Обычный вид

Интервью

19.04.2018 19:10:00

Рустэм Хамитов в прямом эфире ответил на вопросы жителей Башкортостана

19 апреля Глава Башкортостана Рустэм Хамитов в прямом эфире ответил на вопросы жителей Башкортостана. «Разговор с Главой Башкортостана» транслировали телеканалы БСТ, «Россия – Башкортостан», «Вся Уфа», а также радиостанции «Спутник FM» и «Радио России – Башкортостан».

Стенограмма прямого эфира:

Г. КУЛЬСУНБАЕВАХәйерле кис! Эфирҙа – «Республика Башлығы Рөстәм Зәки улы Хәмитов менән әңгәмә». Беҙ тура эфирҙа эшләйбеҙ.

Хәйерле кис, Рөстәм Зәки улы!

Р. ХАМИТОВ: Хәйерле кис! Һаумыһығыҙ!

Г. КУЛЬСУНБАЕВАҺаумыһығыҙ, хөрмәтле ҡунаҡтар! Әйткәндәй, бөгөнгө эфирға республикабыҙҙың төрлө төбәктәренән ҡунаҡтар йыйылды – улар йәмәғәт вәкилдәре, фән эшмәкәрҙәре, спортсылар, ғөмүмән, республика йәшәйешенә битараф булмаусылар. Улар ҙа эфир барышында үҙҙәренең һорауҙарын бирә аласаҡ.

(перевод: Добрый вечер, дорогие гости! Сегодня в нашем эфире принимают участие гости из разных уголков нашей республики. Это представители общественности, деятели науки, спортсмены, все те, кому небезразлична судьба республики. Во время эфира они тоже смогут задать свои вопросы.)

Итак, добрый вечер! В прямом эфире – «Разговор с Главой Республики Башкортостан Рустэмом Хамитовым». Напомню, встреча руководителя республики с жителями региона в таком открытом формате проходит не первый год и стала уже своеобразной доброй традицией.

В этом году вопросы мы начали собирать с 12 апреля. К этой минуте поступило около 8 тысяч обращений и вопросов Главе Башкортостана. Для сравнения, в прошлом году этих вопросов было более 10 тысяч. Рустэм Закиевич, о чём, на Ваш взгляд, говорят эти цифры?

Р. ХАМИТОВ: Во-первых, ещё раз здравствуйте, добрый вечер! Хочу поприветствовать всех, кто сейчас у экранов телевизоров присоединяется к нашему разговору – надеюсь, честному, открытому, доверительному. Приветствую тех, кто сегодня, несмотря на занятость, пришёл в этот зал, в эту студию и тоже участвует в нашей беседе.

А цифры говорят о том, что у людей, наших граждан, жителей республики большой интерес к тому, что происходит в Башкортостане. Конечно же, это свидетельствует о том, что есть значимое, большое количество вопросов, которые ещё требуют своего разрешения.

Обычно в течение года в мой адрес приходит много писем. Эти цифры измеряются по-разному: в 2012 году было около 20 тысяч писем, по итогам 2017 года мы получили около 12 тысяч. И вот сейчас ещё 8 тысяч обращений – это значит 3/4 годовой прошлогодней нормы собрано только за эту неделю. Безусловно, мы постараемся в обобщённом виде в основном ответить на эти вопросы.

Я принёс с собой папку, в которой 1 000 вопросов. Вот так выглядит 1 000 вопросов. Я вчера добросовестно их просматривал, читал, сделал себе пометки.

Те вопросы, которые считаю первоочередными, которые касаются, скажем так, жизни наших граждан, обеспечения лекарствами, помощи или сложных житейских ситуаций, я для себя пометил. По ним мы точно будем принимать очень быстрые решения.

А в целом формат такой прямой линии, конечно же, важен и нужен. И мне хочется, чтобы сегодняшний разговор был неформальным, открытым и честным.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Рустэм Закиевич, вспоминая прошлый разговор: Вы говорили, что республика набрала неплохие темпы развития. Были планы на год следующий. Как в целом прошёл 2017 год для Башкортостана?

Р. ХАМИТОВ: Планы были, они реализованы, появились новые планы. Безусловно, наша жизнь всегда ориентирована на выполнение определённых действий, которых нам, вообще говоря, нужно осуществить достаточно много. Это и вопросы социальной защиты населения, и строительство новых объектов – школ, больниц, детских садов. Далее. Безусловно, вопросы инфраструктуры – дороги, газопроводы, путепроводы, мосты. Всё это на сегодняшний день в работе.

Итоги 2017 года неоднократно подводились. Сегодня уже апрель 2018 года. Многие уже, наверное, забыли, что было в прошлом году. Тем не менее напомню, что республика сработала неплохо и в части промышленного производства, и в части бюджета.

Прежде всего, мы хорошо завершили год в денежном отношении. У нас появились определённые запасы – так называемый профицит бюджета, когда наши доходы превысили существующие расходы. А наши доходы, вообще говоря, уже приближаются к 200 млрд рублей. Это значимые цифры. Регионов с такими показателями доходов немного. Хорошо, что одним из них является Башкортостан.

Есть нерешённые задачи, проблемы. Два показателя особенно волнуют нас. Это снижение объёма инвестиций – новое строительство, оборудование, машины, механизмы. Снижение достаточно ощутимое – почти 70 млрд рублей мы потеряли в части инвестиций в 2017 году. Это связано в том числе со снижением объёмов работ на наших крупных нефтеперерабатывающих, нефтехимических, химических предприятиях в части строительства новых установок. Был определённый спад деловой активности и на других предприятиях.

Вторая цифра, которая тоже вызывает у нас достаточно большое внутреннее напряжение – это спад рождаемости. В 2017 году – минус 10 процентов по отношению к 2016 году. Прежде всего это демографическая яма, это отголоски в том числе военных лет. И, конечно, экономика вносит свою лепту.

Одним словом, к сожалению, можно говорить о двух таких недостигнутых показателях – по инвестициям и по рождаемости. В прошлом году родилось около 49 тысяч ребятишек, и это, вообще говоря, меньше, чем планировалось. Но при этом надо сказать, что и число умерших по сравнению с 2016 годом стало меньше. Наш демографический суммарный показатель хоть и является отрицательным, но он не очень большой – минус 1 000 человек. По итогам 2017 года показатели были такие.

Далее. 2018 год начался неплохо. Первый квартал в финансовом плане мы опять же завершили с плюсом.

В марте получили хороший налог на прибыль. Он поступил от «Башнефти» и составил порядка 16,5 млрд рублей. Суммарный налог на прибыль по марту у нас достиг 33,5 млрд рублей. В 2017 году эта цифра была в районе 16-17 млрд рублей, а сейчас 33,5 млрд рублей. Суммарно по налогу на прибыль мы уже выполнили почти половину годового плана.

Это, вообще говоря, даёт нам возможность с оптимизмом смотреть вперед, планировать и новые объекты в части строительства, и новые формы поддержки нашего населения, тех, кто в ней нуждается, и новые варианты развития нашего общественного движения и т.д. Когда есть ресурсы, финансы, многое можно сделать.

Планы 2018 года немаленькие.

У нас только Республиканская адресная инвестиционная программа составит почти 20 млрд рублей. Это абсолютный рекорд для Республики Башкортостан за последние 15-20 лет. Никогда таких объёмов Республиканской адресной инвестиционной программы не было.

Её, вообще говоря, надо ещё выполнить, справиться с этими объемами, потому что строек много, все они важные. Но о них мы поговорим чуть позже.

Кроме того, у нас 19,5, а если точнее, 20 млрд рублей пойдёт на реконструкцию, строительство и содержание (включая ремонт) дорог.

Поэтому программы очень большие, ёмкие. Собственно говоря, мы уверены, что справимся с такими цифрами.

Г. КУЛЬСУНБАЕВАСпасибо. А я напомню нашим телезрителям: мы работаем в прямом эфире на телеканалах «Башкирское спутниковое телевидение», «Россия 24 – Башкортостан» и «Вся Уфа». Также нас можно услышать на «Радио России – Башкортостан» и «Спутник FM». Конечно же, мы есть и в интернете, на официальных сайтах наших телеканалов. Включайтесь в разговор. Мы ждём ваших звонков, обращений, вопросов. Номер телефона нашей студии будет постоянно на ваших экранах – 8 (800) 347-0-347. Ваши сообщения принимаются и с помощью мессенджеров на номер 8-937-347-0-347. Присоединяйтесь к нашему разговору.

Рустэм Закиевич, переходим к более сложным вопросам. Не можем обойти стороной резонансную тему последних дней – я говорю о вчерашних событиях в Стерлитамаке. И ведь, к сожалению, это не единичный случай, он касается не только нашего региона, но и всей страны. Что это – новое социальное зло? Вызов современному обществу? И как его побороть? Возможно, нужно ограничивать доступ детей к социальным сетям и интернету в целом? Взывать к большей ответственности родителей? Есть ли вообще здесь какое-либо решение?

Р. ХАМИТОВ: Очень сложный вопрос. Я вчера был в Стерлитамаке, сразу после произошедшей трагедии, после этого случая. Посетил в больнице пострадавших – две девочки из этого 9 Г класса и учитель информатики. Кстати, она вела себя очень мужественно и достойно, смогла защитить ребят от бóльших сложностей. Видел мальчика. Очень жалко его. Он раненый, перевязанный.

Конечно, ищешь причину. В чём причина? Причин много. Не только и не столько интернет. В том числе и отношение к таким особенным детям тоже должно быть другим. Давление, жестокость в отношении этих детей, то, что называют травлей, к сожалению, имеет свою оборотную сторону. Эти ребятишки не выдерживают такого давления и, собственно говоря, идут на такие поступки.

Интернет – это уже вторично. А первично – всё-таки недостаток общения, любви к такого рода детям, правильного воспитания в семье, конечно же, и в школе в том числе. Тем более у этого мальчика уже осенью были видны определённые сложности в поведении. Он уже участвовал в этих сообществах.

Раньше это надо видеть, вскрывать и, безусловно, реагировать. Не давлением, не запугиванием, а пониманием, участием, соучастием. Тогда, конечно, можно защититься от таких случаев.

Ранее – и 20, и 30 лет назад – такие сложные случаи бывали в школах, в обществе в целом. Тогда общество было закрыто, а сейчас всё это мгновенно транслируется в интернет. Пожар в школе в режиме онлайн, вживую транслировался в интернете. Безусловно, мы понимаем, что сейчас тем более недопустимы разного рода происшествия. Мы обязаны изменить в том числе моральный климат и в семьях, и в школах. И власти должны быть более мягкими и внимательными по отношению к такого рода ребятам, может быть, даже с какими-то отклонениями.

Одним словом, это сложная тема. Понятно, интернет, конечно, тоже надо мониторить, чтобы заранее увидеть, где какие мальчишки, девчонки, на каких площадках обсуждают такие сложные темы – суициды, нападения, уголовная тематика. Повторюсь: нужно мониторить, находить их заранее. Но одновременно, конечно, надо понимать, что глубинные причины намного сложнее. Интернет – это только верхушка. Поэтому общество в целом стоит перед задачей нового подхода к работе с такими ребятами.

Вообще рыночная экономика жестока. Она разводит людей, расщепляет общество на атомы. А нам нужно всё-таки стараться находить общие точки развития. Мы же недаром говорим о патриотизме, о любви к родине. Это ведь элементы формирования нашего общества в команду. Мы понимаем, что все мы разные, у всех нас разные интересы, мы по-разному смотрим на многие вопросы. Но есть глубинные понятия, которые должны нас объединять в единую команду. Мы живём в республике, стране, и если не будем поддерживать друг друга, помогать друг другу, если будем переводить свои отношения только в формат конфликта, то, конечно, мы далеко не уйдём и разрушим наше общество.

А эти особенные мальчишки и девчонки, с которыми происходят такие страшные вещи, требуют ещё большего внимания, ещё более глубокого отношения. Конечно, мы понимаем, что в школах нужны психологи. Может быть, не один, не два, а несколько человек. А сегодня в этой большой школе, где учится 880 детишек, один психолог. Конечно, один педагог не справляется с такой нагрузкой.

Кроме того, мы должны понимать, что и воспитательные процессы в школах должны соответствовать сегодняшним требованиям. Мы должны освободить учителя от рутины, бесконечной писанины, отчётности. Надо, чтобы учитель работал с ребёнком, а не с бумагами. С бумагами пускай чиновники работают, а учитель должен работать с ребёнком.

Ещё раз повторю: это очень сложная тема. К сожалению, у нас в стране это уже пятый или шестой случай только за последние полгода. Надеемся, что у нас в республике и других субъектах Российской Федерации не будет этого происходить. Очень хотелось бы. Но в то же время понимаем, что такие ребятишки есть – озлобленные, недополучившие внимания, ласки, которые, к сожалению, готовы на такие поступки.

Вообще мы, наверное, сегодня ещё будем останавливаться на теме воспитания. Она, безусловно, требует и обсуждения, и подробного, детального изучения, и, я бы даже сказал, изменения мировоззрения.

Дело в том, что, вообще говоря, в нашем обществе всегда превалирует силовое воспитание: заставим, обяжем, ещё что-то из этой серии. В то же время мы знаем, что выдающихся успехов достигают семьи, которые относятся к своим детям с любовью, лаской, расположением. И там вырастают другие дети. Мы их называем талантливыми, способными. А они стали такими, потому что родители их любят. Они их не тыркают, не муштруют, не наказывают. Они их любят. И детки другие, и глаза у них другие, и по жизни у них всё идёт по-другому. Поэтому тема, ещё раз повторяю, требует осмысления и изменения подходов. Это так.

Сегодня мы, конечно, принимаем меры, чтобы помочь пострадавшим. Дело не в деньгах, даже не буду говорить об этом. В конце концов, это не имеет значения в этой истории.

Мы понимаем, что идёт ожесточение нравов, и с этим надо что-то делать. Мы не можем идти по пути тех, как их часто называют, западных, цивилизованных государств, которые показывают нам антицивилизационные подходы к воспитанию и к тому, что происходит у них в школах. Мы же тоже читаем, видим: расстрелы, поножовщина, убийства. Конечно, у нас это недопустимо.

Эти события заставляют многое переосмыслить, пересмотреть. Надеюсь, что в определённой части мы и работу властных структур, там, где это возможно, перестроим. Но главное – будем работать с родительским сообществом.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич. Думаю, к теме семьи, воспитания мы ещё вернёмся. А сейчас напомню, что звонки в адрес Главы Республики Башкортостан начали поступать за несколько дней до прямого эфира. По некоторым из обращений наши корреспонденты выезжали на места и записали видеовопросы. Сейчас предлагаю посмотреть одну из этих видеоисторий.

А. КОСТАРЕВ: Рустэм Закиевич, здравствуйте. Меня зовут Алексей Костарев, я житель Ишимбая. У меня к Вам следующий вопрос. В последнее время Ишимбай очень сильно преобразился. Построена новая набережная, реконструированы парки и многие дома. Недавно прошел ремонт в детской больнице, ремонт сделан очень хорошо, здорово и красиво. Но помимо детской больницы есть ещё другие учреждения здравоохранения. В связи с этим хотелось бы спросить, планируются ли в ближайшее время какие-нибудь республиканские программы по поддержке и реконструкции учреждений здравоохранения? Спасибо.

Г. КУЛЬСУНБАЕВАРустэм Закиевич, позвольте я добавлю, что вопросов об учреждениях здравоохранения действительно поступило очень много в этом году. Людей интересует не только реконструкция, но и строительство новых больниц, поликлиник, ФАПов в наших городах и селах.

Р. ХАМИТОВ: Я уже сказал о том, что мы получили дополнительные доходы. Они велики – 16,5 млрд рублей. Это налог на прибыль от той суммы, которую «Башнефть» отсудила у АФК «Система» в результате споров. Наша республика принимала активное участие в этом судебном процессе. Поскольку «Башнефть» зарегистрирована здесь, у нас в Башкортостане, мы, собственно говоря, и получили эти ресурсы. Было принято решение о том, чтобы значительную часть этих ресурсов направить на строительство новых объектов здравоохранения.

Знаете, тема здоровья, медицины постоянно выходит на первый план. Давайте скажем себе честно, что, с одной стороны, у нас растёт качество жизни, а с другой – требования к здравоохранению продолжают быть, скажем так, тоже ещё довольно высокими. Имею в виду, что не хватает больниц, качества лечения, оборудования, специалистов.

Исходя из этого, проанализировав то, что нам нужно в ближайшие три-пять лет, мы на уровне Правительства принимаем решение, что будем строить более десятка крупных и крупнейших объектов здравоохранения на сумму примерно 12,5-13 млрд рублей.

Что войдёт в этот список? Прежде всего в 2019 году будет введён в эксплуатацию новый корпус онкологического диспансера. Там сегодня сложная ситуация: старый корпус совсем обветшал, люди с тяжёлыми болезнями лежат в совсем плохих условиях. Поэтому в 2019 году введём двухмиллиардный объект. Надеюсь, что  в онкодиспансере ситуация в этой части улучшится.

Кардиоцентр. Заболевания сердца, сосудов – на первом месте. Половина умирающих и погибающих в Республике Башкортостан – от сердечных и сосудистых болезней. Кардиоцентр у нас на сегодняшний день тоже отстал от требований современности. Нам нужно его модернизировать и обновлять. Будет построен новый корпус – 36 тысяч кв. м. Хочу сказать нашим телезрителям о том, что мы находимся в здании Конгресс-холла – здесь 30 тысяч кв. м. А это будет 36 тысяч кв. м. Стоимость немаленькая – около 6 млрд рублей.

Но этот новый центр будет оборудован самой современной техникой, там будут самые современные операционные и технологии. В этом году мы должны приступить к строительству этого центра.

Помимо прочего у нас большой долг в части детских поликлиник. Это касается наших населённых пунктов, городов Республики Башкортостан. В этом году в Дюртюлях и Туймазах начнём строительство двух детских поликлиник стоимостью 400 млн рублей каждая.

Надеюсь, что в следующем году начнём строительство акушерского корпуса в Бирске. Там тоже будет строиться поликлиника. Суммарная стоимость бирских объектов – около 800 млн рублей.

За 2 млрд рублей будет строиться новая поликлиника Республиканской клинической больнице имени Г.Г. Куватова. Поликлиника там сегодня в плохом, старом здании. Эту работу мы тоже начинаем в этом году.

Кроме того, будут построены новый хирургический корпус в Учалах, новый детский корпус в инфекционной больнице № 4 в Уфе, новый корпус роддома № 3. Далее. Будет капитально отремонтирован хирургический корпус в Октябрьском.

Кроме того, в этом году мы даём 1 млрд рублей на ремонт наших объектов здравоохранения. Во всех муниципалитетах и городских округах Республики Башкортостан на сумму примерно 20-30 млн рублей – где-то больше, где-то меньше – будут проведены ремонты.

Мы идём по пути создания нового формата поликлиник – «Бережливых поликлиник». Это поликлиники, где отсутствуют старые регистратуры, где врачебная помощь оказывается буквально с порога, где нет очереди, а запись на приём осуществляется в современном формате, как и положено, где на сегодняшний день люди получают услуги здравоохранения без нервотрёпки, сложностей, в спокойном, нормальном, разумном режиме.

В 2019 году все поликлиники республики мы должны перевести в формат бережливых. Обращаюсь к нашим телезрителям: посмотрите на ваши поликлиники. Если там совсем плохая ситуация, не поленитесь, напишите нам ещё раз. И мы с этих поликлиник как раз начнём действовать.

То, что я вам сказал, – это то, что я буквально помню из крупных объектов. Есть ещё более мелкие объекты здравоохранения. Нам надо медицину держать на уровне.

Нам нужны кадры. Мы продолжаем программу «Земский доктор». Каждый молодой врач, который едет в сельскую местность, получает 1 млн рублей для того, чтобы мог приобрести себе жильё. Эти деньги выделяем. К сожалению, не без каких-то ошибок, которые иной раз происходят, потому что бывают всякие бюрократические разности. Но в основном врачи их получают. А те, кто не получил эти ресурсы, получат их в обязательном порядке. Это даже не обсуждается, деньги есть.

Поэтому объекты здравоохранения для нас важны. У нас есть долг по родильному дому для Ишимбая и Ишимбайского района. История уже, что называется, «с бородой», но я о ней помню. Тоже постараемся найти ресурсы в этой части. По крайней мере, в ближайшие три-четыре года эту проблему мы должны решить.

Наше общество, наши граждане заслуживают качественного здравоохранения. Это непреложный факт. С остальным можно подождать, если даже чего-то не хватает – социального объекта или где-то, может быть, дорога щебёнкой покрыта. Без асфальта ещё можно поездить год-два. А здравоохранение не ждёт. Здравоохранение нужно.

Ещё раз повторяю: мы живём в современном мире. Без современного здравоохранения, без современных больниц, клиник мы не сможем добиться той цели, которую поставил перед нами Президент Российской Федерации: в 2030 году ожидаемая средняя продолжительность жизни в стране должна быть 80 лет, «80 плюс», желательно с хвостиком. Сегодня в Республике Башкортостан эта цифра – 71,5 года. За ближайшие 10-12 лет нам ещё надо добрать восемь лет средней ожидаемой продолжительности жизни. Мы и сейчас идём примерно с таким темпом: ежегодно добавляем год. Мы стартовали с 68 лет, а сейчас уже 71,5 года. За четыре-пять лет мы добавили 3,5 года.

Одним словом, медицина, здравоохранение – безусловный приоритет. Будем в этой части работать, соответствовать уровню самых передовых субъектов Российской Федерации и, кроме того, обеспечивать высокотехнологичную медицинскую помощь.

У нас в республике проводятся самые сложные операции: пересадка сердца, печени, почек. Сегодня наши хирурги овладели этими технологиями. У нас есть техника, специалисты, и дальше это будет идти только по нарастающей.

Но надо заботиться о своём здоровье. Врач, клиника, операции – это всё должно быть на высшем уровне. Но если человек не заботится о своём здоровье, ничего не поможет. Поэтому буквально на прошлой неделе мною дано поручение Правительству Республики Башкортостан разработать стратегию здорового образа жизни. Она как раз будет подразумевать вовлечение значительного количества людей в современное отношение и заботу о своём здоровье. Это очень важно.

Конечно, мы будем и агитацией заниматься. Кому-то это будет казаться не очень интересным: ну вот, заставляют меня утром зарядку делать по телевидению или радио. Кстати говоря, в советское время утром всегда была радиозарядка. А недавно я прочитал, что в Японии есть радиостанция, которая в течение целого дня транслирует занятия зарядкой. 80 процентов японцев делают зарядку утром или в течение дня. Она несложная, занимает буквально, самое большее 10 минут. Поэтому японцы уже давно имеют среднюю продолжительность жизни больше 80 лет: женщины в Японии уже близки к 90 годам, а мужчины – 84-85 лет.

Я не буду сейчас заниматься агитацией, скажут: «Разговорился, агитирует за зарядку, пропагандой занимается». Нет. Я просто хочу, чтобы все, кто слушает нас сегодня, обратили внимание на своё здоровье и на отношение к нему именно с позиции образа жизни. Конечно, каждый вправе делать свой выбор, каждый отвечает за себя, здесь никакого давления нет. Но нужно обратить внимание на своё здоровье, питание, режим дня.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Лучше не доводить своё здоровье до больницы, а заниматься профилактикой.

Р. ХАМИТОВ: Конечно.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич. Мы продолжаем. На протяжении прямой линии с Главой Башкортостана работает и call-центр. Мне подсказывают, что телефоны там просто раскалились от потока звонков. 8 (800) 347-0-347 – номер телефона, по которому каждый житель региона прямо в эти минуты может дозвониться и задать свой вопрос руководителю Башкортостана. В едином телефонном центре работает моя коллега Светлана Лобанова.

Светлана, добрый вечер! Как обстановка в call-центре?

С. ЛОБАНОВА: Добрый вечер, коллеги! Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Звонков было много всю неделю, а сейчас телефоны просто не умолкают. Наш call-центр работает с 12 апреля. Ежедневно обрабатывалось более 1,5 тысячи звонков. Кстати, наши операторы говорят на трёх языках: башкирском, русском и татарском.

Сегодня с 9 утра мы также принимаем звонки со всех уголков республики. Если в прошлом году было организовано шесть линий, то в этом году уже 15. То есть одновременно наши операторы могут принимать до 15 звонков, и еще 20 звонков могут одновременно находиться в режиме ожидания. Поэтому если вы в очереди, то не сбрасывайте звонок, просто подождите и перезванивайте только в том случае, если занято. Как с мобильных, так и с городских устройств звонок бесплатный. Задать свой вопрос можно по номеру телефона 8 (800) 347-0-347.

Если говорить о темах, то традиционно наибольшее количество звонков касается благоустройства и транспортной доступности. Звонят мамы, они волнуются и говорят, что не хватает мест в детских садах для детей до трёх лет. Ясельных мест не хватает, а мамы хотят работать. Социальная защита, проблемы дольщиков и благоустройство – вот ещё темы, которые красной нитью проходят через все обращения.

Но я бы хотела остановиться, Рустэм Закиевич, на двух вопросах. Много спрашивают про лекарственное обеспечение. Вы тоже говорили про здоровье. В частности, люди жалуются, что становится сложнее получать бесплатные медикаменты. Звонят родители, говорят, что есть проблемы с получением жизненно необходимых препаратов.

И ещё один вопрос, также часто задаваемый – о судьбе Шиханов. Причём задают его не только жители республики. Буквально в течение часа нам звонили из Санкт-Петербурга.

Эти два вопроса – про лекарства и судьбу Шиханов – я переадресовываю Вам, Рустэм Закиевич.

Р. ХАМИТОВ: Спасибо за вопросы. Я, конечно же, на них отвечу.

Начну с темы лекарств. Дело в том, что в этом году темпы обеспечения нашего населения бесплатными лекарствами действительно снизились по сравнению с 2017 годом. Прискорбно, но это факт. Связано это, к сожалению, с тем, что в конце прошлого года на федеральном уровне были изменены правила проведения конкурсных процедур по закупке этих лекарств. Система оказалась не готова к проведению этих конкурсов, произошли большие сбои.

Собственно говоря, сегодня очевидно, что эти сбои вылились в то, что не вовремя закупили лекарства. К сожалению, и запасы этих лекарств не так велики, как были в 2017 году. На сегодняшний день имеется примерно 800-850 необслуженных рецептов на бесплатные лекарства. В прошлом году эта цифра редко поднималась выше 100-150, а в этом году – 800.

Могу сказать, что, безусловно, все системы и структуры здравоохранения работают над тем, чтобы эту ситуацию исправить, и мы её исправим. Надо подождать ещё буквально месяц, самое большее. К лету эта ситуация войдёт в нормальную колею. Мы надеемся, что таких сложных случаев с недостатком лекарств уже не будет.

Это первое.

Второе. Там же присутствует тема недостаточного финансирования. Мы уже направили порядка 300 млн рублей на то, чтобы дозакупить лекарства, но требуется ещё около 500 млн рублей, почти полмиллиарда для того, чтобы мы смогли закрыть этот вопрос.

Вообще, тема лекарств для Республики Башкортостан, для льготников всех категорий стоит недёшево – около 2 млрд рублей. К ним надо еще добавить около полумиллиарда, чтобы мы смогли удовлетворить все категории населения, которые нуждаются в обеспечении льготными лекарствами.

Всего льготников, говорю по памяти, – 375 тысяч человек, это немало. У нас взрослого населения – 3 млн, детского населения – 1 млн, всего – 4 млн человек. Из них 375 тысяч, почти 400 тысяч человек, каждый десятый имеет право на льготное лекарственное обеспечение.

Есть федеральная составляющая. Там льготников тоже достаточно много, несколько сот тысяч. Конечно же, и там есть проблемы, связанные с недостаточным финансированием или финансированием, которое осуществляется не вовремя. Одним словом, эта тема есть, и мы ею занимаемся.

Вчера и сегодня читая вопросы, вижу, что тема лекарственного обеспечения постоянно поднимается, очень много вопросов. Я ещё раз приношу извинения всем, кто не получил лекарства вовремя, кто на сегодняшний день испытывает сложности в сложившейся ситуации. Исправимся. Минздрав сегодня активно работает. Каждое утро в 7.30 министр проводит оперативку по лекарственному обеспечению. Надеюсь, что в ближайшие месяцы мы эту ситуацию выправим.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич.

Р. ХАМИТОВ: Теперь второй вопрос касательно наших особо охраняемых природных территорий, памятников природы.

Шиханы, которые расположены вблизи Стерлитамака и Ишимбая. Торатау, Юрактау, Куштау. Конечно, эти памятники природы – достояние республики. Здесь не нужно особо беспокоиться с точки зрения защиты, потому что эти памятники находятся под охраной закона. Закон охраняет эти памятники природы. Снять статус памятников невозможно. Пока на Шиханах произрастают краснокнижные растения, пока они имеют историческую, археологическую, геологическую, общественную ценность, снять статус невозможно.

Правительство республики получает письма от заинтересованной компании, которая хотела бы разрабатывать эти памятники природы, использовать их как сырьё для своего производства. Но мы отвечаем: это невозможно сделать. Нет на сегодняшний день правового механизма, который позволил бы снять статус с этих территорий.

Давление продолжается. Могу сказать, что ситуация, конечно же, достаточно сложная. Предприятию тоже надо обеспечить себя сырьём. На этом производстве работает 3-4 тысячи человек. Есть у них и другие производства, суммарно там работает около 10 тысяч человек. Но давайте искать альтернативный вариант.

Башкортостан расположен на известняках. Огромные известняковые массивы у нас под ногами. Надо найти эти месторождения, разрабатывать. Если по каким-то причинам не устраивает качество сырья – меняйте технологию. Сегодня современная технология позволяет перерабатывать сырьё любого качества. Это дорого, требует затрат, времени, но эту работу надо делать.

Вы видите, сегодня в call-центре довольно много звонков по теме Шиханов. Есть и второй фактор защиты – люди не хотят отдавать эти памятники природы. Они имеют в глазах людей сакральную ценность. То есть ценность, которую нельзя измерить ни деньгами, ни золотом, ни какими-то экономическими показателями.

Так что, на мой взгляд, сегодняшняя правовая, моральная, общественная защита памятников природы столь высока, что обсуждать в этой части нечего. Правительство Республики Башкортостан никогда не пойдёт на нарушение закона. Не потому что потом могут привлечь к ответственности, в том числе уголовной, а потому что это невозможно сделать. Сегодняшнее законодательство устроено так, что памятники природы защищены самым надёжным образом. Вот и весь ответ.

Будем надеяться, что здравый смысл у собственников этого предприятия возобладает, и вместо того, чтобы устраивать, разворачивать эту конфликтную ситуацию, идти против населения, граждан, природы, законов общества, должно прийти осознание. Я уверен в этом. По крайней мере, я работаю именно в такой плоскости и парадигме. Спасибо.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо большое, Рустэм Закиевич. Сегодня в зале Конгресс-холла, откуда мы вещаем, собрались общественные деятели и герои наших репортажей. У каждого, кто пришёл сегодня на встречу с Вами, Рустэм Закиевич, конечно же, есть свои вопросы, есть о чём поговорить. Я знаю, что в зале сегодня есть обманутые дольщики или их представители. Предлагаю сейчас предоставить им слово.

А. САЛАВАТОВА: Добрый вечер, уважаемый Рустэм Закиевич, все гости студии. Меня зовут Салаватова Альбина. Я представляю инициативную группу дольщиков микрорайона «Дёма-9», это «Серебряный ручей» в Дёмском районе Уфы. Обращаюсь от лица всех жителей этого микрорайона и обманутых дольщиков, а нас порядка полутора тысяч плюс наши семьи, это ещё 4,5 тысячи человек. Вот уже пятый год не можем получить свои законные квадратные метры. Наш застройщик – группа компаний «Рассвет» в лице Багаутдинова Рашита Ишбулдовича – не является на встречи в Госстрой, в администрацию Дёмского района. А когда мы, дольщики, приходим в его шикарный бизнес-центр на проспекте Салавата Юлаева, нас встречает ОМОН в касках, масках, бронежилетах и с автоматами. То есть когда мы приносили свои деньги, нам улыбались. За последние пять лет было собрано практически 3 млрд рублей и не сдано ни одного квадратного метра жилья. Мы просим Вас от лица всех дольщиков взять этот вопрос на свой личный контроль, и тогда дольщики Дёмского района улучшат демографическую ситуацию в нашей республике.

Р. ХАМИТОВ: Я благодарен вам, особенно, за последние слова и обещания. Спасибо вам большое.

Эта тема очень болезненная, в том числе и для меня. Я так же, как и вы, переживаю и понимаю, что обманули наших граждан, жителей, властные структуры – муниципальные, городские, республиканские, да и федеральные тоже. Собственно говоря, тема обманутых дольщиков выросла вокруг недобросовестного, нечестного отношения к взятым на себя обязательствам. Хотя есть ряд компаний, которые просто попали в сложности, связанные с неустойчивой рыночной ситуацией вокруг жилья.

Хочу сказать следующее. Сегодня, надеюсь, многие дольщики нас слышат и внимательно слушают. Республика твёрдо обещает достроить все жилые дома, которые сегодня находятся в зоне риска. Мы составили свой план-график. Я вам его показываю. Он состоит из 33 пунктов, по каждому проблемному объекту, а объекты могут включать по несколько домов, у нас в Республике Башкортостан их 77. В этих домах могли бы проживать 5 650 человек. Но на сегодняшний день они не могут въехать, хотя должны были въехать ещё в 2012-2017 годы, а есть люди, которые должны были въехать ещё в 2000-е годы.

Дорожная карта, план-график составлен. Могу передать его вам для того, чтобы вы посмотрели. Второй пункт – жилой комплекс «Серебряный ручей» в микрорайоне «Дёма-9» в Уфе. Количество многоквартирных домов – семь. Количество граждан, включенных в реестр, – 120. Количество договоров участия – 1 128 и т.д. Срок реализации и завершения строительства этих домов – 2018-2019 годы. Следующий год – это крайний срок, когда будут сданы ваши дома.

По всем объектам составлены такие графики. Могу сказать, что в 2018 году мы сдадим 32 дома, в 2019 году – 42 дома. К сожалению, 10 домов уйдут на 2020 год, потому что там ситуация самая сложная: земельные отношения не оформлены, договоров как таковых нет. Три дома по двум проблемным объектам – это 2021 год. Казалось, что там вообще невозможно решить, но мы найдём варианты решения.

Конечно, для республики это тоже дополнительные затраты, дополнительное финансирование или предоставление бесплатно земельных участков, на которых будет строиться жильё инвесторами, которые обещают достроить эти дома.

Кроме того, мы создаем Регионального оператора по содействию строительству объектов. Специально создана структура, которая каждый день, каждый час, каждую минуту будет заниматься вопросами долевого строительства и обманутых дольщиков. Профессионально, с аналитикой, с установленными телекамерами на всех объектах и контролем того, что на них происходит, с обратной связью с дольщиками, с мониторингом цены строительства, финансирования, работы с банками.

Вы сказали, этот самый застройщик собрал 3 млрд рублей. Где эти деньги? Я неоднократно, встречаясь с дольщиками, говорил о том, что надо поискать эти деньги и найти. Кроме того, здесь надо ещё и правоохранителей по-настоящему ориентировать на жёсткую работу. Это что же получается? Обманул, украл миллиард рублей, его осудили на год, через полгода он по амнистии выходит, у него миллиард в кармане, всё хорошо. А государству надо разбираться со всеми этими случаями.

Одним словом, эту тему мы глубоко проработали, занимаемся ею. Могу сказать, что мы обязательно её решим. В 2010 году, когда я вышел на работу в должности Президента Республики Башкортостан, обманутых дольщиков тоже было немало – 3 500 человек. Сегодня 5 500 человек – в зоне риска, из них 1 500 – это обманутые дольщики. А тогда было 3 500 обманутых. Мы решили эту проблему. И сейчас решим. Нам нужно время.

Я с глубоким уважением отношусь к людям, которые терпеливо, годами ждут своего жилья. Они стали жертвами мошенников, воришек, тех, кто решил половить рыбку в мутной воде, и тех, кто по глупости взялся за стройку: «Построю сейчас по себестоимости 30 тысяч рублей, а продам по 50-70 тысяч, заработаю и стану миллионером». А сами строить не умеют, что такое проектирование, стройка не знают. И такие тоже есть. Есть люди, которые у себя в огороде начали строить многоэтажные дома, не имея на это разрешения.

Есть компании, в том числе эта «Дёма-9», которые без разрешения начали строить жилье: «А, потом поставят на баланс, дадут разрешение, выдадут все документы – потом всё это будет, а я построю». Так невозможно. Сначала оформи всё, а потом уже будешь с людьми общаться.

Кроме того, у нас действительно есть компании, которые в это сложное время строят, и строят хорошо, не обманывают. Они строят на свои деньги, берут в банке кредиты, потом продают готовое жилье. А здесь заманивают договорами долевого строительства.

Долевое строительство в стране будет сокращаться. Я сам категорически настаиваю на том, чтобы долевое строительство было исключительно редким случаем. Надо, чтобы застройщики брали кредиты в банке и продавали готовое жилье. Нет у тебя денег – не лезь в эту строительную историю. Не будет тебе доверия, не надо собирать деньги с населения. Понятно, что эта тема непростая. Жильё-то надо строить. Но мы будем решать эту проблему.

Почему я так эмоционально говорю на эту тему? Потому что знаю, насколько это сложно. Мы занимаемся этой темой. Еще раз под камеры обещаю: мы решим этот вопрос, обязательно вам поможем, никого не бросим. Вы – наши граждане, наши люди. Мы вместе в этой истории, нас тоже обманули. Сегодня из бюджета требуются ресурсы, но мы этот вопрос решим. Спасибо большое.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо большое. Я напоминаю, что мы работаем в прямом эфире телеканалов «Башкирское спутниковое телевидение», «Россия 24 – Башкортостан», «Вся Уфа». Сейчас мне подсказывают, что с нами на связь готова выйти Москва. Итак, на связи Москва и моя коллега Гульнара Абдурахманова. Добрый вечер! Вам слово.

Г. АБДУРАХМАНОВА: Добрый вечер, Уфа. В полпредстве республики в Москве мы внимательно следим за прямым эфиром. Сейчас здесь собрались башкирские земляки, а также студенты, которые учатся в вузах столицы. Кстати, сейчас их около 2 тысяч. Один из них задаст вопрос.

А. КАЗАКБАЕВ: Меня зовут Азат Казакбаев. Я аспирант Российского университета дружбы народов. Мой вопрос заключается в следующем. В Москве сейчас у многих студентов и выпускников вузов возникает такая дилемма: оставаться в Москве или возвращаться на родину. Скажите, разрабатывается ли система по поддержке тех выпускников, которые хотят строить свою карьеру в родной республике. Безусловно, этот вопрос глобальный, и в рамках эфира его не решить. Поэтому хотели бы попросить и узнать, не найдётся ли у Вас времени для того, чтобы встретиться с молодёжью в Москве, и уже в рамках этой встречи прийти к какому-то совместному решению?

Г. АБДУРАХМАНОВА: И вопрос от пропагандиста башкирской культуры.

Ю. АХМЕТОВА: Һаумыһығыҙ, Рустэм Закиевич! Меня зовут Ахметова Юлия. Я представляю башкирский национально-культурный центр «Аҡ тирмә». Мы, пенсионеры, студенты, рабочие, представляем башкирскую культуру на всероссийских и международных фестивалях. В прошлом году мы участвовали в более чем 40 мероприятиях, добились реконструкции обелиска павшим войнам 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. Мы любим Башкортостан, свою культуру и готовы идти дальше. У нас большие планы. Но, к сожалению, мы существуем на волонтёрских условиях. Поэтому обращаемся к Вам за помощью в приобретении сценических костюмов, музыкальной аппаратуры для записи песен. Скажите, пожалуйста, возможно ли оказать государственную поддержку башкирскому культурному центру «Аҡ тирмә» на постоянной основе? Спасибо!

Р. ХАМИТОВ: Спасибо большое!Вы все такие молодые, симпатичные. Очень приятно. Конечно, хотелось бы, чтобы вы вернулись на работу в Республику Башкортостан. У вас есть все возможности для этого.

Конечно, как человек, сам давно уже закончивший московский вуз и вернувшийся работать в Республику Башкортостан, я тоже испытывал определённые трудности. Но тогда было чуть попроще. Была система распределения, и рабочее место меня уже ждало на Уфимском моторостроительном заводе. Так называлось объединение тогда.

Мысль правильная. Давайте мы попробуем составить реестр таких востребованных специальностей для молодых выпускников значимых вузов, университетов. Не только московских, но и, например, петербургских, там тоже учатся много наших земляков. И надо провести соответствующую предварительную подготовку по трудоустройству.

Безусловно, я дам поручение нашему Правительству с тем, чтобы такую работу в ближайшее время совместно провели наши Министерство образования, Министерство промышленности и инновационной политики, Министерство семьи, труда и социальной защиты населения, Министерство молодёжной политики и спорта. Надеюсь, что буквально в ближайший месяц мы первый реестр создадим. Это первая часть.

Вторая. Нам надо собрать ваши данные. Мы в ближайшее время откроем сайт или дадим адрес электронной почты, на который вы пришлёте свои резюме и представления о том, где и кем вы хотите работать. Сведём ваши данные в эту базу с тем, чтобы получить интересных, ещё раз хочу сказать, хорошо подготовленных специалистов к нам в республику.

Встречу я вам, безусловно, обещаю. В ближайший приезд в Москву, а это, скорее всего, будет даже на следующей неделе, мы с вами встретимся. Так что давайте готовьтесь к этой встрече. Я привезу мёд и башкирский чай. А с вас – хорошие вопросы для того, чтобы мы могли интересно пообщаться. Я вам обещаю на следующей неделе такую встречу организовать, потому что у меня как раз в ближайшие дни предстоит командировка в Москву.

Теперь, что касается поддержки «Аҡ тирмә». Здесь и говорить нечего. Мне просто даже немного неудобно за наше Министерство культуры, Правительство, за тех, кто отвечает за эти вопросы.

Костюмы у вас будут, аппаратура у вас будет. Что ещё нужно? Национальные башкирские украшения девочкам? Музыкальные инструменты, безусловно, будут. Вся остальная атрибутика тоже будет, я вам обещаю. Это не какой-то глобальный вопрос. Мы решим это очень быстро.

А вас я попрошу продвигать нашу культуру без всякого стеснения, с добротой, с тем, чтобы видели, что у нас в Башкортостане действительно замечательно умеют и стихи слагать, и песни интересные сочинять. Безусловно, наши башкирские танцы всегда украшают любой вечер, любой концерт. Так что мы с вами договорились. Подумаем ещё, как укрепить в этой части нашу с вами правильную, благородную миссию. Культуру Башкортостана надо нести в народ. А вам, ребята, большое спасибо!

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Москва. Сейчас предлагаю принять один телефонный звонок. Мне подсказывают, что он есть. Здравствуйте, Вы в прямом эфире. Представьтесь, пожалуйста.

Р. ЗАРИПОВА: Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Это Уфа. Меня зовут Резеда Зарипова. У меня вопрос. В стране неожиданно обострилась тема отходов, свалок. Мы видим, что происходит в Подмосковье, у наших соседей. Для нас эта тема тоже актуальная. На Ваш взгляд, есть ли цивилизованное решение этой проблемы? Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Да, сегодня тема бытовых отходов стала актуальной. Мы видим, как тяжело она решается в Москве, Подмосковье. Как говорится, слава Богу, Аллаға шөкөр, у нас в республике ещё такой остроты нет и, надеюсь, не будет.

Дело в том, что темой полигонов твёрдых бытовых, коммунальных отходов в республике начали заниматься давным-давно. Я ещё работал министром охраны окружающей среды. Это было в далёких 1994-1995 годах. Мы уже тогда строили более или менее цивилизованные полигоны, находили ресурсы. Потом было создано, сформировано целое предприятие в этой части.

Для Республики Башкортостан эта тема остро не стоит. Хотя для Уфы, конечно, уже чувствуется определённое обострение. Та в простонародье называемая свалка, которая есть в Черкассах, находится в городской черте и уже поэтому незаконна. Хотя больших жалоб с точки зрения запахов, разноса мусора нет. Дело в том, что там городские власти используют правильные технологии в части захоронения твёрдых коммунальных отходов. Тем не менее эта тема присутствует.

В последние несколько лет принято федеральное и республиканское законодательство в этой части. Определяются региональные операторы по работе с твёрдыми коммунальными отходами. На определённых территориях республики они будут иметь свою сортировку, свои предприятия по переработке отходов и полигоны, где эти отходы будут захораниваться. Ведётся системная, понятная работа. Желающих заняться темой переработки отходов много и даже неожиданно много. Идёт огромная конкуренция в этой части.

Не открою секрет, если скажу, что только я получил полтора десятка писем от разных компаний, которые предлагают свои услуги по переработке отходов, в том числе сложные, связанные с их сжиганием. Для нашей республики сжигать отходы не надо. Дело в том, что сжигание – процесс очень сложный. Его надо обеспечивать с точки зрения поддержки всех технологических параметров – факела горения, температуры в камере сгорания, контроля за выхлопами, которые потом будут идти из трубы. Это очень сложная история.

Проще сортировать мусор – раз. Два – перерабатывать эти отходы: пластики, металлы, стекло, дерево, пищевые отходы. И таким образом цивилизованно решать эту проблему, как во всём мире.

Почему Запад идет на сжигание? Места нет. Там огромная плотность населения, в десятки раз больше, чем у нас в Республике Башкортостан. Там просто физически нет места, где складировать. Такая же ситуация в Московской области. Такая же ситуация может быть рядом с Санкт-Петербургом, в нескольких наших крупных городах. У нас есть возможности для того, чтобы размещать уже отсортированный мусор, отходы без всякой опасности для окружающей среды – с изоляцией, отводом возможных образующихся газов, с переработкой, опять же говорю об этом – и цивилизованно двигаться в этом направлении.

Мы работаем. Я уверен в том, что у нас никаких сложностей не будет. Хотя, безусловно, есть сигналы из нескольких районов – Благовещенского, Иглинского, Уфимского, Чишминского. Люди опасаются, что там будут размещаться свалки: «Боимся – будет запах, грязь, мусор». Не будет. Грязи, мусора, запахов не будет. Да и свалок как таковых не будет. Будем стараться вести дело цивилизованно.

Конечно, мы сегодня много говорим о развитии общества в целом. Нам надо научиться раздельно собирать мусор. Нам надо всё-таки приходить к тому, чтобы отдельно собирать стекло, пластики и прочие вещи. Надо начинать с себя. Мы видим, что едет человек с дачи, мусор выбрасывает на дорогу или оставляет на обочине. Мы в этом плане ещё только в самом начале пути с точки зрения цивилизованного отношения к тому, что производим сами, к своим отходам.

У нас в республике каждый человек в течение года производит один кубический метр отходов. Это почти 500 кг. У нас живет 4 млн человек. Получается 2 млрд кг или 2 млн тонн. Вот сколько мы производим отходов. Надо цивилизованно с этим обходиться.

Конечно, будет нормальная работа. Ситуацию, подобную той, которая сегодня есть в Подмосковье, мы не будем иметь. У нас совершенно другие подходы.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич. Хотела напомнить, что мы работаем уже больше часа, час и 10 минут, если быть точной. Позвольте зачитать короткий вопрос из WhatsApp: «Уверен, что этот вопрос не зададите, но тем не менее, когда Вы уйдете на пенсию и готовите ли Вы преемника?». Интересуется Денис из Кумертау.

Р. ХАМИТОВ: Во-первых, на пенсию я не собираюсь. Сейчас уже пенсионный возраст для государственных служащих повышается и повышается хорошо – до 65 лет в ближайшее время будет повышен. Другое дело, что, конечно, я не могу вечно работать в должности Главы республики. Есть конституционные сроки.

В 2019 году заканчивается мой первый срок как избранного Главы Республики Башкортостан. Я имею право два раза избираться на эту должность. И до марта 2019 года, когда нужно будет принимать решение, ещё есть время подумать, пообщаться, поразмышлять, опять же посоветоваться с людьми, с жителями республики. Если скажут: «Нужно», значит, будем работать. Если скажут: «Пора», значит, будут какие-то другие решения.

Хотя, еще раз повторяю, на пенсию вообще в принципе не надо выходить. Надо продолжать работать. Можно заниматься педагогической деятельностью. Кроме того, я умею выступать с лекциями, писать, консультировать. Могу дать добрый совет, это тоже немалого стоит. Надеюсь на то, что такой работы мне хватит надолго.

Хотя иногда мне дома говорят: «Мы тебя не видим, ты нам нужен, нам нужно общение, нужно вместе ездить, отдыхать». Пока не могу. Работа отнимает всё время. Как сейчас пишут, 24 часа, семь дней в неделю.

На пенсию не собираюсь. Работать буду продолжать. А решение о следующем избрании я приму примерно через год.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо. Будем надеяться, что Денис из Кумертау услышал ответ на свой вопрос. Сейчас я предлагаю перейти к залу. Представьтесь, пожалуйста.

Н. ЕВДОКИМОВ: Добрый вечер! Николай Евдокимов, политолог. Рустэм Закиевич, очень здорово, что Вы полны оптимизма и думаете о следующем годе. Но все-таки этот год у нас тоже выборный. Выборы Президента уже состоялись в марте. В сентябре нас ждут выборы в Курултай. Вы на пенсию не собираетесь, но, может быть, собираются некоторые депутаты Курултая? Каким бы Вы хотели видеть следующий состав парламента, который будет избран в сентябре? Какие задачи, на Ваш взгляд, ему предстоит решить? Как это может изменить политическую ситуацию в республике? Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Действительно, в сентябре состоятся выборы в Государственное собрание – Курултай нашей республики. Будут избраны 110 депутатов – по партийным спискам и мажоритарной системе как депутаты, которых выбирает непосредственно население. Безусловно, на сегодняшний день уже началась работа, все партии движутся к этому событию. Идут внутрипартийные выдвижения, разные партии будут выдвигать своих кандидатов по-разному. Будут и самовыдвиженцы.

Мое понимание такое: эти выборы должны быть открытыми, свободными, честными и прозрачными. Те, кто хотят работать на благо нашей республики, независимо от того, к какой партии они принадлежат, какие идеи у них в голове – кроме крайних, связанных с насилием или, не дай бог, терроризмом, об этом речи даже не идет, – эти люди должны иметь возможность попасть в Государственное собрание – Курултай. Этот парламент должен отображать мнение всех живущих в Республике Башкортостан. Не только одной, двух, пяти партий. Повторяю, должны быть и беспартийные люди.

Хотелось бы, чтобы шло обновление. Вряд ли оно будет 100-процентным. Уверен, что значительная часть депутатов, как минимум половина, будет участвовать в выборах 2018 года. Смогут победить – хорошо, не смогут – значит, придут другие представители нашего народа.

В то же время мне хочется, чтобы были молодые, грамотные, современные люди. Мне хотелось бы, что побольше было поколение 35-45-летних. Знаете, социологические опросы показывают, что – вы меня назвали оптимистом – самое большое количество пессимистов как раз в возрастном промежутке от 35 до 50 лет. Хочется, чтобы люди, которые уже пожили, знают свою работу, имеют жизненный опыт, пришли в парламент с теми проблемами и вопросами, которые их волнуют, и могли бы их продвигать.

Одним словом, обновление нужно, осовременивать парламент нужно. Парламент в моём понимании – это и трибуна, и площадка. Это в том числе и споры, выяснение отношений. Это в хорошем смысле и громоотвод для общества, когда на этой площадке, выясняя отношения, приходят к определённому консенсусу, не загоняя проблемы вглубь, а обсуждая их широко и подробно, может быть, под камеры, телевидение.

В этой части уверен, что выборы 2018 года будут несколько другими, чем те, которые проходили у нас в 2013 году. Состав парламента, безусловно, тоже будет меняться. Я настроен на такое видение этих событий, на такой ход действий со стороны всех партий, всех, кто будет участвовать в выборах. Нам нужен работающий парламент. Нам нужны сильные, крепкие люди, которые могут отстаивать интересы всех граждан нашей республики.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич. Вопросов действительно очень много, а времени очень мало. Мне подсказывают, что есть телефонный звонок. Алло, здравствуйте, вы в эфире. Представьтесь, пожалуйста. Ваш вопрос.

Т. ЧЕРЕПАНОВА: Здравствуйте, Рустэм Закиевич. Я Черепанова Татьяна Афанасьевна, проживающая в Нефтекамске, хочу задать Вам вопрос по поводу школ. У нас в городе в новых микрорайонах «Европейский», «Восточный» очень много молодых семей. Естественно, у них есть дети, которые ходят в школу. А их в новых районах нет. Две школы – № 10 и № 12 – переполнены. Дети учатся в две смены, приходят домой около восьми часов вечера. Есть указ Президента Российский Федерации, чтобы дети учились в одну смену. Хотела бы узнать, что будет делаться по этому вопросу? Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Мы будем строить школы. Эта наша прямая обязанность, я имею в виду власти республики. Никаких отступлений от программы строительства школ не будет.

Что касается Нефтекамска, знаю, что у нас в проекте строительство двух больших школ: одна – на 1 100 мест, другая – на 550. Если этого достаточно для города, то проблема будет снята.

Если этого недостаточно, безусловно, по результатам сегодняшней прямой линии я ещё раз попрошу Правительство проанализировать все вопросы, прозвучавшие в части возведения новых объектов. Если этого будет достаточно, то хорошо, решим проблему в Нефтекамске. Если нет, значит, будем строить дальше.

У нас, вообще говоря, ориентиры очень простые – в 2025 году в школах не должно быть второй смены. Хотя, конечно, иногда размышляя, думаешь о том, что все будут учиться в первую смену. А во вторую смену школа будет пустой стоять? Её надо отапливать, обихаживать. Видимо, здесь всё-таки надо идти по варианту послешкольного получения образования – кружки по интересам разного рода.

Одним словом, школы будем строить. Эта программа абсолютно рабочая, и она будет выполняться.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо за ответ. Сейчас предлагаю вновь вернуться в зал. Представьтесь, пожалуйста.

А. МАМЯШЕВ: Здравствуйте, Рустэм Закиевич, все присутствующие. Меня зовут Мамяшев Артур. Я адвокат, представляю интересы группы молодых семей Абзелиловского района, в частности, села Аскарово. 9 марта 2017 года в целях поддержки молодых семей Вами, Рустэм Закиевич, был подписан очень важный и нужный указ «О дополнительных мерах по улучшению демографической ситуации в Республике Башкортостан». Данным указом предусмотрена единовременная социальная выплата в размере 300 тысяч рублей за рождение первого ребёнка. В частности, в Абзелиловском районе молодые мамы вынуждены по тем или иным причинам рожать в Магнитогорске и, к сожалению, лишены права на получение данной выплаты, так как постановлением Правительства Республики Башкортостан был предусмотрен порядок, регламентирующий выдачу данной выплаты. В том числе предусмотрено, что ребёнок должен быть рождён на территории республики. В связи с этим у меня вопрос. Будет ли принята какая-либо мера для разрешения сложившейся ситуации, а именно изменение порядка получения данной выплаты? Спасибо.

Р. ХАМИТОВ: Эта программа действительно заработала. Семья получает 300 тысяч рублей за первого ребенка, если молодые люди стоят в очереди на получение жилья. Если у них нет жилья и есть соответствующие документы, то они могут использовать 300 тысяч рублей на приобретение жилья, на взнос за ипотеку или покупку материалов для строительства, если речь идёт о сельской местности.

В прошлом году мы стартовали с этой программой. Безусловно, были ошибки и недочёты. Я получал очень много писем от тех родителей, которые по тем или иным сугубо формальным причинам не могли попасть в эту программу.

Поэтому, Артур, хочу сказать, что все поправки будут внесены, в том числе и в отношении мам, которые по разным причинам едут рожать в сопредельные с нашей республикой территории. Пусть даже в Москву или за границу – неважно. Главное, что этот ребёночек наш, будет прописан в республике, оформлен по всем документам как житель Башкортостана. Такие изменения внесём.

Хочу сказать, что на сегодняшний день мы имеем более 1 000 заявлений. По порядка 300-400 заявлениям деньги выданы, остальные обрабатываются. На самом деле программа вызывает большой интерес. По разным оценкам, до конца 2019 года может получиться так, что понадобится около 2 млрд рублей на выполнение этой программы. Это значит, что на свет появятся около 6 тысяч малышей, которые нам нужны. И таким образом демографический вопрос у нас, может быть, не будет ухудшаться, как это происходит в последние год-полтора.

Так что изменения будут вноситься. Программа будет разумной, не жёсткой. Обращались, допустим, семьи, в которых отец не зарегистрирован жителем Республики Башкортостан. Ну и что? Всё равно ребёночек наш, мама здесь живет. Ребёнок зарегистрирован в республике. Значит, такая семья получит выплату.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо большое. На очереди у нас очередной видеовопрос. Внимание на экран.

Э. САГИТОВ: Һаумыһығыҙ, хөрмәтле Рөстәм Зәки улы! Мин Элмир Сәғитов. Ғафури районының Еҙем-Ҡаран ауылы мәктәбенең 8-се класында белем алам. Үҙем бынан 13 километр алыҫлыҡта урынлашҡан Ҡыҙыл Яр ауылында йәшәйем. Унда интернет үткәрелмәгән. Ә мин информатика дәресен яратам һәм яңы технологиялар менән ҡыҙыҡһынам. Күп ваҡытымды информатика кабинетында үткәрәм. Әммә 2017 йылда грант аҡсаһына алынған компьютерҙар һәм интерактив таҡта иҫке. Улар замана талаптарына яуап бирһә, уҡыуы еңелерәк булыр ине. Һеҙ беҙгә ярҙам итерһегеҙ тип ышанам. Һорауымды тыңлаған өсөн рәхмәт.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Я поясню для наших телезрителей.

Р. ХАМИТОВ: Давайте я сам поясню. Речь идет о Гафурийском районе, деревня Зилим-Караново. Мальчик живёт в соседней деревне. Компьютерный класс в школе Зилим-Караново совсем плохонький, интерактивная доска плохая, компьютеры достаточно устаревшие, а интернета в деревне нет.

Вообще говоря, у нас на исполнении программа по ускорению и интернетизации всех наших школ. Причём не просто интернет, а скоростной, быстрый интернет – 100 Мбит/с и выше. Сегодня у нас почти половина школ ещё имеют слабый интернет.

Раз молодой человек обратился с вопросом к Главе республики, безусловно, реакция будет. Мы поможем и с классом, и с компьютерами, и с интерактивной доской. Это не очень сложный вопрос.

На самом деле до всех населённых пунктов – у нас их, вообще говоря, более 3 тысяч; числится четыре с лишним тысячи сельских населённых пунктов, но из них в 500-600 проживает совсем мало населения – мы должны довести интернет, несмотря на то, что там может жить 30-50 человек. Такая задача стоит. Над этим вопросом мы трудимся. Эту работу мы выполняем. Интернет – это веление времени, это не каприз, он нужен и он будет.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо большое. В прошлом году на прямую линию с Главой Республики Башкортостан мы получили очень много вопросов из Челябинской области, где проживает самая большая диаспора башкир за пределами нашего региона. Они готовы выйти с нами на связь. Итак, прямое включение из Кунашакского района Челябинской области. Сейчас там работает мой коллега Азат Садреев. Азат, добрый вечер! Как нас слышно?

А. САДРЕЕВ: Здравствуйте, коллеги! Слышно вас хорошо. Рустэм Закиевич, добрый вечер! Сегодня мы выходим на прямую связь с Уфой из Кунашакского района Челябинской области. Приехали мы сюда неслучайно. По словам представителей местной администрации, в этом муниципалитете сегодня проживает порядка 30 тысяч жителей, половина из них – башкиры. Гуляя по улице, можно довольно часто услышать разговоры на башкирском языке. Также отмечу, что Кунашакский район, как и соседний Аргаяшский, до 30-х годов прошлого века входил в состав Башкирской АССР. Теперь предлагаю перейти к вопросам. Жители уже подошли и готовы озвучить. Представьтесь, пожалуйста.

Х. МАНСУРОВ: Хабрахман Мансуров. Хәйерле кис, Рөстәм Зәки улы! Мы, жители Кунашакского района, с интересом смотрим программы БСТ, слушаем радиопередачи на башкирском языке. К нам часто приезжают артисты из республики. Но у нас в районе, да и не только у нас, проблема с сохранением родного языка. Мы знаем, что такая проблема существует и в Республике Башкортостан. Как, по Вашему мнению, можно решить этот вопрос?

А. САДРЕЕВ: Рустэм Закиевич, если позволите, ещё один небольшой вопрос Вам хотела бы задать молодёжь Кунашакского района Челябинской области.

Д. ГИЗАТУЛЛИНА: Здравствуйте, Рустэм Закиевич. Я – Дина Гизатуллина, четырёхкратная победительница первенства России, чемпионка мира по борьбе на поясах. Благодаря Всемирному курултаю башкир в нашем районе открыто много секций по самбо и дзюдо, есть тренеры. Но по куреш и борьбе на поясах специалистов нет. Есть ли возможность привезти специалиста из Башкортостана или наших ребят отправить к вам на обучение? Есть ли вузы, где готовят таких специалистов?

Также в мае будет проходить Кубок России в Салавате и Евразийские игры по борьбе на поясах в Уфе. Если есть такая возможность, приходите, пожалуйста, посмотрите на наши соревнования. Будем очень рады видеть Вас. Привет всем спортсменам из Башкортостана! До встречи в Уфе и Салавате!

А. САДРЕЕВ: Спасибо большое. Уфа?

Р. ХАМИТОВ: Дина, спасибо большое за приглашение. Конечно, если такая возможность представится, придём на соревнования, посмотрим, в том числе поболеем за Вас. Надеюсь, что Вы будете участвовать в этих соревнованиях. Поскольку Вы – чемпионка мира, и неоднократная, уверен, что добьётесь победы.

Что касается тренеров, помощи и поддержки в этом вопросе, конечно, мы поможем. Давайте мы определимся точнее. Вы мне напишите и скажите, что для вас важнее: чтобы тренеры приехали к вам или чтобы специалисты из района всё-таки приехали сюда, в Уфу, поучились и далее передавали этот опыт в Челябинской области.

Борьба куреш – конечно же, наша национальная, родная борьба. Надо делать всё для её пропаганды, продвижения. В республике много ребятишек и девчонок занимается этой борьбой. Очень хорошо, что и в Челябинской области.

Второй вопрос – касательно родных языков. Безусловно, многое зависит от нас самих, не только от власти. От нас самих лично, от того, как мы ведём себя в семьях, как мы передаём в том числе языковой опыт и знание языка своим детям, родным, близким. Но в то же время понимаем, что и в этой работе нужна помощь, поддержка. Потому что нужна литература, нужны записи концертов, мелодий, стихотворений, нужны книги, безусловно. Это серьёзная и большая работа.

Как и все, считаю, что каждый человек обязательно должен знать родной язык. Это является безусловным требованием к родителям, которые всё-такие обедняют своих детей, если не передают им знания своего родного языка. Атай-әсәй телең белергә кәрәк! Язык матери и отца обязательно нужно знать!

Давайте мы сами будем активнее работать в этой части. Силой не заставить изучить язык, только принуждением невозможно это сделать. Только через убеждение, через вовлечение человека в языковую среду можно добиться результата. Язык должен быть нужен. Он нужен, может быть, и в деловой жизни, а, может быть, и для души, для того, чтобы ощущать себя связанным родственными связями с народом, который дал тебе жизнь, движение.

Мы занимаемся этой темой. Вы знаете, у нас есть программа. Сейчас уже последняя стадия разработки этой программы. Предполагается финансирование, в том числе материальная поддержка народам, башкирам, проживающим за пределами Башкортостана. Будут гранты Главы республики на изучение родных языков. Будет создан специальный фонд поддержки родных языков – не только башкирского, татарского, марийского, чувашского, но и русского языков.

Русский язык тоже сегодня требует поддержки. Он размывается, очень много иностранных слов, непонятных терминов сегодня пачкает язык, и он становится совершенно другим. Надо заниматься чистотой языка, в то же время понимая, что язык – живой организм, который впитывает в себя и современные нотки. Язык будет меняться.

Будет проводиться большая работа в этой части. Я приглашаю вас участвовать в этом. И в Кунашакском, и в Аргаяшском районах Челябинской области, где проживает башкирское население, эту работу мы вместе будем проводить. Обязательно к вам приеду, поговорим в том числе и на башкирском языке. Рәхмәт!

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо! На прямой связи со студией был Кунашакский район Челябинской области. Сейчас я предлагаю вновь вернуться к телефонным звонкам. Алло, здравствуйте, Вы в эфире!

Г. АМИРОВА: Здравствуйте! Меня зовут Гульназ Амирова. Мы многодетная семья. Впереди лето, и наша семья планирует отпуск. Хотелось бы, конечно, отдохнуть у себя на родине. Но съездить на неделю в Турцию дешевле, чем, например, в «Янган-Тау». Рустэм Закиевич, нам недоступны наши санатории.

Р. ХАМИТОВ: Наши санатории дорогие. К сожалению, это так, это факт. Мы знаем эту проблему. Знаем, что в санаториях республики отдыхает довольно много гостей из-за пределов Башкортостана. Это неплохо на самом деле. Но в то же время хотелось бы, чтобы доступность была более высокой.

Мы недавно анализировали ситуацию, и видим, что пока наши санатории застряли ещё в XX веке и с точки зрения материальной базы, и с точки зрения предоставления набора услуг, и с точки зрения ценообразования. Всё это, безусловно, требует новых подходов.

Я уже говорил о том, что будет сформирована новая система управления санаториями. Сейчас она разрабатывается. Будет это управляющая компания или специализированное государственное казённое учреждение – сейчас речь не об этом. Но мы должны выйти на новый уровень управления санаториями. Потому что те цены, которые есть на сегодняшний день, действительно высоки.

С другой стороны, разговаривая с главными врачами, слышу, что снизить цены невозможно. Но посмотрите, у нас в каждом санатории на 100 отдыхающих – 150 работающих. Конечно, при таком подходе цены всегда будут высокими, а производительность труда достаточно низкая. Выручка даже с наших больших санаториев – «Янган-Тау» и «Красноусольск» – не так высока, чтобы можно было бы часть прибыли направлять на снижение стоимости этих путёвок. Будем заниматься и занимаемся этим.

Хочется сказать, что через акционирование, привлечение инвесторов, в том числе сторонних, мы сможем не только работать над ценой путёвки, но ещё и строить новые корпуса. Наши санатории сегодня ещё маленькие. Тот же«Янган-Тау» должен быть не 800-местным, а 1 500-местным. «Красноусольск» должен быть не на 550 мест, а на тысячу. Тогда при новых объёмах стоимость путёвки тоже будет снижаться. Но над этим надо работать. К сожалению, до всего руки не доходят.

Туристический поток в Башкортостан на самом деле растёт. По итогам 2017 года республика впервые вошла в десятку регионов Российской Федерации с самым развитым внутренним туризмом. У нас начались подвижки в этой части. Не только санаторно-курортное лечение, которое у нас всегда было на хорошем уровне, но плюс ещё к нам в республику пошёл туристический поток. Собственно, это тоже большая тема, которую можно обсуждать долго и подробно. Этой работой мы занимаемся.

У нас есть событийный туризм. К нам приезжают отмечать Новый год, кататься на лыжах. У нас формируются такие туристические кластеры, как «Легенды Урала», «Аслы-куль», «Кандры-куль», «Уфа» и прилегающие к ней территории. Одним словом, уже видны новые результаты в этой части. И стройки появляются. Конечно, и темпы нужны другие. Быстрее всё нужно делать. Но всё это зависит в том числе и от ресурсов. Иногда их не хватает.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо. Ещё раз возвращаемся к телефонным звонкам. Напомню, вы можете задать свой вопрос Рустэму Хамитову прямо сейчас по номеру 8 (800) 347-0-347. Алло, здравствуйте! Вы в эфире. Представьтесь, и Ваш вопрос.

Э. МАХРОВ: Здравствуйте, уважаемый Рустэм Закиевич! Меня зовут Эдуард Махров, я из Мелеуза. Обращаемся к Вам с огромной просьбой – помочь в нашем не очень простом деле. Мы, работники «Индюшкина», не можем больше молчать. Наше предприятие с декабря не работает. Продукция наша востребована. Мы – единственные в регионе, кто занимается производством индюшатины. Потребители ждут нашу продукцию. Но наша администрация молчит. Теперь надежда только на Вас, Рустэм Закиевич. Просим Вас вмешаться в ситуацию и помочь нам. Мы хотим работать на благо нашей республики и региона.

Р. ХАМИТОВ: Я не совсем расслышал, что за предприятие.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: «Индюшкин».

Р. ХАМИТОВ: «Индюшкин», да. Это сложная история. Казалось, что новая команда, новый проект, новый рынок, новые инвестиции – а они немаленькие, порядка 6-7 млрд рублей. И помощь там была в том числе со стороны благотворительных фондов, таких как «Урал». Но история кончилась тем, что предприятие сегодня остановилось.

Мы довольно долго, уже несколько месяцев занимаемся этой темой, в том числе и с основным кредитором этого предприятия – «Россельхозбанком». Пока не хочу обнадёживать в полной мере, но мы видим свет в конце тоннеля. Появился инвестор, который готов взяться за оздоровление этого предприятия.

Долги там большие, приближаются суммарно к 10 млрд рублей, но банк даёт рассрочку. Кредит «Россельхозбанка» составляет порядка 6-6,5 млрд рублей. Будет реструктуризация этих задолженностей. Надеюсь, и другие кредиторы тоже пойдут на определённые временные уступки в этой части по отношению к новому инвестору.

Мы это предприятие должны запустить. Там работало более 1 000 человек. Сегодня люди остались без работы. А индюшатина, которую жители республики сегодня потребляют, приезжает к нам из Пензенской области. Это не индюшатина из Мелеуза.

Порой самоуверенность в ведении бизнеса и недостаточность компетенций приводят к такого рода поражениям. Действительно, новое, современное предприятие, и тема интересная, но не пошёл процесс. Хотя нас заверяли в том, что все вопросы будут решены. Просили и у республики денег. Но это не тот случай, когда надо направлять бюджетные или внебюджетные ресурсы на такого рода оздоровление. Частник – да. А бюджет предназначен для другого.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич! Нам на почту поступил вопрос, связанный с сельским хозяйством: «В прошлом году в республике был собран рекордный урожай, повышаются надои в животноводстве. Вместе с тем обостряется вопрос закупочных цен на сельхозпродукцию. Соответственно, снижается и эффективность агропроизводства. Рустэм Закиевич, какие меры предпринимаются в республике для поддержки крестьян?».

Р. ХАМИТОВ: Сельское хозяйство – безусловный приоритет. Мы ещё не говорили о селе, хотя у нас почти 40 процентов населения республики проживает в сельской местности. В то же время мы понимаем, что в последний период сталкиваемся с перепроизводством, как бы это странно ни звучало. Раньше, когда были студентами, молодыми людьми, мы только читали, что капитализму свойственен такой процесс, как перепроизводство товаров.

В прошлом году мы собрали действительно рекордный урожай – почти 4 млн тонн зерна. И страна собрала рекордный урожай. А цена в результате упала. Сегодня по некоторым позициям цена на зерно ниже себестоимости. Себе в убыток никто продавать не собирается. Сегодня много зерна на складах, в элеваторах, амбарах. Может быть, сегодня ситуация с ослаблением рубля создаст возможности для повышения цены на зерно. Даже видны уже какие-то подвижки.

Но в целом нам тоже нельзя производить 5 или 10 млн тонн зерна, не зная, куда его потом продавать. Нам важно всегда иметь баланс. Республике на свои нужды необходимо 2 млн тонн зерна: это продовольственное зерно, семена, фураж для кормов. Когда мы производили 3 млн тонн, 1 млн всегда был лишним. А в прошлом году образовалось 2 млн тонн лишних.

Нам нужна глубокая переработка этого зерна или резкий рост поголовья крупного рогатого скота для того, чтобы это зерно можно было использовать в качестве кормов. Быстро нарастить поголовье мы не можем. Это история на пять, а может быть, на семь или даже десять лет. Переработка зерна тоже требует больших вложений и инвестиций. На сегодняшний день нужен баланс. Нам нужно 3-3,5 млн тонн. Больше не надо.

Цена на молоко тоже, к сожалению, снижается. Это в том числе результат экспансии со стороны Белоруссии, которая в больших объёмах завозит сухое молоко в Российскую Федерацию. Сегодня ситуация стабилизировалась, но на низком уровне. Надо, чтобы повышалась цена на молоко.

Республика Башкортостан – один из крупнейших производителей молока. Для нас это очень чувствительный вопрос. Многие хозяйства ориентированы на производство молока. И дальше будут строиться в том числе мега-фермы. На подходе несколько крупных инвестиционных проектов по строительству больших молочных ферм в Белебеевском, Ермекеевском, Туймазинском, Буздякском районах и т.д. Здесь ценовая политика тоже играет для нас очень большую роль.

Государство должно защищать свои рынки. В данном случае мы как субъект Российской Федерации не можем эту работу выполнить. Государство должно выполнять эту работу. Такая работа идёт. Я на связи с вице-премьером Российской Федерации, который курирует сельское хозяйство, на связи с Министерством сельского хозяйства. Работа по защите наших рынков ведётся. Надеюсь, что цены выправятся.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Мы работаем в прямом эфире уже более полутора часов. Вопросы продолжают поступать. Сейчас предлагаю вновь обратиться к залу.

М. ПЕТРОВ: Михаил Петров, руководитель общественной организации инвалидов-колясочников. Уважаемый Рустэм Закиевич, Вы, наверное, наслышаны о нашем очень значимом и актуальном проекте не только в республике, но и в стране. После долгих хождений в конце сентября прошлого года мы получили от Минземимущества помещение, с которым мучаемся до сих пор. Три месяца не было тепла. Только в прошлом месяце подключили водоснабжение. Теперь проблема с канализацией. Нужен ремонт здания. Тем не менее мы работаем. Приняли 10 инвалидов. Получили субсидии на обустройство рабочих мест. Выиграли президентский грант. Закупили необходимое на первых порах оборудование. Заключили договор с Фондом социального страхования на ремонт инвалидных колясок.

Мы хотим пригласить Вас в ИнваЦентр, чтобы Вы могли убедиться, как далеко в промзоне мы находимся, а мы подробно расскажем Вам о наших планах, о ходе реализации проекта и дальнейшем развитии, опираясь на задачи, поставленные Президентом Владимиром Владимировичем Путиным перед Федеральным Собранием.

Вопрос: может ли республика поддержать нас в нашем социально значимом долгосрочном проекте и как?

Р. ХАМИТОВ Спасибо за вопрос. Республика может и должна вас поддержать – и материально, и организационно, и морально, если хотите. Это наша святая обязанность. Давайте договоримся так, чтобы долго не отвечать на вопрос. Я по субботам работаю. Если вы готовы встретиться в субботу, пожалуйста, я к вам приеду. Сегодня у нас четверг. Послезавтра я определюсь со временем. Скорее всего, это первая половина дня. Приеду к вам, и мы на месте всё посмотрим, есть ли у вас вода, канализация, тепло, в каких условиях вы работаете. Пригласим одновременно министра земельных и имущественных отношений или его заместителей, тех, кто отвечает за этот вопрос. И на месте сразу всё решим. Договорились?

М. ПЕТРОВ: Спасибо!

Р. ХАМИТОВ: Тогда в субботу мы с Вами встречаемся.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо! У нас на очереди ещё один видеовопрос из Уфы.

К. ДУШАНБАЕВА: Здравствуйте, уважаемый Рустэм Закиевич! Мы – болельщики футбольного клуба «Уфа». Каждый матч для нас, как праздник. За последние годы республика стала известной благодаря не только хоккейной, но и футбольной команде, которая показывает хорошие результаты. Если футбольный клуб «Уфа» сможет занять достойное место в чемпионате России, то у нас появятся основания принять матчи Лиги Европы. Сможем ли мы взять на себя такие обязательства? Ведь это будет большим событием в мире спорта.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: На самом деле много вопросов на тему спорта. Ещё хочу добавить, что болельщиков волнует перспектива хоккейного клуба «Салават Юлаев».

Р. ХАМИТОВ: В зале, наверное, тоже есть болельщики. Постараюсь ответить покороче.

Футбольный клуб «Уфа», хоккейный клуб «Салават Юлаев», волейбольный клуб «Урал», гандбольные клубы, которые у нас есть, в том числе «УГНТУ-ВНЗМ», женский волейбол – все они выполняют очень важную миссию: продвигают наш Башкортостан в плане узнаваемости, в плане имиджа спортивной республики. В этом смысле мы не жалеем ресурсов для того, чтобы профессиональный спорт у нас в республике развивался. Конечно, возникают и проблемы. Но в то же время есть и успехи.

Футбольный клуб создан совершенно недавно, а сейчас идёт на шестом месте в чемпионате России. Никто даже представить себе не мог таких высоких результатов. Команда играет слаженно. Тренер молодой, амбициозный. Пока всё получается. Если клуб займет достойное место и сможет попасть в европейские кубки, то, конечно же, мы с удовольствием проведём эти матчи, создадим все условия для того, чтобы можно было провести такого рода игры в Уфе.

Что касается хоккейного клуба, то здесь намечается перестройка. Вы знаете, что в «Салавате Юлаеве» появился новый тренер. Он молод, горит энтузиазмом, ему хочется добиться результата. И нам в том числе хочется создать нормальную, настоящую команду, такую же, как в футболе, где ребята играют друг за друга и присутствует командный дух.

В хоккее в последнее время в силу разных причин больше стали интересовать заработки и денежные дела, а результаты отошли на второй план.

Так вот хочу сказать, что нам бизнесмены от хоккея не нужны. Нам нужны хоккеисты, ребята, которые будут отстаивать честь республики, города, команды. И в то же время будут добиваться результатов. Финансирование добротное. Возможности для того, чтобы был хороший результат, есть. Условия для тренировок, проведения матчей замечательные. Что ещё нужно? Нужна только, ещё раз повторю, ответственность.

Надеюсь, что совместными усилиями прежде всего болельщиков, тренерских коллективов, властных, финансовых структур, мы добьёмся результатов. И у нас будут матчи и чемпионата страны, и – со временем – чемпионата Европы, и европейских кубков. Это касательно футбола. А в хоккее мы надеемся на то, что «Салават Юлаев» будет показывать самые хорошие, выдающиеся результаты. Так же, как и волейболисты, гандболисты и все остальные профессиональные спортсмены.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич! Наш эфир постепенно близится к завершению. Мне подсказывают, что call-центр готов выйти на связь.

Р. ХАМИТОВ: А вот в зале есть вопрос по «Апимондии». Пожалуйста!

К. ЗИГАНШИН: Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Русское географическое общество, Камиль Зиганшин. Вы знаете, что существует проблема метисации бурзянской пчелы. Связана она с неконтролируемым завозом многих тысяч пчелосемей южных пород. В настоящее время метисация достигла критических размеров – 12 процентов. При превышении этой цифры начинается необратимое угасание, практически исчезновение чистопородной бурзянской пчелы. Об этом говорится уже несколько лет, но дальше общих фраз дело почему-то не идет. Русское географическое общество обращается к Вам, Рустэм Закиевич, с просьбой вмешательства и принятия действенной реальной программы, чтобы чистопородность бурзянской пчелы была сохранена. Это тем более актуально, что через три года Башкирия будет принимать Международный конгресс по пчеловодству «Апимондия».

Р. ХАМИТОВ: Спасибо, Камиль Фарухшинович. Безусловно, такое поручение мы дадим. Насколько я знаю, наши научно-исследовательские организации проводят такую работу. Нам нужно сохранить бурзянскую породу пчёл, потому что она уникальна и, самое главное, даёт очень вкусный и замечательный мёд. Сохраним!

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Давайте сейчас перейдём к call-центру. Светлана, Вы готовы подвести первые итоги работы call-центра?

С. ЛОБАНОВА: Да, конечно. Действительно количество звонков растёт. Мы получили ещё 1,5 тысячи сообщений на единый номер прямой линии только за последние два часа. В общей сложности количество вопросов с учётом телефонных звонков, сообщений на сайтах телерадиокомпаний, в наших мессенджерах перевалило за 9,5 тысячи. Кроме серьёзных вопросов, есть весьма неожиданные, скажем так, личного характера. Например, верите ли Вы в Бога, Рустэм Закиевич? Есть также предложение построить Лас-Вегас в Башкортостане.

Примечательно, что обращаются не только с проблемами, но и приглашают в гости, хотят видеть Вас в своём районе. Есть звонки с благодарностями. Например, уфимец Дмитрий Сарапулов, обращавшийся к Вам с просьбой помочь получить препарат инфликсимаб, который необходим для лечения тяжёлой формы псориаза и псориатического артрита, благодарит за участие в его судьбе. После Вашей команды Министерству здравоохранения он получает жизненно необходимое лекарство по региональной квоте и говорит, что его самочувствие улучшилось.

Вообще, Рустэм Закиевич, уфимцы преимущественно обращаются на тему транспортной инфраструктуры. В частности, люди спрашивают, когда откроется Бельский мост? Хотелось бы получить Ваш комментарий по этой теме.

Р. ХАМИТОВ: То, что к нашей прямой линии большой интерес, наполняет всех нас оптимизмом. Значит, много неравнодушных людей, которые хотят улучшать жизнь в Республике Башкортостан, видят своим зорким глазом, что есть какие-то сложности, проблемы, обращают на них внимание. Это очень важно.

Сразу хочу сказать, что все эти 10 тысяч звонков будут обработаны. Обязательно будут сформированы блоки поручений и Минздраву, и Минтруда, и Минмолодёжи, и Госстрою, и Министерству жилищно-коммунального хозяйства. Всем министерствам будут даны поручения. Эту работу мы обязательно выполним. Только потребуется время, может быть, две-три недели, чтобы обработать эти кипы вопросов и выйти на понимание того, что делать.

Теперь что касается моста. История, с одной стороны, очень простая, а с другой, может быть, и сложная. Дело в том, что у каждой проблемы есть автор. В данном случае есть эксплуатирующая организация, которая в общем-то давно писала письма о том, что требуется ремонт моста. Но всё-таки прозевала момент, когда мост пришел в такое состояние, когда уже требовался ремонт.

Тем не менее несколько лет назад началось проектирование модернизации этого моста. Проект есть – 3 млрд рублей. Это много. Сказали, не пойдёт. Следующий проект уже капитального ремонта моста – 300 млн рублей. В январе я отправил туда, на этот мост специалистов, пригласили проектировщиков, строителей, независимых экспертов. Выяснили, что за 37 млн рублей можно провести ремонт, который позволит эксплуатировать этот мост ещё несколько лет. Сколько лет – это надо смотреть. И как эксплуатировать – это тоже вопрос. Но открыть движение по нему предполагается достаточно быстро – я в своё время дал поручение.

Если бы эксплуатирующая организация озаботилась этим раньше и заказала те металлические конструкции, которые сегодня изготавливают в том числе за пределами Российской Федерации, то этот ремонт занял бы самое большее месяц. А сейчас полгода город мучается в пробках. Это, вообще говоря, неправильный подход к тому, как эксплуатирует свои сооружения ряд организаций. Я уже дал указания муниципалитету, городскому округу Уфе, чтобы разобрались с этой ситуацией. Но я одновременно хочу сказать: то, что можно отремонтировать за 37 млн рублей, не надо делать за 300 млн, а тем более за 3 млрд!

Есть ещё один проект, который предполагает строительство вставки между двумя мостами – старым и сравнительно новым. Это тоже дорогой проект, тоже 3 млрд рублей.

Кстати, здесь, у нас в студии присутствует изобретатель-рационализатор, который предлагает построить мост по другому маршруту с выходом на Монумент Дружбы и, тем самым, развести потоки. Не строить мосты в одном коридоре.

Не создавать бутылочное горлышко, куда будут собираться машины со всей Уфы. Надо разводить эти потоки. Эти мосты надо строить друг от друга на расстоянии, может быть, 1-1,5 км. Но это перспективнее, чем собрать всё движение в одно место. И потом, если возникнет какая-то проблема – небольшая авария или опять же что-нибудь, связанное с надёжностью моста, мы опять будем получать пробки.

Сейчас город предлагает одновременно строить развязку на проспекте Салавата Юлаева и улице Заки Валиди. Тоже цена немаленькая – под 1 млрд рублей! Я в ближайшее время приглашу городские власти, чтобы они доказали и рассказали, что они там хотят делать. Послушаем и примем оптимальное решение.

Одним словом, этой темой мы занимаемся, в том числе я сам контролирую этот вопрос. Понятно, что сегодня многие хотят там пиариться. В начале создали эту проблему, а теперь её героически решают. Это неправильный подход. Проблем не надо создавать. Надо заранее предусматривать возможные последствия того, к чему приводят несвоевременные ремонты.

Уверен, что до лета ремонт завершится, движение восстановится, и пробки исчезнут.

А что делать со строительством этих вставок или новых мостов, мы будем обсуждать. При этом обсуждать очень жёстко, с привлечением экспертов, чтобы не было решения на эмоциях, выбрасывания денег в пустоту и, к сожалению, сохранения существующей реальности.

Что касается Вашего проекта, мы, конечно, его посмотрим. Сейчас у нас просто не хватает времени рассмотреть его детально или в двух словах, даже в одном слове. Телевидение покажет, что уже есть макет, который предполагает строительство другого моста и который по-другому организует движение в этом напряжённом транспортном узле.

Хочу сказать, что 37,5 млн рублей на ремонт этого моста дала республика. А республике эти деньги перечислил аэропорт «Уфа» из части своей прибыли. Так что надо поблагодарить аэропортовцев, что они не только заняли первое место как лучший аэропорт Российской Федерации среди региональных аэропортов на сегодняшний день, но ещё зарабатывают деньги и законным образом делятся этой прибылью с республикой. А республика направила эти 37,5 млн рублей на ремонт моста. Так что спасибо вам, дорогие работники нашего аэропорта.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Рустэм Закиевич, буквально завершающий вопрос, тоже из мессенджеров.

Р. ХАМИТОВ: Давайте послушаем наших гостей. Пожалуйста!

Э. МАТЕУШ: Һаумыһығыҙ!

Р. ХАМИТОВ: Һаумыһығыҙ!

Э. МАТЕУШ: Меня зовут Эштейта Матеуш. Я из Анголы и учусь в Уфимском государственном нефтяном техническом университете. Когда я приехал сюда, мне было сложно адаптироваться. Но благодаря доброте башкирского народа и созданным в университете условиям мы быстро прошли адаптацию. За время обучения мне удалось влиться в богатую культуру Башкирии. Я участвовал в телепроекте «Учу башкирский язык». Теперь я считаю своим долгом познакомить жителей Башкортостана с культурой разных народов мира. В этой связи мы открыли много проектов в нефтяном университете. Один из них – это «Школа африканского танца». Ежегодно в стенах УГНТУ проходят крупные международные студенческие мероприятия. Мы хотели бы организовать их проведение на республиканском или даже федеральном уровне. Поскольку время ограничено, не могу рассказать обо всех наших проектах. Хочу пригласить Вас посетить наш университет и поближе познакомиться с иностранными студентами, которые учатся в Башкортостане. В нашем вузе учатся около 1 300 иностранных студентов, из них 250 – из африканских стран. Я уже считаю себя афробашкиром, поскольку живу здесь уже шесть лет. Спасибо большое. Ҙур рәхмәт!

Р. ХАМИТОВ: Ҙур рәхмәт! Очень интересное выступление, которое показывает, что все мы действительно едины и должны жить мирно, дружно, поддерживать друг друга.

Я принимаю Ваше приглашение. Давайте так. В мае мы запланируем такую встречу с вами. Вы подготовите несколько номеров, африканских и башкирских танцев. В вашем исполнении башкирский танец будет смотреться замечательно, насколько я себе представляю. Мы с вами организуем такое интересное событие, проведём и покажем всем, что нужно вместе дружно жить, определяя взаимное проникновение культур фундаментом наших будущих и действующих отношений.

Э. МАТЕУШ: Рәхмәт!

Р. ХАМИТОВ: Һеҙгә лә рәхмәт!

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Позвольте завершающий вопрос. Ещё раз попытаюсь озвучить. В 2019 году отмечается 100-летний юбилей республики. Интересуются, как идёт подготовка к празднику. Подключаются ли другие регионы согласно указу Президента страны?

Р. ХАМИТОВ: Подготовка к празднику идёт полным ходом. Я бы не хотел зацикливаться на цифрах. Это всё, конечно, важно. Юбилей – повод позаниматься историей, вспомнить своё прошлое, отдать дань уважения предшественникам, тем людям, которые занимались строительством республики, её экономики. Всё это так.

Но наша повседневная жизнь продолжается. Все эти объекты, которые будут построены к 100-летию Республики Башкортостан, будут служить ещё долгие годы и, надеюсь, десятилетия. Мы вместе с вами формируем сегодняшний день и создаём будущее. В этом хорошем и прекрасном будущем будут жить уже следующие поколения. Но для того, чтобы жить хорошо, мы должны сегодня хорошо работать.

Пожалуйста, у вас есть вопрос.

А. ПОСОХОВ: Здравствуйте, Рустэм Закиевич. Меня зовут Алексей. Мы сегодня в начале передачи говорили о детях, о вопросах демографии. Я многодетный папа, у меня шестеро детей. То есть я постарался, сделал всё, что смог.

Важный вопрос на сегодняшний день – это занятость детей. У меня дети от двух до 16 лет. Четверо старших занимаются физической культурой, спортсмены. А трое занимаются лёгкой атлетикой. Лёгкую атлетику называют «королевой спорта». На сегодняшний день сложилась ситуация, что уже 50 лет легкоатлеты ждут крытого манежа. Большую часть года они не могут полноценно тренироваться, а с мая по сентябрь – только если позволяют погодные условия. Например, в прошлом году на стадионе «Динамо» проходили отборочные соревнования на ПФО. Я не отпустил двух старших дочерей, потому что погода была просто невозможная.

Я очень много работаю, занимаюсь социальной работой. Постоянно в тесном контакте с министерствами спорта, образования. Встречаюсь с министрами. Решаются многие вопросы. Часто совместными усилиями мы делаем ремонт в спортзалах. Работа действительно ведётся. Но этот важный, большой вопрос невозможно решить на уровне министерств.

Очень хочется попросить Вас не забывать, что у нас в России, Башкирии есть не только футбол, хоккей. Там и так всё замечательно, хорошо. Есть много других дисциплин. Тем более лёгкая атлетика – это по сути дисциплина физической культуры для методической работы непосредственно в школах. Можно ли с этим что-то сделать у нас в республике?

Р. ХАМИТОВ: Согласен.Более того, мы, конечно же, в долгу перед легкоатлетами. У нас есть чемпион мира по прыжкам в высоту – Данил Лысенко. Он родом из Бирска. Молодой ещё мальчишка, 20 лет, но уже чемпион мира в закрытых помещениях. Результат у него замечательный – 2,36 м. У него замечательное будущее. Мы в долгу перед легкоатлетами.

Конечно, нам надо строить легкоатлетический манеж. Но пока, на первое время, думаю, что можно будет заниматься в новом, современном, большом спортивном комплексе на Камышлинской в Затоне. В следующем году мы его сдадим. Там хороший зал, там будет хорошее легкоатлетическое ядро. Там уже можно будет тренироваться, получать современные, хорошие результаты.

А. ПОСОХОВ: Был уже готовый проект этого манежа, который должен был строиться на стадионе имени Гастелло.

Р. ХАМИТОВ: Давайте мы это специально обсудим. Цены на легкоатлетический манеж начинаются от 2 млрд рублей. Найдем эти 2 млрд рублей, значит, сможем двигаться дальше.

В. СЕВЕРЯНИН: Здравствуйте, Рустэм Закиевич! Приветствую аудиторию. Виталий Северянин, лидер спортивного движения «Спортивно-дружеский сбор». У меня такой вопрос. Наша республика отличается в России большой природной красотой. У нас очень много различных памятников природы. Считаю, что мы недостаточно туристически раскрыты по России. Нам действительно есть что показать жителям и России, и зарубежья. Здесь есть два основных момента. Первое – это популяризация нашей республики для того, чтобы нас знали не только в России, но и в мире. Второе – это аспект развития туризма в Башкирии и наших главных природных объектов. Это дополнительная доходная статья для бюджета республики. И она на самом деле не так уж незначительна, как может показаться. Потому что у нас большое количество гор, водных комплексов. Есть ли у нас в республике какое-то движение в этом направлении? Потому что это плюс создание рабочих мест.

Р. ХАМИТОВ: Я уже сказал о том, что мы активно продвигаемся по туризму. У нас есть результаты. Мы уже входим в десятку российских регионов по событийному и въездному туризму. Это движение будет только нарастать и укрепляться. Уверяю Вас, что Госкомитет по предпринимательству и туризму работает очень активно. Результаты очень хорошие. И реклама хорошая идёт, и в журналах печатаемся, и во всех выставках участвуем. Кроме того, на сегодняшний день выделен бюджет для того, чтобы продвигать узнаваемость республики по всем направлениям.

Пожалуйста, давайте ещё два-три вопроса, и будем завершать, потому что наша беседа уже на третий час пошла.

Р. ДАУТОВА: Хәйерле кис, хөрмәтле Рөстәм Зәки улы!

Р. ХАМИТОВ: Хәйерле кис.

Р. ДАУТОВА: Я, конечно, отношусь к категории от 35 до 50 лет. Но мы не пессимисты. Мы – оптимисты. Меня зовут Руция Фаткулловна Даутова. Я представляю благотворительный магазин села Красноусольский Гафурийского района. Мой вопрос будет касаться малого и среднего бизнеса, в частности, социального предпринимательства. Наш магазин работает в Красноусольском с августа. За это время мы помогли нуждающимся. Это многодетные семьи, пенсионеры, инвалиды, матери-одиночки – около 100 человек. К нам обращаются очень много людей, они постоянно обслуживаются в нашем магазине. Но есть две трудности, связанные с помещением и транспортом. По поводу помещения я обратилась к руководству района, попросила у них предоставить его безвозмездно или на льготных условиях, но получила отказ в стандартной форме.

Р. ХАМИТОВ: Безвозмездно, наверное, вряд ли можно что-то предоставить. А насчёт льгот надо смотреть. Или, по крайней мере, помочь в финансовом плане, чтобы вы могли справиться с арендной платой.

Давайте так. Гафурийский район хорошо известен, понятен. С главой района Рамилем Закариевичем мы обязательно свяжемся, и передадим ему Вашу просьбу. Хорошо?

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Ещё примем звонок?

Р. ХАМИТОВ: Да, пожалуйста.Только вон с задних рядов поднимают руки. Пожалуйста! Ещё два вопроса, и на этом будем завершать.

Д. ИВАНЧИН: Добрый вечер! Я приехал к вам из Салавата. Я являюсь отцом девятилетней девочки. Она занимается автоспортом, участвует в чемпионатах по картингу. В прошлом сезоне она заняла третье место в чемпионате Татарстана и пятое место – в Уральском и Приволжском федеральных округах. У нашей семьи такая проблема: очень сложно добиться поддержки на любом уровне – в бизнесе, министерствах, администрации города. Куда бы мы ни обращались, везде идёт отказ в поддержке. Основная часть ответов, связанных с официальными структурами, – то, что весь бюджет идёт на хоккей, футбол, волейбол. Бизнес не видит общей стратегии республики в развитии автоспорта: «Если это никому не нужно, значит, и нам не нужно».

Р. ХАМИТОВ: Вопрос понятен. Конечно, наши министерства дают неправильный ориентир. Мы же мотоциклетная республика. У нас испокон веков развивался мотоциклетный спорт. Огромная традиция, огромная история, чемпионы мира. Сейчас Дмитрий Колтаков в очередной раз стал чемпионом мира. Поздравляем его с этим замечательным результатом!

Кроме того, картинг и технические виды спорта очень важны. Они нужны и детям. Выходец из нашей республики, уроженец Уфы Даниил Квят участвовал в гонках «Формулы 1». В этом году его нет, но надеемся, что он вернётся. То есть у нас есть результаты.

Вашей дочери девять лет, а она уже занимает такие приличные, высокие места в картинге. Мне кажется, что, конечно, в Салавате нам надо посмотреть на предмет того, чтобы построить картодром, чтобы дети могли заниматься картингом. Вообще говоря, такие вопросы задают нам и жители Уфы, Нефтекамска, Октябрьского, потому что там очень много желающих заниматься техническими видами спорта.

Я вам хочу сказать, что, безусловно, мы поправим позиции наших министерств и Правительства в этой части. Виды спорта, которые называются техническими, не требуют таких миллиардных вложений, как игровые виды спорта, о которых мы сегодня говорили. Конечно, надо находить несколько сотен миллионов рублей, чтобы продвигать эти виды спорта.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: И последний вопрос. Молодой человек со значком с самого начала программы тянется.

А. ЯГУДИН: Здравствуйте. Меня зовут Ягудин Асгат, я студент Уфимского государственного нефтяного технического университета. Мы с моим учителем Айнуром Гумеровым – ученики народного учителя Российской Федерации Лизы Киямовны Агадуллиной. Мы занимаемся подготовкой олимпиадников по химии. На уровне России нас уже хорошо знают. У нас такой вопрос.

В нашей республике Лиза Киямовна испокон веков занималась олимпиадниками. Мы достигли хороших результатов. В прошлом году у нас был победитель и один призёр на Всероссийской олимпиаде. Но из-за плохой поддержки в регионе, плохих условий подготовки, личных трат они оба решили перейти в мордовский лицей для одаренных детей. Вы об этом слышали.

В этом году победителем Всероссийской олимпиады стал Тимур Мананнов. Мы работаем дальше, подготовили ещё одного призера. Он – кандидат Международной олимпиады, которую Тимур Мананнов выиграл. Можем ли мы в нашей республике предоставить ему возможность подготовиться к этой олимпиаде, создать условия без необходимости выезда в другие регионы?

И ещё один вопрос. В Москве есть Ассоциация победителей олимпиад. Это студенты, которые объединились для того, чтобы работать в школах. Они работают уже более чем в тысяче школ. Можем ли мы в республике силами студентов и вузовских преподавателей создать такие условия для работы с талантливыми школьниками, которых у нас много. Как раз займём школы вместо освободившейся второй смены.

Р. ХАМИТОВ: Отлично! Конечно, мы такие условия создаём.

Вопрос важный, глубокий. Дело в том, что за последние 10-15 лет республика потеряла свои позиции с точки зрения участия и побед в олимпиадах – математических, химических и т.д. Эту проблему мы увидели. В этом году, да и в 2017-м уже неоднократно собирались

Мы создаём два, даже три лицея и интерната, в которых будут продвинутые возможности для учёбы одаренных детей. У нас будет интернат с инженерным, математическим уклоном.

Конечно же, сейчас мы воссоздаём ассоциацию педагогов, которые готовят этих сильных ребят. Они будут не только к олимпиадам учеников «натаскивать», извините за это слово, но и в то же время повышать общий уровень подготовки ребятишек. Математика, химия, физика, точные науки – безусловно, всё это нам нужно.

Что касается нашего земляка, Вы мне, пожалуйста, напишите. Мы обязательно создадим ему условия, чтобы он не в других регионах готовился к олимпиадам, а у нас. Я сам лично возьму над ним, так сказать, шефство и создам все условия для того, чтобы из него вырос прежде всего замечательный человек и великолепный специалист. Договорились?

На этом давайте будем завершать. Я понимаю очень много вопросов. Но у нас время ограничено.

Т. ГАЛАНОВА: Вопрос про деревню ещё ни разу не звучал.

Р. ХАМИТОВ: Пожалуйста!

Т. ГАЛАНОВА: Уважаемый Рустэм Закиевич! Я представляю инициативную группу деревни Калининский Иглинского района. У нас вообще отсутствует дорога. От села Калтыманово до нас дороги просто нет. Внутри деревни в данное время застревают даже «Нивы». В связи с тем, что нет дороги, администрация Иглинского района также не пускает общественный транспорт. Если вдруг сломалась машина или её у людей вообще нет, они идут 12 км пешком до Калтыманово, где есть маршрутка.

Сейчас к этому добавилась ещё проблема. В деревне Пушкинское был промтоварный магазин, который обслуживал две наших деревни. Его закрыли. То есть сейчас, чтобы элементарно купить хлеб, макароны, пельмени и т.д., люди должны пройти 12 км в одну сторону и столько же в другую.

Пишем коллективные письма в администрацию Иглинского района от нескольких деревень, подписи собираем. Либо отписки, либо тишина. Например, осенью писали коллективное обращение по поводу транспорта, дороги. В ответ – отписки. Написали коллективное заявление на МТС о вышке, более 120 подписей. Связи в деревнях вообще нет, про интернет вообще молчим. Вы говорите – школы, высокоскоростной интернет. А у нас вообще нет связи. Чтобы поговорить, надо выйти на участок, где есть пара мест. И то – разговариваешь пять минут, 10 раз прерывается связь. От МТС ответа не поступило.

Р. ХАМИТОВ: Ясно. К сожалению, у нас ещё немало таких населённых пунктов, которые не соединены дорогами с основными, главными магистралями. У нас есть программа по строительству дорог к таким населённым пунктам. Она немаленькая, исчисляется сотнями миллионов рублей. Каждый год мы строим в 30-50 населённых пунктах небольшие участки по 3-4 км, бывает и меньше – буквально по 1-2 км. Давайте мы ещё раз посмотрим по вашему населённому пункту. Я такие поручения сформулирую.

То, что из муниципалитетов идут отписки, – это никуда не годится. Я много раз говорил: ваша основная задача – слышать людей, слушать их, работать для них. Не штаны просиживать в кабинетах или бумажки таскать, отписываться.

Не только вам отписки присылают. Мне присылают отписки. Но у меня-то есть власть, и я пишу поверх этих отписок: «Отписка. Напишите правильно. Дайте верный ответ, потому что люди правильные вопросы задают». Собственно говоря, эта борьба внутри нашей бюрократической системы никогда не заканчивается. Она всегда присутствует. Потому что есть ещё у нас деятели, которые работают только для того, чтобы зарплату получать, а не работу делать.

Я опять же немного эмоционально отвечаю на этот вопрос. Потому что мне, конечно, обидно и больно слышать то, что вас так «футболят», не помогают в этом вопросе. Там, где есть желание помочь, всегда найдут вариант: либо колею засыпать, либо в очередной раз прогрейдеровать эту дорогу, если она совсем плохонькая, каким-то образом магазин сохранить в этом населённом пункте, обеспечить транспортом. Было бы желание. Нет желания, не делают.

Конечно, ваше сообщение очень обидное в этой части. Я обязательно займусь Иглинским районом, и с главой мы всё обсудим. Он человек деловой, активный. Надеюсь, он нас тоже слышит и отреагирует соответствующим образом. И дорогу мы вместе с вами восстановим.

Г. КУЛЬСУНБАЕВА: Спасибо, Рустэм Закиевич! Как бы нам и Вам ни хотелось продолжить, пора завершать. Спасибо большое!

Р. ХАМИТОВ: Давайте так. Я вижу много поднятых рук. Пожалуйста, напишите то, что вас волнует. Обязательно прочитаю. Все ваши записки, предложения обязательно посмотрю и отреагирую. Мы с вами обязательно сможем найти решение.

Хотя проблем очень много. 10 тысяч обращений было сегодня. Это значит, 10 тысяч нерешённых вопросов. Понимаю, что нужно время для их решения. Нужны ресурсы, финансы, нервы, терпение. Нужно уметь правильно подойти к решению этих вопросов. Но самое главное – мы движемся вперёд. Вы видите и мою личную заинтересованность в том, чтобы эти вопросы решались.

Вы видите, сколько у нас неравнодушных людей. Вы понимаете, что вместе мы двигаем наше общее дело. Мы продвигаем нашу республику вперёд. Каждый день у нас выходят на работу почти 2 млн человек. Конечно, каждый день мы продвигаем нашу республику пусть не намного, но вперёд. Мы решаем какие-то вопросы. Это движение неостановимо. И это очень важно для страны.

Потому что Республика Башкортостан – это очень важный субъект в Российской Федерации. Мы – крупные. Мы – мощные. Мы – сильные. На нас смотрят. На нас ориентируются. Хочу сказать, что, конечно, в такой совместной работе – залог наших будущих успехов. Это не высокие слова. Это лично моё убеждение.

Да, есть вопросы, проблемы, нерешённые задачи – были, есть и будут. Эти нерешённые задачи будут и через 50, и через 100 лет. Пока люди живут, они всегда будут задавать вопросы. Это правильно. Это верно. Но мы с вами сегодня отвечаем за тот день, в котором мы живём, и за время, в котором работаем. Давайте работать так, чтобы и нам не было стыдно, и будущим поколениям благодаря нашей работе тоже жилось, может быть, чуть получше.

Спасибо. Ҙур рәхмәт. Всем здоровья, успехов, удачи!


Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт