти территории тоже без хозяев. Во всех регионах округа в той или иной степени проводится работа по выявлению и оценке негативных изменений окружающей среды, связанных с влиянием последствий прошлой хозяйственной деятельности, но эта работа осуществляется несистемно, не на том уровне, на котором должна быть, потому что расходы на санацию этих территорий колоссальны. Принимается или рассматривается сейчас федеральная целевая программа, однако её принятие пока затягивается, нет ресурсов. Первоочередные задачи в этой сфере – проведение полной инвентаризации объектов с наличием прошлого экологического вреда, создание единого реестра таких объектов, выявление самых опасных из них и, конечно, начало работ по ним.

Отходы производства и потребления. Объемы этих отходов в регионах округа растут ежегодно. Михаил Викторович привел цифру о том, что за год образуется порядка 185 миллионов тонн отходов, и каждый год эта цифра увеличивается на 10 процентов. Обезвреживается четверть, и то в основном «на бумаге», потому что отходы складируются, не перерабатываются, и в крайних, редких случаях они проходят процедуру переработки. На территории округа расположены почти восемь тысяч объектов размещения отходов производства и потребления общей площадью 18 тысяч гектаров. При этом большинство свалок, особенно расположенных в райцентрах и сельских поселениях, не соответствуют экологическим и санитарным нормам. Нужны законодательные решения, определяющие основные направления реализации государственной политики в этой сфере, а также финансирование мероприятий из федерального бюджета, потому что местный бюджет муниципалитетов и даже бюджеты субъектов Российской Федерации не позволяют в полном объеме справиться с этой проблемой. Здесь, кроме того, видится перспективным осуществление государственно-частного партнерства. Мы должны создать бизнес по переработке отходов. Создать ему благоприятные условия, дать налоговые льготы, убрать административные барьеры. Главное, чтобы он очищал наши территории.

Сейчас уже понятно, что строительство за счет средств бюджетов регионов новых полигонов ТБО в каждом муниципальном районе не решает проблемы. Нужны межмуниципальные объекты. Надо заниматься переработкой с использованием современных технологий. В Пермском крае активно развивается направление по созданию установок по биогазу. Отходы животноводства, биологические отходы, древесные отходы, отходы, которые накапливаются на этих свалках, – всё можно перерабатывать биогазовой установкой. На выходе – газ, этот газ может вырабатывать электроэнергию и так далее. Это хороший пример такой работы, но пока единичный случай.

Уважаемые коллеги!

Перехожу к вопросам лесопользования. Государственная политика в этой сфере сегодня направлена на сохранение и приумножение лесов, обеспечение устойчивого развития лесной отрасли, а также повышение биосферной роли лесов для укрепления здоровья людей и их отдыха. При этом важно на порядок повысить эффективность управления лесным сектором экономики, обеспечить рост его доли в валовом внутреннем продукте страны. Сейчас в России этот показатель низок – лишь 1,3 процента. Нельзя забывать о развитии лесных территорий, людях, занятых в этой сфере, и их доходах, где другой работы просто нет.

Лесами покрыта треть территории округа – почти 40 миллионов гектаров. Это 3,5 процента от лесного фонда страны. Мы имеем значительные ресурсы, которые нам надо научиться использовать эффективно. Расчетная лесосека в прошлом году составила 73 миллиона кубометров леса, то есть это то количество, которое мы можем заготавливать без ущерба для лесного хозяйства. На сегодняшний день заготавливается 32 миллиона кубов. При допустимых объемах изъятия древесины на арендуемых лесных участках в 38 миллионов кубов на деле заготовлено 22,6 миллиона, или около 60 процентов. Понятно, что неосвоение леса приводит к ухудшению его качества. Кроме того, региональный и федеральный бюджеты недополучают существенные доходы. Даже если лесосека используется в полном объеме, у нас есть субъекты, которые приближаются к этой цифре, то на делянке остается почти половина срубленного леса. А затем, когда перерабатывается этот лес, «кругляк» уже в готовое изделие, там отходов много. А переработки лесных отходов у нас с вами практически на сегодняшний день нет.

