Обычный вид

Новости

25.02.2012 00:43:06

Рустэм Хамитов встретился с представителями интернет-сообщества

24 февраля в Уфе Президент Башкортостана Рустэм Хамитов провел встречу с представителями интернет-сообщества, на которую были приглашены модераторы общественных сайтов и тематических групп в социальных сетях, авторы «Общественной электронной газеты», блогеры.

Стенограмма встречи:

Рустэм Хамитов: Добрый день, дорогие друзья! Мы давно не встречались, больше года. Считаю, что это неправильно - делать такие перерывы в наших встречах. Исправляем ошибки. Во-первых, чем обусловлена эта встреча - нашими договоренностями, что мы будем регулярно встречаться, общаться, обсуждать вопросы, которые у нас есть. Ну и, собственно говоря, формировать, может быть, общую точку зрения на то, что происходит в республике и на то, что нужно сделать в республике для того, чтобы наша жизнь, по возможности, улучшалась.

За тот период времени, который мы с вами не виделись (произошло) достаточно много изменений в Республике Башкортостан. Я не хочу останавливаться на цифрах роста производительности труда или объемов промышленного производства. Все не очень интересно и не информативно, и, видимо, надо переходить к другим категориям. К категориям, может быть, нравственным, духовным. К категориям, которые делают жизнь человека глубже. И, тем не менее, конечно, я не удержусь от того, чтобы привести несколько цифр, характеризующих состояние республики.

Мы закончили 2011 год достаточно благополучно и находимся среди лидеров Российской Федерации по основным показателям промышленного производства, экономического развития. Этот факт зафиксирован органами государственной статистики Российской Федерации и, может быть, для меня самое отрадное, что мы впервые за последние годы вошли в пятерку лучших регионов Российской Федерации по отношению денежного дохода к стоимости фиксированного набора потребительских товаров и услуг. На доходы, полученные нашими гражданами, это средние цифры, можно приобрести около трех наборов. И это пятый результат в Российской Федерации. 2,83 - наша цифра. Я могу сказать, что среднероссийская цифра - 2,3. У нас - 2,83. И, вообще, по этому показателю мы занимаем первое место в Приволжском федеральном округе, обогнав Республику Татарстан, которая занимает 9 место. Ну, и ряд других субъектов Российской Федерации Приволжского федерального округа - Самарская область (14), Пермский край (20), Нижегородская область (28 место). Ну, и так далее. Кто впереди нас? Москва, Ямало-Ненецкий автономный округ, Ненецкий автономный округ и Свердловская область (наш ближайший сосед опережает нас на одну сотую). Этот показатель характеризует, в известной степени, качество жизни в Республике Башкортостан. И, собственно говоря, можно о чем-то другом и не говорить с точки зрения оценки нашей деятельности, оценки деятельности экономики в 2011 году.

Я, кроме того, добавлю, что малый бизнес, предприятия малого бизнеса уверенно входят во все рейтинги Российской Федерации, в верхние половины рейтингов. И такая авторитетная организация, как «Опора России», произведя обследование 40 с лишним регионов Российской Федерации на предмет благоприятности создания условий для малого бизнеса, включила Республику Башкортостан в первую десятку. Мы занимаем 7-8 место в Российской Федерации. Это вот незримые, может быть, и не очень известные гражданам республики показатели, характеризующие нашу деятельность. Для меня, как руководителя республики, безусловно, эти данные значат многое. И самое главное то, что мы движемся в нужном направлении, движемся тем курсом, который для себя определили полтора года назад.

Достаточно большие изменения произошли в корпусе руководителей всех структур, работающих на территории Республики Башкортостан. Прежде всего, это государственные органы власти и муниципальное управление.

Практически во всех городах Республики Башкортостан поменялись главы городских округов. Уфу, Стерлитамак, Салават, Кумертау, Учалы, Сибай, Нефтекамск возглавляют новые люди. В основном молодые – 30-35-летние. Это то, что называется «кадровый резерв» – люди, которые ориентированы на будущее.

Кроме того, в двадцати с лишним муниципальных районах Республики Башкортостан тоже работают новые люди. Абсолютно новой формации, с новыми подходами. И все это опять же дает уже хороший практический результат.

Еще приведу два примера: город Октябрьский и Нуримановский район Республики Башкортостан заняли первые места в рейтинге муниципальных образований Российской Федерации в части предоставления преференций малому бизнесу.

У нас проведена большая работа по реформированию законодательства в части, касающейся развития предпринимательства, привлечения инвестиций, создания благоприятной среды для бизнеса. Мы практически завершили работу по корректировке законодательства Республики Башкортостан. Кроме того, с 1 января 2012 года все более-менее значимые законы в этой части уже работают и инвесторы, которые приходят в республику, получают существенные преференции в части налогов республиканского значения.

Недавно мы беседовали с инвестором, который пришел в город Октябрьский. Он возобновил работу завода, который выпускает керамическую плитку. И он говорит: «Рустэм Закиевич, не поверите – я даже никому не поставил бутылки коньяка. Не то, чтобы кому-то взятки давать, а даже бутылку коньяка не поставил – настолько все четко и хорошо было сработано на уровне муниципалитета с точки зрения предоставления права собственности, имущественных налогов, которые находятся в ведении муниципалитета и Республики Башкортостан».

Собственно, для меня это была самая хорошая новость – о том, что инвестор (хороший, сильный инвестор – пришел из Санкт-Петербурга), вложил более двухсот миллионов рублей и сегодня уже смотрит вариант удвоения, а по некоторым параметрам – и учетверения объемов производства на этом предприятии. Вот этот инвестор так высоко оценил нашу работу.

Такие примеры должны множиться. Их должно становиться все больше. И, на мой взгляд, мы в этой части движемся правильно.

Нам удалось увеличить заработную плату в 2011 году с 16,5 тысяч до 19,5 тысяч. Это средние цифры. Мы понимаем, что значительное количество людей имеет заработную плату значительно ниже этих показателей. Тут и гордиться, и хвалиться нечем, но мы впервые за многие годы уменьшили разрыв между самыми высокими заработными платами и самыми низкими. В республике это отношение достигало двадцати. В прошлом году цифра зафиксирована на уровне семнадцати с половиной. Это много.

Цивилизованный мир признает пропорции в отношении 1 к 8, 1 к 10 – максимум. У нас 1 к 17,5 – это говорит о вопиющей социальной несправедливости, существующей в этой части, конечно, мы только в начале пути, но тренд, сформировавшийся, нас радует.

Еще одна тема – сбережения населения. В Республике Башкортостан, к счастью, третий год подряд идет процесс роста населения за счет демографических показателей, имеется в виду превышение рождаемости над смертностью. У нас в прошлом году родилось 56 тысяч 800 ребятишек. И умерло, к сожалению, 54 тысячи 500 человек. Таким образом, рост составил 1300, я округляю, 1300-1400 (человек) – естественный прирост населения. И мы понимаем, что может быть в этой части мы недорабатывали, особенно в части понижения смертности. Так как повышение рождаемости только за счет материнского капитала, финансовых преференций, которые предоставляются молодым семьям невозможно, надо существенно сильнее, мощнее, динамичнее работать в части снижения смертности. Огромное количество людей погибает в результате несчастных случаев, пожаров, ДТП на дорогах. Связано это с другими какими-то чрезвычайными событиями: много отравлений, суицидов очень много. Наша республика в силу разных причин является одной из лидирующих территорий в Российской Федерации по этому страшному показателю. Особенно нас волнует ситуация с детскими, юношескими суицидами. Это тоже есть, но и эти цифры двинулись, как нам кажется, в нужную сторону: меньше погибших на дорогах, меньше сгоревших в пожарах, меньше суицидов. Но, тем не менее, эти цифры пока еще высоки.

Мне часто говорят о том, что в республике стало «легче дышать». «Дышать» в смысле высказывания собственного мнения, с точки зрения создания общественных организаций, с точки зрения культурных событий, которые происходят у нас и для меня это тоже не последний показатель. Если к нам приезжают на гастроли крупные коллективы, всемирно известные, такие как, оркестр под управлением Гергиева, или наш знаменитый земляк Спиваков, или проходят гастроли Ленинградского Большого драматического театра имени Товстоногова, или труппы из Франции, Италии, конечно, для меня как заядлого, я не могу сказать театрала, но любителя искусств всех видов – для меня это очень значимое явление. Поэтому мы потихоньку начинаем интегрироваться в современный тренд, мейнстрим, как говорится, и республика выходит из состояния особой, спящей территории, не интересующейся тем, что происходит за пределами и старающейся не замечать того, что происходит у наших соседей. Мы стараемся сейчас замечать, видеть и сравнивать себя постоянно: участвуем в рейтингах, участвуем уже и в сравнениях и понимаем, что на самом деле мы достаточно уверено и хорошо чувствуем себя по многим вопросам. Но есть и провальные точки. Эти точки связаны не с экономикой впрямую и не с качеством жизни населения: я уже привел цифры, подтверждающие, что с этими показателями у нас все неплохо. Вопросы, касающиеся образования, вопросы, касающиеся работы с молодежью, вопросы, касающиеся интернет-технологий, того, что мы называем открытым правительством или открытой республикой. Так вот в этой части, конечно, мы еще далеки от совершенства, и, собственно говоря, проигрываем нашим конкурентам.

Возьмем образование, высшее образование, наши ближайшие соседи за последние годы смогли «пробить», другого слова я не подберу, формирование на своей территории научно-исследовательских федеральных университетов или федеральных крупномасштабных университетов. У нас в Республике Башкортостан нет ни одного такого учебного заведения. Мы продолжаем гордиться авиационным, нефтяным, аграрным, медицинским, классическим педагогическим университетом. Но, в то же время, мы понимаем, что в соседних регионах уже сформированы новые, научные и учебные комплексы, сформированы на современной основе, получающие добротное федеральное финансирование, получающие федеральное заказы в части науки и научного развития. И нет никаких гарантий, что через три, четыре, пять лет наши лучшие выпускники кроме Москвы, Санкт-Петербурга, не будут уезжать в Екатеринбург, Челябинск, Самару, Казань, Омск, Томск и другие города и оставаться там. Это вызов. И, собственно говоря, если мы в ближайшее время не исправим ситуацию, нам в конкурентной борьбе без сильных, крупных, современных университетов делать будет нечего. И наши результаты, как бы мы не старались, будут идти под горку, кроме того (существуют) риски, что эти университеты будут забирать у нас лучших преподавателей, будут забирать лучшие кадры, будут создавать крупные научные школы. Крупные школы, которые будут работать на острие современной науки. И в этом смысле я понимаю, что без реформы высшей школы на территории Республики Башкортостан нам не обойтись. Нам нужен современный крупный федерального уровня технический университет. Надо думать, каким образом его создавать: скажем, нефтяной плюс авиационный... Это должно быть новое учебное заведение. Не просто «кого-то к кому-то присоединили». А новое учебное заведение с новым качеством и с новыми форматами обучения. Нам надо понимать, как и что делать с классическими нашими институтами в прошлом, а сейчас университетами: медицинским, аграрным, педагогическим, Академией искусств. В этом будущее нашей республики. И в этом смысл работы и правительства в том числе, и моей работы как президента - создание современной наукоемкой, интеллектуальной системы высшего образования республики.

Кроме того, у нас довольно в таком архаичном состоянии прибывает система средне-специального образования и профессионального образования, средне-профессионального образования. Не сделав там крупных шагов, мы еще сколь угодно долго (можем) гордиться нашими предками, вчерашними заслугами, но иметь очень туманное, расплывчатое будущее. Поэтому мои усилия сейчас направлены на то, чтобы формировать вот эту образовательную среду, стараться сделать ее современной. Я понимаю, что буду иметь достаточно большое сопротивление, в том числе и со стороны консервативной части нашей общественности, профессорско-преподавательского состава, которым сегодня, может быть, живется, с одной стороны, не очень богато, но с другой стороны не так хлопотно, «есть и есть». «На мой век хватит. Хорошо, мне больше ничего не нужно». Мы должны думать о трендах, которые приведут нашу республику в лидеры через пять, десять, пятнадцать или двадцать лет.

Второй главный вопрос: повышение узнаваемости республики в деловом мире, в экономике. Мы должны научить себя позиционировать. Сейчас все больше о нас говорят, но пока это все это больше на таком провинциальном уровне. И неспроста мы стараемся получить крупные спортивные соревнования. Мы должны сегодня сформировать имидж республики как современной, настроенной на модернизацию, с хорошими точками роста и, не только в тяжелом секторе экономики, который у нас на сегодняшний день избыточен (это добычи нефти, нефтепереработка, химия многотоннажная, горнодобывающая промышленность, тяжёлое машиностроение) – здесь у нас все неплохо. Но мы должны быть той территорией, на которой развивается новое производство: IT, сфера обслуживания, новые технопарки, новые индустриальные парки. Вы все это неоднократно слышали, и мне нет необходимости детально, подробно говорить об этом. Но вот этот «переформат», переход в новое качество, он тоже чрезвычайно сложен, чрезвычайно тяжел из-за сложившейся структуры производства, которая долгие десятки лет кормила нас с вами и создавала все, что у нас на сегодняшний день есть и, от которой не то, чтобы отказываться нужно, но переходить в новое качество.

Если вы помните, и знаете о том, что существует три стадии развития общества: первая – это аграрная, вторая – индустриальная, а третья – информационная. Мы еще отчасти находимся на первой стадии - аграрной. Мы ведь во многом аграрная республика. Но это дает плюсы нам с той точки зрения, что мы можем развивать этот аграрный сектор на новых модернизационных позициях.

Таким образом, складывается задача о том, чтобы наш регион переходил в новое качество, переходил на новые рельсы. Это невозможно сделать без первого пункта, о котором я уже сказал – это вузовская и образовательная сверхсовременная среда. В противном случае мы будем хорошим, добротным, сильным регионом, но обреченным на медленное забвение и затухание. Такая перспектива никого не радует. Безусловно, мне меньше всего хотелось бы, чтобы прогноз такого рода сбылся. Но для того, чтобы развиваться и идти вперед, нам нужно сделать очень многое.

Знаменитый американец, писатель, социолог, футуролог Элвин Тоффлер в одной из своих книг приводил следующий пример. Представьте себе шоссе, по нему едут автомобили и самым быстрым на этом шоссе является автомобиль с надписью «Бизнес». Он едет со скоростью, допустим, сто километров в час. На втором месте, с позиции его представления об американском обществе, движется автомобиль со скоростью 90 километров в час, на котором надпись – «гражданское общество». Это общественные организации, которые, действительно, генерируют идеи, будоражат общество, движут его вперед, иногда создавая проблемы, но они все-таки чуть позади бизнеса, потому что у них нет ресурсов, нет таких средств. Далее со скоростью 65 километров в час движется… кто? Власть движется со скоростью 25 километров в час – это скорость движения властных структур. Существенно отстает от гражданского общества, существенно отстает от скорости движения бизнеса. Со скоростью 10 километров в час движется система образования. Она считается консервативной, не меняющейся с середины XX века и не имеющей каких-то больших перспектив в том формате, в котором она на сегодняшний день есть. И замыкают это шествие законодатели, законы, которые на самом деле (выглядят) тяжкими гирями на ногах общества и на сегодняшний день не соответствуют состоянию общества. Вот такая американская градация в глазах известного писателя, политолога, социолога.

Я думаю, что с какой-то степенью приближения можно говорить о такой же картине и для нашей страны, в частности, для нашей республики. Да, мы, наверное, вряд ли поставим на первое место бизнес, потому что он у нас своеобразный. Но, тем не менее, он все-таки движется с более-менее приличной скоростью, модернизирует предприятия. Да. В этой среде работают акулы и хищники, которые научились уже не замечать людских бед, горестей и движутся только к одной цели – повышать свою капитализацию. Но все равно по своему развитию, по движению, по имеющейся динамике – они все-таки лидеры, наверное.

Точно так же мы понимаем и роль властных структур на сегодняшний день – они являются тормозом. Хорошо, если бы это была только умеренно консервативная роль, которая сглаживает шероховатости нашего общежития. Но нет. Во многом не успевают властные структуры за тем, что происходит в стране. И сегодняшние события наглядно это демонстрируют.

Законодательство, которое сегодня гипертрофировано, разобраться в котором не может не то, чтобы рядовой человек, а специалист высокого уровня, в котором огромное количество брешей, лазеек, непонятностей и условностей, – является одним из главных тормозов движения нашей общественной структуры.

Мы должны работать над тем, чтобы эти элементы, которые не позволяют нам развить нужную скорость, либо выправлять, либо реформировать, либо пересаживаться на другие машины.

У нас в республике немного зависит от нас. Мы – неделимая часть Российской Федерации. И мы, безусловно, не можем создавать «под себя» какие-то законы, принципиально отличающиеся от российских.

Мы понимаем, что на определенном этапе «разношерстность» Российской Федерации была вызовом, была риском для страны, и создавались уже квазигосударства в составе России. Безусловно, любого федерального правителя такая ситуация и пугает, и заставляет быть очень осторожным, принимать иногда чрезвычайные меры для того, чтобы восстановить целостность.

Такие меры были приняты в 2000 году. И это надо принимать как должное. Тогда, конечно, была укреплена целостность страны путем создания и федеральных округов, и назначаемостью глав регионов. Но сегодня мы понимаем, что сильных регионов в Российской Федерации в конечном итоге не прибавилось. Да, есть вертикаль, есть управляемость на уровне федеральных органов, но количество сильных территорий не стало больше.

Слабые – как были, так и остались слабыми. Средние – кто лучше, кто-то чуть хуже. А в лидерах, неожиданно оказались те, у кого степень самостоятельности была больше.

Мы можем привести пример успешного развития нашего соседа – Татарстана, которого сегодня не хвалит только ленивый. Во многом это связано с тем, что управляемость территории с точки зрения распоряжения собственными ресурсами (и на сегодняшний день) очень велика.

Есть пример успешного развития Тюменской области. Там хороший менеджмент на уровне областного руководства. Там достаточно приличные сырьевые ресурсы, которыми богат этот край, и значительная часть которых остается в распоряжении региона. Отсюда и динамика. Мы можем говорить о хорошем поступательном движении Красноярского края.

Это все примеры, которые я знаю лично. Когда я работал на уровне Правительства Российской Федерации, я объездил всю страну. И это все знаю.

Мы можем говорить и о хорошем, динамичном развитии Чечни. То, что там было и то, что там стало – это «две большие разницы». И это тоже в известной степени неплохой пример самостоятельности в части распоряжения большими ресурсами, которые поступают на эту территорию. Я могу привести примеры Московской области, Ленинградской области и Санкт-Петербурга, Калужской области, успешно развивающихся, географически интересных регионов с хорошими возможностями привлечения кадров, хорошими компетенциями, ну и так далее. Вот и все. Остальные регионы, продолжая работать в общем тренде, тем не менее, не демонстрируют каких-то сильных и крупных результатов. Это заставляет задуматься над тем, что действительно регионы должны иметь достаточную степень свободы для того, чтобы могли развивать и свои экономические возможности, и работать для людей, проживающих на этой территории.

Вопрос, может быть, и спорный. Какова степень самостоятельности? Какими должны быть преференции, предоставляемые субъектам Российской Федерации? Как наращивать вот эти «мускулы» регионам? Потому что слабосильные регионы, конечно, не могут составить, - даже все вместе, - сильную, большую Россию, не могут придать силы и динамизма России. Конечно, должны быть сильными регионы. Сложный вопрос, философский, на который ответов несколько, но взаимоисключающих. Одни говорят – нужна сильная Россия через сильный федеральный центр, другие говорят сильная Россия через субъекты.

Я, может быть, сознательно отвлекаюсь от основной темы нашего разговора, когда вы уже возьмете бразды правления в свои руки, а я буду отвечать на ваши вопросы. Где-то, может быть, мы будем спорить, но я в очередной раз хочу сказать, что жизнь наша усложняется. Ее нельзя втиснуть в какую-то матрицу, в какую-то модель и каждая территория сегодня уникальна по-своему, индивидуальна. Я все-таки в душе являюсь человеком, который бы предпочел бОльшую степень свободы для регионов, бОльшую степень свободы для местных властей, для муниципалитетов. Сегодняшнее состояние муниципалитетов – это просто-напросто беда и катастрофа. Территории на 25% обеспечивают себя финансами. Что может быть хуже этого, хуже такой рабской зависимости от региональных властей и от федеральных властей? Сложные вопросы, еще раз говорю, на которые дать ответы тяжело, но время все расставит по своим местам. Хотя нам хочется, чтобы все развивалось и двигалось шире и быстрее.

И в завершение своей вступительной части я еще хочу сказать о следующем. Сегодня, хотим мы того или не хотим (мы говорили: аграрное общество, индустриальное общество), мы так или иначе находимся уже в составе информационного общества. У нас есть интернет, у нас есть мобильные и сотовые телефоны, у нас все необходимые инфраструктуры в этой части есть, мы же не мыслим себя без современных технологий. Каждое министерство имеет свой сайт, Правительство и Президент республики, страны и так далее. И, тем не менее, степень открытости нашего общества пока еще не высока. Министерства выставляют только ту информацию, которая выгодна, зачастую игнорируя справедливые возмущения и требования людей. Это касается публичных министерств, к которым приковано внимание – здравоохранения, образования или социальной защиты. Мы понимаем, что не существует обратной связи между обществом и органами государственной власти в той мере, которая нужна на сегодняшний день. Все равно византийский тип правления берет вверх и попытки сделать власть сакральной, недостижимой, вне зоны критики все-таки присутствует и существует. При этом я, конечно, разделяю критику на, скажем так, конструктивную и оголтелую. Вот я сторонник, безусловно, конструктивной критики. Оголтелая критика - это не критика – просто-напросто, скажем так, сведение счетов.

Я бы хотел предложить реализовать в Республике Башкортостан проект, который, условно, можно было бы назвать «Открытая республика». Открытая не в части того, о чем мы говорили вначале: «Да здравствует инвестор! Приходи. У нас будет все хорошо. Приезжайте, деятели культуры. Мы вас, так сказать, обнимем, расцелуем, подарим цветы. Все будет хорошо!». Открытая, с точки зрения всего множества обсуждения вопросов, существующих в органах государственной власти, в органах муниципального управления, вопросов, которые волнуют общество в целом. Нам нужны специализированые порталы, нам нужны специализированые сайты, порталы, на которых мы можем проводить дискуссии, обсуждать эти проблемы. И, собственно говоря, наши первые, но пока еще робкие попытки создания информационного общества, создания модели открытой республики показывают, что мы, с одной стороны, на верном пути, но с другой стороны, – (нам) еще не хватает общей взаимной культуры в части продвижения такого рода проектов: (наблюдается) неконтролируемый поток жалоб, начиная от того, что во дворе выгребная яма, ее никто не очищает и, заканчивая глобальными вопросами, вроде того, что пора лететь на Марс и там создавать свою колонию. Нам нужно выработать этот элемент культуры, нам нужно выработать механизм этого общения. Я надеюсь, вы правильно меня понимаете. Есть эти проекты: открытое правительство, открытая страна, открытая республика - предлагаю я. И если у вас будут мысли на этот счет, пожалуйста, давайте подискутируем. На этом я завершаю свое вступительное слово. Пожалуйста, кто первый? Ну, вот вы, по-моему, первая подняли руку. Пожалуйста.

Алиса Курамшина: Добрый вечер, Рустэм Закиевич. Рада, приветствовать Вас от себя лично. Я очень рада присутствовать здесь. Это первая для меня встреча. И, кстати, хотела бы как раз поделиться опытом соседнего региона по поводу «открытой республики». Недавно у нас в УГАТУ проходила студенческая конференция… Туда приезжал самарский блогер. Он рассказал о том, что у них там существует такая организация как «Виртуальная мэрия», которую представляют собой блогеры. Они там занимают, знаете, некие министерские посты без портфеля практически. Он сам признался, что подобный опыт в какой-то степени номинальный. Но есть такие блогеры, которые горят за свое дело. Совсем недавно было принято решение благодаря виртуальному правительству Самары, касающееся, отстрела диких собак в городе. Это как раз движение было поднято из народа, так скажем. Как Вам кажется, вот подобная структура виртуального правительства, насколько она (эффективна)? Спасибо.

Рустэм Хамитов: Я уже сказал, что я «за». И готов обсуждать все предложения в этой части и для меня нет никаких барьеров в создании такого виртуального правительства и виртуальных структур, которые могли бы, во-первых, генерировать идеи, во-вторых, предлагать варианты реализации и, в-третьих, следить за тем, как это реализуется. Как это сделать и в какой форме, это вопрос скорее технологический. Идеологически - я «за». Пожалуйста, еще вопросы.

Олег Гайсин: Рустэм Закиевич, добрый день. Во-первых, спасибо Вам за приглашение. Вы меня приглашаете уже второй раз. Я человек из образования. Рустэм Закиевич, я помню, когда мы с Вами встречались в ноябре 2010 года, я достаточно эмоциональный спич тогда произнес по поводу проблем наших в образовании. Вы сейчас только что опять их обозначили. Кстати, Вы мне дали конкретное поручение по реализации проекта в профобразовании. Об этом чуть попозже. Я что хочу сказать. Дело в том, что я две недели назад был в Москве на Всероссийской конференции «Инновации и образовательный маркетинг». Вы только что говорили, что все регионы, кто-то в большей мере, кто-то в меньшей мере старается какие-то реформы, в том числе в образовании производить. Так вот представляете, было 126 человек со всех регионов России, от Камчатки до Калининграда. Из Башкирии из сферы образования я был один. НПО, СПО, среднее профобразование, начальное профобразование. То есть, по большому счету, Рустэм Закиевич, это как бы никому не надо. Много очень декларируется. И, скажем так, наверное, мало делается. И вот по поводу Вашего поручения, которое Вы мне давали. Я работаю в Индустриальном техникуме в Туймазах. Вы, выслушав меня в прошлый раз, дали мне поручение - сделать какой-то конкретный проект. Я Ваше поручение выполнил, и у Вас в блоге периодически отчитывался. Может быть, Вы помните. Мы создали Ресурсный центр на базе нашего Индустриального техникума. Мы не ходили по кабинетам, не просили деньги на создание этого Ресурсного центра для реформы образования и тому подобное. Мы просто участвовали в Вашем конкурсе, Вы выделили 150 миллионов рублей на реформу именно СПО и НПО. Мы выиграли 23 миллиона и на эти деньги мы полностью технически перевооружились. Мы развиваем на данный момент учебно-методическую учебно-производственную деятельность. Мы сейчас делаем то, о чем Вы говорили и в прошлый раз и в этот раз. Мы стараемся, но у нас, я считаю, так в СПО, в НПО, в профобразовании, я не говорю про высшее образование. У нас очень большая проблема. У нас проблема кадров. Буквально недавно был выпуск, по-моему, третий или четвертый, Школы российской политики. Тренд был такой – подготовить, так сказать, приличных политиков для республики. Политиков готовят. На данный момент, по-моему, Ахмадинуров выдал около ста человек. Подготовлены политики для республики. А почему не готовят кадры именно топ-менеджеров, скажем так, топ-менеджеров для нашего образования? Такого нигде нет.

Рустэм Хамитов: А кого готовят наши педагогические университеты, институты, техникумы?

Олег Гайсин: Вопрос, наверное, риторический. Наверное, «без ответа». Я считаю так: нет таких людей, вернее, их мало, которые полностью адаптированы именно под проблемы, под современные проблемы образования. Именно. Мало ведь просто командовать коллективом, зарплату выбивать в министерстве и так далее. Реформы двигать нужно. А для этого нужно учиться. Много учиться и желательно не здесь. Желательно на российском уровне, ну и, если получится – международном. То есть у Вас на этот счет есть какие-то мысли, Рустэм Закиевич?

Рустэм Хамитов: Я не могу себя считать профессионалом в области образования – тем более среднего. Но понимаю, так, что, наверное, во многом система еще консервативна – это тоже понятно. И возглавляют ее люди, которые сформировались в идеологическом смысле «давным-давно». Безусловно, может быть и так.

Мы с вами говорили об американцах, которые системе образования отвели скорость десять километров в час. Наверное, у нас тоже с такой скоростью движется этот автомобиль.

Я вспоминаю свое выступление перед студентами в педагогическом университете. Мы как-то пытались обсуждать и эту тему. Но там все сводилось к следующему: «Я заканчиваю университет, у меня будет маленькая зарплата, у меня будет тяжелая работа, неадекватная этой заработной плате. У меня не будет квартиры. Как Вы исправите ситуацию?». Ну, как? Даже будучи волшебником её не исправишь одномоментно. Это, во-первых. А во-вторых, мы понимаем, что сегодняшние затраты на образование уже столь высоки, что добавлять к этому какие-то значимые финансовые куски мы просто уже не в силах. У нас 30% бюджета республики уходит на образование. Даже больше 30%.

У нас сегодня 25% уходит на медицину. 30% плюс 25% – уже 55%, а то и все 60%. Помощь людям, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации, – инвалидам, мамам-одиночкам и так далее. Это тоже огромные деньги.

Мы не можем больше наращивать финансирование этой отрасли. Не можем. Что вы от меня сейчас ждете? Какого ответа на этот вопрос? Финансы? Я вам сейчас точно скажу – мы только можем заниматься оптимизацией. Мне говорят о том, что «мы не дадим закрывать школу в нашем населенном пункте или нашем городе, или в нашей деревне, даже если там учится всего лишь десять человек». Понятно, что это местечковый подход и мы, безусловно, должны уходить от таких вариантов.

Мы не тянем просто-напросто. Мы бедные. Мы сегодня не являемся богатой страной, страной, в которой доходы составляют тысячи долларов на человека в год. Средняя заработная плата успешного жителя Башкортостана составляет порядка 20 тысяч рублей. Если мы переведем в «зеленые» или какие-то другие бумажки – мы получаем цифру совсем невысокую. Но при этом мы хотим иметь у себя самую современную, самую хорошую, самую мощную и сильную систему образования. Так не бывает.

И потом – спрос рождает предложение. Есть ли спрос на такого рода специалистов? Сколько их нужно? Какими они должны быть? Действительно, кто их должен готовить? Если мы сегодня перешли или переходим на Болонскую систему образования, если мы перешли уже к бакалавриатам в высшей школе, ЕГЭ и прочим спорным способам оценки знаний студентов и выпускников, то, наверное, надо делать и следующие шаги. Действительно, мы ведь уже строим капиталистическое общество…

Вы, пожалуйста, дайте мне ответ. Мне задавать этот вопрос бесполезно, потому что я в своей работе опираюсь, чаще всего, на мнение экспертного сообщества. Я читаю их работы, записки, аналитику, то, что они предлагают мне, несколько вариантов, мы их обсуждаем. Но вот на ваш вопрос, конечно, у меня такого четкого, правильного, устоявшегося ответа нет.

Олег Гайсин: Может быть, дело все-таки не в финансах, а в людях? Как Вы считаете?

Рустэм Хамитов: Вы знаете, как говорил один известный персонаж, «других людей у нас нет». Вот наше общество таково, какое оно есть на сегодняшний день. Да, мы начинали полтора года назад свою деятельность в интернете. У нас сформировалось интернет-сообщество, достаточно много разумных, толковых людей учувствуют в этом проекте и, в тоже время, на этой площадке появились хулиганы. На этой площадке появились вредители, маргиналы. И чем дальше, тем больше их становилось. И в конечном итоге этих людей стало больше. Они вытеснили разум, вытеснили аналитику, вытеснили хорошие, добрые предложения. Они превратили это все в какой-то сброд. Значит, наше общество таково. Что с этим делать? Как с этим бороться? Поэтому, вот эти вопросы о смысле жизни, о том кто мы есть, как нам дальше двигаться, кто мы такие - это, конечно самые сложные вопросы. Но в данном случае люди со своей жизненной позицией, пониманием того, что они делают правое дело - они должны быть более активными, они должны занимать наступательную позицию в этой части. Сегодня интернет во многом напоминает, - не во всех его частях, конечно, - напоминает город, который захватили хулиганы какие-то. Современная технология, красивые дома, красивая идея, возможность общения для разумных, толковых людей. И сегодня там хулиганы: с палками в руках, бьют стекла, переворачивают машины, разводят костры ненависти. Это же так. Сложный вопрос. Я сегодня не смогу ответить.

Олег Гайсин: Рустэм Закиевич, можно еще вопрос? Вообще наша с Вами встреча много изменила для меня лично. Почему, потому что я влез в общественную деятельность очень сильно. Я очень внимательно все Ваши действия отслеживаю: по телевизору и так далее. Я заметил такую вещь: когда Вы приезжаете в город или район, любой неважно, первым делом глава администрации просит у Вас деньги. Деньги на больницу, деньги на дорогу, деньги на туннель, еще куда-то. То есть на такие социально-значимые проекты и тому подобное. Вот, раньше власть рапортовала, что у нас все хорошо, все зашибись. А сейчас тренд такой появился – просят деньги. Вот как Вы к этому относитесь? Что у Вас просят деньги, а не пытаются их заработать?

Рустэм Хамитов: Отношусь плохо, безусловно. Я всегда все свои разговоры начинаю с главой муниципалитета или городского округа о том, а сколько ты сам зарабатываешь? И вы знаете, есть люди, которые не могут ответить на этот вопрос. Я говорю, ты иди, подсчитай, сколько ты зарабатываешь, и после этого приходи и уже спрашивай о деньгах. Повышать долю собственных доходов – это непременная и обязательная задача любого руководителя территории. Любого абсолютно. И в этом смысле я действую довольно жестко, а иногда и жестоко. Конечно, просят, стараются угодить или разжалобить так, чтобы у меня слезы из глаз потекли и показывают все, что и нельзя может даже показывать человеку нормальному, разумному. Конечно, я, прежде всего, задачу ставлю, чтобы не было иждивенческих настроений, но опять же эти люди по-другому не могут, значительная часть не может по-другому.

Евгения Сюткина: Рустэм Закиевич, добрый вечер, меня зовут Евгения Сюткина. Я представляю «Общественную электронную газету». Газета создана в мае прошлого года по Вашей инициативе. Уже девять месяцев работает и сейчас ее уже многие знают. Каждую неделю у нас проводятся онлайны с министрами, руководителями комитетов, но все же иногда возникает такое ощущение, что мы работаем в пустоту. Потому что материалы бывают, конечно, разного качества, но иногда мы поднимаем очень важные темы, на которые хотелось бы услышать реакцию министров, реакцию каких-то значимых людей, но они не торопятся этого делать, не торопятся они отвечать. И у меня не вопрос, а предложение: может быть, с Вашей стороны какая-нибудь будет инициатива, может быть, они ждут толчка от вас, приказа реагировать на острые материалы. У нас много пишут блогеры, достаточно образованные, умные с гражданской позицией люди, и очень часто бывают материалы, на которые бы хотелось услышать реакцию таких людей. Вот с Вашей стороны, что Вы можете сделать по этому поводу?

Рустэм Хамитов: Евгения, что я могу сказать. Абсолютно правильная постановка вопроса и, с другой стороны, абсолютно точно понятно, что только палкой, только приказами изменить что-либо тяжело. Вот мы уже сказали о том, что нужно попытаться сформулировать правильно и реализовать проект «Открытая республика», который будет как один из элементов включать в себя вариант открытого правительства республики. Это надо вменить в обязанность министрам - умение отвечать и необходимость отвечать. В этой части, безусловно, мы все должны еще поработать. Сегодня таких нормативов нет, таких требований нет, нет нормативной документации, нет актов нормативных. Ведь чиновник он существо, хоть и млекопитающее, но довольно таки закомплексованное, с одной стороны. Предписано что-то делать – он будет, не предписано не будет и никто его не заставит. Смотрите, какая цепочка: есть Премьер, есть Вице-премьер, есть министр, начальник отдела, начальник там подотдела и вот там восьмое звено от меня человек, в компетенции которого находится решение этого вопроса, и я не могу дойти до него физически, и даже министр дойти не может. Представляете, вот эту цепочку пройти. Наверное, нужно в каких-то регламентах описать это, в каких-то нормативных документах, с тем, чтобы отклики были министерские. Я, вообще говоря, стенограмму сегодняшней встречи почитаю еще разок. Проанализирую Ваши вопросы в том числе. Думаю, в этой части я дам соответствующее поручение разработать регламент.

Евгения Сюткина: В продолжение темы. Онлайны, которые у нас проходят. Не всегда на них министры успевают ответить на все вопросы. И оставшиеся не отвеченные вопросы передаются в соответствующие ведомства.

Рустэм Хамитов: Понятно.

Евгения Сюткина: И потом уже ответы поступают в письменном виде. Иной раз их стыдно публиковать. Вопросы задаются человеческим языком, крик души. А в ответ отписка, которую, буквально, стыдно публиковать просто, настолько казенным языком написано бывает.

Рустэм Хамитов: Вы знаете среди чиновников Гоголей мало, если так уж честно говорить. Ведь веками отработанные стандарты, поднимите какую-нибудь царскую переписку, канцелярскую. Все то же самое. И 30-50 лет тому назад - этот стиль переходит из века в век. И редкие люди могут ответить качественно, по-человечески на те обиды, которые люди высказывают. Я правлю десятки, сотни, тысячи писем, написанных сухим, канцелярским языком. Их пишут не нашим гражданам, а пишут Путину, пишут Медведеву наши министры. Конечно, там такие перлы, что иногда просто хочется вести коллекцию такого рода текстов.

Рената Хасаншина: Здравствуйте, Рустэм Закиевич, меня зовут Рената Хасаншина, я сейчас работаю над ТВ-порталом, который посвящен туризму Республики Башкортостан. Поэтому, для того, чтобы какую-то информацию там публиковать, мне нужны официальные данные. Я обратилась на сайт комитета по туризму и вот что я обнаружила. Есть один файл, который дает данные о туризме Республики Башкортостан за 2010 год, причем выездной туризм. То есть, куда ездят наши граждане Республики Башкортостан, за границу. Конечно, это не удовлетворяет тем требованиям, которые нужны лично мне для своих целей. Я думаю, многим хочется, наоборот, увидеть, кто приезжает к нам, из каких регионов России, из каких других стран, сроки их пребывания, чем они здесь занимаются, бизнес или туризм. Как на это можно повлиять? Потому что для меня это первостепенная задача понять, как позиционировать свой сайт, потому что я хочу его развивать именно в зарубежном направлении для того, чтобы привлекать иностранных туристов и иностранных инвесторов.

Рустэм Хамитов: Мы же только что говорили о разнице скоростей в движении. Вы представляете, фактически, либо гражданское общество, либо бизнес. Вы работаете над современными проектами, существенно отстает от Вас скорость движения правительственных учреждений. Они еще только за 2010 год опубликовали материалы, причем, неполные, некачественные и совершенно не те. Мы опять же возвращаемся к теме открытой республики, открытого Правительства. Если мы не сможем регламентировать эту деятельность, если мы не сможем заставить обязать чиновников публиковать самые современные, последние данные о том, что происходит в отрасли, то, конечно, все это будет продолжаться. Сайты будут создаваться для галочки, для отчета, для разного рода украшательств и не более того. Перед приходом сюда я читал последний номер журнала «Эксперт». У «Эксперта» есть журнал, который распространяется на территории Урала – «Эксперт-Урал». Там оценка интернет порталов по государственным услугам в субъектах Уральского региона. Наша республика занимает последнее место. Вот и все. Кстати, там три составляющих: первая – это внешняя сторона этого сайта, как он создан, вторая – контент и третья – удобство работы с ним. По внешней «красивости» наш сайт занял второе или третье место среди 20 субъектов. А по наполняемости, по контенту, по своему содержанию он занял последнее место.

Рената Хасаншина: А есть ли сейчас такая служба, которая занимается конкретно наполнением?

Рустэм Хамитов: Комитет по туризму и должен заниматься наполнением, и комитет по туризму должен проводить такого рода работу. Мне кажется, что комитет по предпринимательству и туризму в целом неплохо движется сейчас, но, тем не менее, качества работы нет. Это безусловный промах руководителя этого ведомства и соответствующие указания мы ему дадим, он исправит эту ситуацию.

Рената Хасаншина: Я недавно присутствовала на школе российской политики, когда выступал Кинзикеев (Руслан Усманович, председатель государственного комитета по предпринимательству и туризму) и он обозначил два направления: первое – это инфраструктурное направление развития туризма в Республике Башкортостан, второе – информационное. Я себя отношу к информационному, и хотела бы у Вас поинтересоваться: сами Вы какое направление считаете более перспективным и какой из объектов республики вы считаете наиболее сильным с точки зрения потенциала развития и инвестирования в этот объект?

Рустэм Хамитов: Насчет объекта я Вам не скажу. Сейчас не готов, потому что достаточно много разных вопросов, которыми я занимаюсь. И в последнее время не занимался детально и предметно этой темой. То, чем Вы занимаетесь – въездной туризм – перспективно, но одновременно надо понимать, что это крайне тяжело. И дивидендов легких не будет, и легких решений не будет. Собственно, как мы можем конкурировать с Испанией или, условно говоря, с Турцией?

Рената Хасаншина: Хотя бы даже с Казанью.

Рустэм Хамитов: К нам если и поедут, то поедут считанные люди и по каким-то специфическим, может быть, причинам. Потому что у нас пока с инфраструктурой, конечно, совсем тяжело.

В следующий вторник у нас состоится агропромышленный форум Российской Федерации. Мы пригласили порядка 750 (человек) из разных регионов Российской Федерации – от Камчатки до Калининграда – и возникла проблема с размещением, с качественным питанием. Просто так растолкать на кровати, конечно, можно было бы. Но их надо и хорошо встретить, хорошо обустроить, хорошо накормить. Возникли проблемы с экскурсиями по Уфе – нет экскурсоводов. Я уже об этом говорил – элементарно нет экскурсовода. Это как раз то, что мы сегодня уже как-то упоминали в части модернизации республики.

Рената Хасаншина: Спасибо большое за ответ и последний такой маленький вопрос. Может быть, провокационный. Сами Вы были бы готовы лично поехать в горный сплав с ведущими блогерами республики, чтобы, скажем так, провести пиар-акцию туризма в республике?

Рустэм Хамитов: Я готов. Всегда готов (смеется). Наверное, это правильная идея. На самом деле. Давайте подумаем над ней. Хорошо?

Рената Хасаншина: То есть не на «Калине» до Владивостока, но …

Рустэм Хамитов: Честно говоря, я сплавился по всем рекам республики еще в то время, когда не было Юмагузинского водохранилища, когда наша Агидель, была действительно, самой прекрасной рекой Урала. А сейчас уже не то и поэтому я на эту реку уже и не езжу с точки зрения путешествий. А Инзер, Зилим, Сим – любая река. Пожалуйста, выбирайте, поедем.

Рената Хасаншина: Спасибо.

Рустэм Хамитов: Вам спасибо.

Михаил Бреслер: Рустэм Закиевич, меня зовут Бреслер Михаил. Башгосуниверситет. У меня одно пожелание и одно противоречие Вам, если позволите. На самом деле профессорско-преподавательский состав, по крайней мере, насколько я знаю, очень завистливо, в некотором роде, ревниво смотрит на Свердловск, смотрит на другие регионы, где есть федеральные крупные вузы, научные центры и очень хочет, по крайней мере, я был бы очень рад, если бы такой центр был бы у нас. Я к нему явно не отношусь – я гуманитарий, преподаватель рекламы. Но в любом случае, это бы дало большой толчок нашему образованию. Консервативные круги не столь большие, как Вы думаете.

Рустэм Хамитов: Но сильные. (смеется)

Михаил Бреслер: И еще одно предложение – возвращаясь к разговору к проекту «Открытого правительства». Мне кажется, основной упор нужно делать, с моей точки зрения, не на ответы граждан, а на недовольстве гражданского общества тем, что уважаемые правители принимают свои решения несколько келейно. Не объясняя и не информируя людей о том, что «вот через столько-то времени будет такой-то вот… Перекроют такую-то улицу или построят такой-то мост». В этом плане «Открытая республика» – как площадка для обсуждения будущих реальных проектов. Потому что ответы на вопросы – они бесконечны. Как Вы правильно сказали абсол