Сегодня из-за отсутствия финансовых возможностей малый бизнес не может позволить себе брать в аренду лесные участки и, как следствие, вынужден перекупать лес у посредников, населения или заготавливать лес нелегально, то есть воровать его. Всё это приводит к проявлениям коррупции, общей криминализации отрасли. В этих условиях нужно объединять мелких предпринимателей в союзы и ассоциации. Это позволяет мобилизовать людские, финансовые и материальные ресурсы. К примеру, два года назад у нас в республике образованы пять союзов лесопромышленников, которые объединили 110 субъектов малого и среднего бизнеса, работающих в сфере заготовки и переработки древесины. Получив в аренду лесные угодья, они не только обеспечили себя сырьем, а также работой порядка полутора тысяч человек, но и внесли определенный вклад в уменьшение числа лесонарушений, создав свои инспекции охраны леса. Такой кооператив – один из вариантов решения проблемы.

Лесоустройство. Сегодня на большей части территории округа, а именно почти на 23 миллиона гектаров, лесничества располагают устаревшей лесоустроительной информацией. Михаил Викторович сказал, что в некоторых регионах работа по её обновлению не проводилась уже более 20 лет. Отсутствие точной информации о лесном фонде, характеристиках лесных насаждений снижает эффективность лесохозяйственных работ. Всего с начала вступления в силу нового Лесного кодекса, а это был 2006 год, на территории регионов проведено лесоустройство на площади около 9 миллионов гектаров, что составляет 23 процента от общей площади его лесного фонда. Если такими темпами идти, то нам нужно 30 лет для того, чтобы осуществить полное лесоустройство в Приволжском федеральном округе. В этом году лесоустроительные работы планируется провести в восьми регионах округа – в Башкортостане, Марий Эл, Татарстане, Чувашской Республике, в Пермском крае, Кировской, Ульяновской и Самарской области – общая площадь 2,7 миллиона гектаров. На эти цели выделяется 300 миллионов рублей, в том числе 205 миллионов – из федерального бюджета. А финансовые потребности – 4,5 миллиарда рублей.

Важный вопрос – постановка лесных участков из состава земель лесного фонда на государственный кадастровый учет. В округе эта работа ведется с 2008 года на основании государственных контрактов. Сейчас кадастровые работы проведены или проводятся на территории 70 лесничеств из 330 существующих. Поставлено на кадастровый учет 9 миллионов гектаров, что составляет 23 процента от площади земель лесного фонда округа. Ускорению этой работы мешают следующие причины: отсутствие у органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации полномочий в области лесных отношений по принятию решений о разделе или образованию лесных участков; расхождение уточненных при межевании площадей данных с данными государственного лесного реестра; разночтения данных кадастрового учета и государственного лесного реестра. Одни и те же лесные участки в государственном кадастре недвижимости учтены как земли сельхозорганизаций, населенных пунктов или промышленности, а в государственном лесном реестре – как земли лесного фонда, на которые имеются свидетельства о регистрации права собственности Российской Федерации. То есть полная путаница.

Эти проблемы необходимо решать по каждому конкретному земельному участку с привлечением территориальных органов Федерального агентства по управлению государственным имуществом. Большое значение имеет привлечение инвестиций в лесную отрасль. Сейчас только в четырех субъектах – в Удмуртской Республике, Пермском крае, Кировской области, Республике Башкортостан реализуются инвестпроекты по освоению лесов. Общий объем планируемых инвесторами вложений превышает 33 миллиарда рублей, ежегодный объем заготовки – около 7 миллионов кубов. Нужно сказать, что реализация этих инвестпроектов не всегда отвечает предъявляемым требованиям. Зачастую снижаются объемы инвестирования по сравнению с первоначально заявленными. Не полностью используется расчетная лесосека. Инвесторы не вкладываются в открытие производств по глубокой переработке древесины, не занимаются лесовосстановлением. Не знаю, как в Пермском крае, Кировской области, но у нас в республике мы испытываем огромные сложности, работая с арендаторами лесных угодий. На бумаге обещали одно, подписали договоры, соглашения, а в жизни все идет совершенно по-другому. Нужна огромная «палка», которой «погоняем» этих лесных арендаторов. По-другому никак не получается. В законе всё написано хорошо, в нормативных актах всё расписано прекрасно, а в жизни эти принципы работают достаточно сложно. Сегодня должен быть сделан акцент на создание производств по глубокой переработке древесины. В округе есть огромный запас мягколиственной неликвидной древесины, который на данный момент практически не используется в лесоперерабатывающей промышленности. Всем нужна хвоя, там выбираются объемы на 100 процентов, а мягколиственные породы никому не нужны.

Далее. Для регионов округа по-прежнему остаются серьёзной проблемой лесные пожары. После сложной ситуации с лесными пожарами 2010 года в рамках заключенных с Федеральным агентством лесного хозяйства соглашений в регионы округа поступило почти 700 единиц лесопожарной автомобильной, тракторной техники на общую сумму около 2 миллиардов рублей, из которых почти 1,5 миллиарда рублей выделено из федерального бюджета. Это хорошая цифра. Эта техника пошла на создание 21 пожарно-химической станции третьего типа, а также комплектование имеющихся станций. Правда, в прошлом году субсидии на приобретение специализированной лесопожарной техники не предоставлялись. Может, потому, что год был дождливым. Хотя могу сказать, что на сегодняшний день сохраняется значительный износ лесопожарной техники, он составляет 60-80 процентов. Большая проблема – неукомплектованность пожарно-химических станций специалистами, оборудованием, материалами, средствами радиосвязи. Многие регионы округа нуждаются в дополнительном финансировании мероприятий на содержание государственных учреждений по охране лесов. Особенно остро этот вопрос стоит в наших «лесных» субъектах – в Кировской области, Пермском крае, Республике Башкортостан и Оренбургской области.

Уважаемые коллеги!

2013-й год стал важным для лесного хозяйства страны. Апрельское заседание президиума Государственного совета, которое состоялось в Улан-Удэ под председательством Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, стало событием, имеющим глобальное значение для развития отрасли. По результатам Госсовета приняты основы государственной лесной политики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов до 2030 года, законы об учете заготовленной древесины и сделок с ней, о специализированных лесохозяйственных учреждениях. Также в процессе принятия находятся ещё пять проектов федеральных законов, направленных на развитие лесного хозяйства страны. Но отрасль в целом инерционная, поэтому каждый шаг вперед дается с очень большими усилиями. И масштабы страны колоссальные, и масштабы противодействия нормальному ведению лесного хозяйства тоже сильны. Поэтому эту работу надо раскручивать, и она будет осуществляться еще долгие годы.

Уважаемые коллеги!

Коротко обозначу выводы и наши предложения. В части снижения уровня загрязнения атмосферного воздуха во всех регионах округа нужно развивать систему оперативного экологического мониторинга с использованием автоматизированных станций наблюдения. Сегодня такие станции уже не стоят сотни тысяч или миллионы долларов, как это было 20 лет назад. Сегодня технологии идут вперед и достаточно дёшево можно купить такого рода устройство. Необходимо принять нормативные правовые акты, обязывающие предприятия оснащать источники выбросов датчиками «онлайн-контроля», расширять практику заключения соглашений с предприятиями-загрязнителями о природоохранной деятельности. Нужно снижать объемы автомобильных выбросов через перевод автотранспорта на газ, применение топлива высоких экологических стандартов, развитие электротранспорта.

Состояние водных объектов ухудшается из-за сброса недостаточно очищенных промышленных, хозяйственно-бытовых и сточных вод. Вывод очевиден – нужны очистные устройства, нужны очистные сооружения. Нужно строить новые или модернизировать имеющиеся сооружения, строить ливневые канализации. Нужно перехватывать потоки грязной воды на территории городов, крупных сельских населённых пунктов. Городские стоки сегодня мы очищаем плохо. Это самая большая проблема на сегодняшний день. Промышленность хоть как-то вкладывает ресурсы в очистные сооружения, там есть экологический контроль, а городские очистные сооружения работают плохо.

Обращение с отходами. Здесь тоже всё очевидно: сортировка, переработка, строительство биогазовых установок, которые позволяют получать газ. Нам надо работать над получением биотоплива. На мой взгляд, пока нам не надо увлекаться такими темами, как сжигание мусора, строительством мусоросжигательных заводов. Они стоят очень дорого – 6-10 миллиардов, толку от них немного. Нам надо научиться сортировать, перерабатывать вторичные отходы. За счёт этого мы можем выиграть в уменьшении объемов отходов, в некоторых случаях в десятки раз. В этой сфере нужно активно развивать механизмы государственно-частного партнерства, привлекать бизнес к внедрению современных технологий раздельного хранения, сбора, вывоза, утилизации и переработки твердых бытовых и промышленных отходов. Конечно, нужно работать с населением. Во многих регионах были попытки раздельно собирать мусор, и практически нигде это не получилось. Хотя в мире отдельные страны такую задачу уже решили.

Для решения финансовой стороны переработки отходов и другой природоохранной работы нужно возрождать в регионах экологические фонды. Раньше у субъектов страны были ресурсы на решение таких пусть маленьких, но острых проблем. Сегодня таких денег практически нет. Экологические фонды прекратили свою деятельность. В части ликвидации накопленного экологического ущерба требуется ускорить принятие соответствующей федеральной целевой программы. Необходимо законодательно закрепить понятие «накопленный экологический ущерб», провести полную инвентаризацию таких объектов на территории округа и весь комплекс работ по ликвидации ущерба с привлечением средств федерального и региональных бюджетов.

Субъектам Российской Федерации нужны дополнительные полномочия по осуществлению экологического контроля. Сегодня у есть федеральная служба, она работает неплохо. Но кто как не субъект страны заинтересован в решении экологических проблем, возникающих на территории области, края, республики. Давайте мы и этот вопрос обсудим. Не надо моменты, которые обеспечивают нашу жизнь, рассматривать в Москве, в федеральных структурах. Дайте нам эти полномочия, мы с ними справимся. Они понятны субъектам, и здесь никакой сложности нет. По особо опасным, по особо крупным предприятиям этот контроль можно оставить за федеральными органами власти. А всё остальное должно быть в ведении субъектов России.

Что касается повышения эффективности использования лесных ресурсов, здесь нужно сделать следующее. Первое – необходимо провести работы по лесоустройству. Мы должны знать, сколько у нас леса. Сегодня мы этого не знаем. Второе – постановка лесных участков на государственный кадастровый учет. Это тоже вариант контроля за тем, что происходит в лесу. Необходимо ужесточить контроль за деятельностью арендаторов. Это большая тема. На сегодняшний день в законодательстве имеются «прорехи», есть проблемы в этой части. Мы должны знать, как ведется на выделенных участках заготовка и вывоз леса, а также как осуществляются лесовосстановительные работы. Сегодня арендатору проще продать «кругляк» по цене 2,5-3 тысячи рублей за кубометр. На делянке этот лес обходится для арендаторов 250-300 рублей. В десять раз повышается цена леса от делянки до рынка. Ничего себе доходы можно получать, ничего не делая. Для чего нужна лесопереработка, если можно в десять раз поднять цену заготавливаемого леса. Упор должен быть сделан на открытие современных производств по глубокой переработке низкокачественной древесины, преобладающей во всех регионах округа. Нам нужна лесопереработка, нам надо выпускать конечную готовую продукцию. Нам нужны современные технологии. Нужны современные предприятия, которые перерабатывают не 10 тысяч кубов и не 100 тысяч кубов, а которые перерабатывают миллионы кубометров леса. У нас такая возможность есть. Мы можем полностью обеспечить себя своей собственной продукцией. Всё должно производиться в Российской Федерации. Все возможности у нас для этого есть.

Уважаемые коллеги!

Я затронул лишь основные проблемы, на многих не остановился. Понятно, что вопросы, которые мы сейчас не обсуждали, требуют своего решения. Это законодательство, особо охраняемые природные территории, строительство крупных гидротехнических сооружений, переработка крупнотоннажных отходов и так далее. Этих вопрос сотни, если не тысячи. Сейчас нужно вырабатывать новые подходы, правовые, экономические, организационные инструменты для решения природоохранных задач. Я уверен, что сегодняшнее заседание Совета станет важным шагом в принятии и реализации выверенных рекомендаций по совершенствованию экологической политики в округе, в стране и в каждом субъекте Российской Федерации.

Спасибо большое.

Стенограмма подхода к прессе:

КОРР.: Михаил Викторович, ни для кого не секрет, что ПФО объединяет промышленно-развитые регионы, поэтому вопрос экологии для него стоит особенно остро. В связи с этим насколько активным было обсуждение на данном Совете, какие предложения поступили от регионов и что можно реализовать на практике?

М. БАБИЧ: Я бы даже сказал не предложения, а обоснованные претензии, которые есть у регионов. О том, что полномочий самих субъектов Российской Федерации крайне недостаточно для того, чтобы регулировать возможность противодействия экологическому ущербу, который наносят те или иные промышленные предприятия, нефтеперерабатывающие заводы и просто все хозяйствующие субъекты.

Максимально централизованы эти полномочия, очень много вопросов, которые сегодня не разграничены по уровням компетенции даже на федеральном уровне, а по большому счету всё то, что действует на окружающую среду, так называемая антропогенная обстановка, всё это остается в регионах, давит на людей. И сегодня принять эффективные меры, к сожалению, с разных уровней власти по ряду вопросов не получается. Поэтому суть разговора свелась к тому, чтобы разграничить полномочия в этой сфере, дать достаточно широкие полномочия самим субъектам, вести экологический мониторинг, иметь возможность правоприменительную практику использовать с точки зрения наказания тех, кто нарушает природоохранное законодательство. С другой стороны, создание необходимых экономических стимулов для того, чтобы природоохранное законодательство не просто соблюдалось, а чтобы вкладывались деньги в развитие современных технологий, в систему мониторинга, систему ликвидации последствий ущерба и так далее. По этим вопросам, действительно, сегодня была бурная дискуссия. Я думаю, те предложения, которые мы выработали в рамках этого разговора, будут очень полезны и в значительной степени должны быть реализованы.

КОРР.: Рустэм Закиевич, скажите, пожалуйста, где грань между размещением в регионе экологически грязных производств и в целом развитием экономики? Нам бы не хотелось жить в пещерах и собирать шишки, с другой стороны, и общество, и инвесторы должны знать конкретные критерии.

Р. ХАМИТОВ: Я думаю, что грязные экологические производства не надо размещать на территориях субъектов Российской Федерации. Дело в том, что сегодня современные технологии позволяют абсолютно любые производства сделать экологически чистыми, какими бы они тяжелыми внешне ни казались. В этой части надо стараться, чтобы современные предприятия, производства, размещаемые на территориях субъектов Российской Федерации, были экологически благополучными.

С другой стороны, вокруг строительства такого рода предприятий часто возникают спекуляции, в том числе вызванные и политическими мотивами. Здесь надо уметь отделять одно от другого. У нас в Республике Башкортостан грязных экологических производств по определению не будет. Строить предприятия мы будем, заниматься развитием производств обязательно будем, промышленность будет развиваться, новые рабочие места будут создаваться, но эти предприятия будут экологически чистыми. Те, кто спекулирует на этой теме, кто «поджигает» наше общество против строительства промышленных предприятий вообще – это безответственные люди. Они ни за что не отвечают, они просто кричат, пугают людей, а реально ситуацию они не улучшают. Ответ простой – будем строить. Мы будем строить чистые современные предприятия.

КОРР.: Михаил Викторович, высокий уровень криминализации сейчас одна из главных проблем лесного хозяйства. Что нужно сделать, чтобы, с одной стороны, ликвидировать теневой бизнес, а с другой предпринять какие-то меры, чтобы привлечь бизнесменов, которые хотят честно работать и зарабатывать в этой сфере.

М. БАБИЧ: Вы сами совершенно правильно сказали, что, прежде чем что-то ликвидировать, нужно создать условия для эффективного экономического хозяйствования в лесу. Бизнес должен приходить на долгосрочной основе, бизнес должен иметь очень четкие договоры аренды, права и обязанности в рамках договора, четкие инвестиционные соглашения, которые, безусловно, должны соблюдаться. А контрольно-надзорные органы должны обеспечить неукоснительное выполнение и арендных, и инвестиционных соглашений. Тогда в этой ситуации возникают и возможности правоохраны действовать в соответствии с законодательством для того, чтобы пресекать противоправную деятельность. Потому что сегодня все это размыто и с точки зрения ответственности, и с точки зрения исполнения обязательств по аренде и инвестиционным соглашениям, и с точки зрения возможностей Рослесхоза осуществлять контрольные функции. Мы сегодня обсуждали, что до 150 тысяч гектаров приходится на одного лесника в Пермском крае. О каком контроле мы можем говорить в этой ситуации? С другой стороны, нужно подумать и о материально-техническом обеспечении лесничих и лесхозов. Сегодня на лыжах делянку не обойдешь – нужна современная техника, современная система видеонаблюдения, система видеоконтроля. В том числе для документирования тех противоправных действий, которые совершаются в лесу. И нужно смотреть по всей криминализованной цепочке, начиная от рубок леса, дальнейшей переработки, транспортировки и вывоза леса за рубеж. Это вся цепочка межведомственного взаимодействия правоохранительных органов, таможенной и налоговой службы, федеральной миграционной службы. Мы сейчас пытаемся все эти усилия сложить для того, чтобы была слаженная межведомственная работа по пресечению противоправной деятельности в сфере лесопользования. Но еще раз говорю: первично – создать правильные и эффективные условия для работы самих предприятий, хозяйствующих субъектов в лесу. Как только эти правила станут понятны, прозрачны и не просто четко регламентированы, но и будет механизм контроля их исполнения – тогда порядок в лесу появится и нам будет значительно проще эти задачи решать.

КОРР.: Рустэм Закиевич, в продолжение лесной темы, в Башкирии достаточно большая проблема – это вывоз «кругляка» и переработка его уже за пределами республики. Что делается для того, чтобы предотвратить хищения, и какова эффективность использования леса?

Р. ХАМИТОВ: Я сегодня приводил цифры. Себестоимость заготовки леса составляет порядка 300-400 рублей за кубометр. А на рынке при продаже этого «кругляка» цена уже 2,5-3 тысячи рублей за кубометр. В десять раз поднимается цена при перевозке от делянки до потребителя. Поэтому предприятия практически не заинтересованы в том, чтобы его перерабатывать. И в этой части мы должны сегодня создавать современные предприятия, которые заинтересованы в получении такого рода сырья к себе на предприятия. Это глубокая переработка древесины, ДСП, плиты OSB и так далее. То есть нужна переработка леса в субъектах Российской Федерации. У нас есть крупные лесные регионы: Пермский край, Кировская область, Республика Башкортостан, Удмуртия, Нижний Новгород и так далее – и везде не хватает переработки. Громадное количество отходов накапливается. Когда лес рубят – щепки летят. Так вот эти «щепки» составляют 50 процентов от объема того, что рубят. Только 50 процентов вывозят с делянки, а 50 процентов – остается, гниет, горит, загрязняет окружающую среду. Это тоже надо перерабатывать. Но где и как, кроме как не на предприятиях, которые нужно строить и делать. Далее – когда привезли это бревно, распилили – там тоже возникают отходы. Вообще говоря, используется только 25 процентов – только четверть – древесины, которая заготавливается в лесу. Поэтому громадная задача – перерабатывать отходы. Громадная, колоссальная задача. Есть предприятия – надо строить их. Есть технологии – их надо использовать. И все это будем делать, конечно.

КОРР.: Михаил Викторович, вы назвали первоочередные задачи для повышения эффективности лесной отрасли. Не останется ли это декларацией? Существует ли «дорожная карта»?

М. БАБИЧ: Существует не просто «дорожная карта», а принят базовый закон – 415-й – который вступил в силу с первого января текущего года. Этот закон имеет целый ряд промежуточных этапов по легализации лесопользования, ликвидации теневого сектора в лесу, по формированию всей документальной базы и так далее. Он поэтапно вводится, почти каждые три месяца. К нему будет разработано порядка 40 подзаконных актов. На федеральном уровне сформирована соответствующая рабочая группа. Будет создана единая система учета лесных ресурсов, которая позволит учитывать весь путь – начиная от дерева, которое срубили, и заканчивая его конечным пунктом применения: либо это «кругляк», который уехал за границу, либо это бревно, которое попало на переработку и из него потом появился следующий продукт. Все это должно в течение двух лет быть реализовано. Это не просто «дорожная карта», а федеральный закон. И еще есть ряд законов «на выходе», которые позволят нам создать рациональные и экономически эффективные условия лесопользования.

КОРР.: Это в ближайшие два года?

М. БАБИЧ: Да, это в ближайшие два года. К реализации части положений уже приступили первого февраля. И далее – поэтапно 1 июля, 31 декабря 2014 года положения закона вступят в силу. Дан период субъектам хозяйствующей деятельности, чтобы можно было перестроиться. Не ломать, не остановить все отношения в лесу. Проще всего сейчас взять и остановить, разорвать аренду и заново всё запустить, но этим мы еще больший ущерб нанесем тем, кто работает сегодня в лесу. Поэтапно вводим для того, чтобы люди могли спокойно подготовиться, перестроиться, закупить необходимую технику, нанять трудовые ресурсы и приступить к нормальной, цивилизованной работе.

Инфографика к выступлению Рустэма Хамитова:

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт