Обычный вид

Интервью

25.06.2019 17:53:00

Радий Хабиров: «Нам нужно «раскачать» бизнес за счёт мер государственной поддержки» (интервью агентству «Интерфакс»)

Назначенный в октябре 2018 года врио Главы Башкортостана Радий Хабиров в интервью «Интерфаксу» рассказал об экономических достижениях республики, инвестициях в малый бизнес, мусорной реформе и экологической ситуации в Сибае.

– Радий Фаритович, недавно прошел Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Расскажите о наиболее значимых и интересных соглашениях, подписанных на ПМЭФ.

– Этот форум был для нас в некотором смысле необычным. Довольно долго мы серьёзно в форуме не участвовали, но в этот раз установили свою экспозицию. В рамках форума было подписано более 20 соглашений, среди них – о дружбе и сотрудничестве с главами субъектов Российской Федерации, инвестиционные соглашения, протоколы о намерениях, соглашения с иностранными и с российскими партнёрами.

В частности, было подписано соглашение с одной из ведущих транспортно-экспедиторских компаний России RAILGO об инвестировании более 20 млрд рублей в обновление своего железнодорожного парка. Кроме того, компания покупает одно из предприятий республики.

Также интересно сотрудничество с энергетической группой компаний «Хевел», которая уже представлена в нашей республике – в Хайбуллинском, Куюргазинском и Зианчуринском районах их объекты дают нам энергию. Сейчас они приступают строительству солнечной станции в Бурзянском районе. Это отдалённая от центра, лесистая территория, которая в настоящее время испытывает чудовищный дефицит энергии.

Кроме того, был ряд соглашений с компаниями салаватско-стерлитамакского промышленного кластера.

С государственной корпорацией «Росатом» договорились о продолжении работы по увеличению на территории региона энергомощностей, с «Почтой России» – о строительстве в Уфе почтового логистического центра.

Общая сумма инвестиций, которые предполагаются в рамках этих соглашений, составляет порядка 82 млрд рублей. Это по скромным подсчетам – некоторые вещи мы даже не стали учитывать. Все эти соглашения носят очень конкретный характер, с финансовой и организационной структурой.

Подписанные соглашения – это большая, кропотливая предварительная работа. Часть из них уже находится в процессе реализации. Подписание – это ритуальная часть, которой мы хотели отфиксировать уже начатую работу.

Когда наша управленческая команда пришла в республику, мы изучили, как обстоят дела с инвестициями. Дела обстоят не очень хорошо, должен признаться. Поэтому главное направление нашей работы – это привлечение инвестиций.

В целом, оценивая Петербургский форум, мы считаем, что это успех.

– Коль скоро мы заговорили об инвестициях, насколько активен в инвестировании местный бизнес? Как планируете стимулировать эту деятельность?

– В данном случае говорим о двух направлениях работы. Первое направление включает работу с крупными предприятиями, которые осуществляют свою деятельность на территории республики. С такими предприятиями у нас ведётся системная индивидуальная работа. Мы хотим понимать, какая у каждого из них инвестиционная программа. Как раз недавно я провёл встречу на эту тему с руководством «Башнефти».

Мы понимаем, что бы мы ни делали, если «Газпром» или «Башнефть» не будут инвестировать, у нас произойдёт снижение показателей, и развитие региона затормозится. Мы, конечно, не можем в директивном порядке указывать корпорациям на определённые решения, но ведём с ними диалог об определённых суммах вложений на среднесрочный период.

Как раз сейчас разрабатываем комплекс мер по стимулированию инвестиционной активности бизнеса: за каждый вложенный рубль мы что-то дадим – либо налоговые преференции, либо иную поддержку.

Второе направление – развитие предпринимательской среды, чтобы бизнес у нас задышал. Мы проводим организационную, административную работу в этой части. Например, «Инвестчасы» как на республиканском уровне, так и на уровне муниципалитетов, когда глава каждого района по четвергам лично встречается с предпринимателями. То есть у нас вся республика по четвергам занимается предпринимательством. И это только одна из мер.

– Что, по Вашему мнению, мешает развитию инвестиционной активности в регионе?

– Наверное, самая большая проблема – наш бизнес по сравнению с иностранным по многим показателям неконкурентоспособен. В Башкортостане много небольших предприятий, которые не выдерживают конкуренции, например, с китайскими компаниями. У нас была история с производством медицинского стекла в Туймазах: не получилось, медицинское стекло завозим из Китая. Почему это происходит? Потому что мы проигрываем по цене продукции, по производительности труда – она у нас чудовищно низкая.

В этой связи перед нами несколько задач. Первая – нам нужно «раскачать» бизнес за счёт мер государственной поддержки: это минимальные налоги, минимальные административные барьеры, минимальное внимание надзорных органов.

Вторая: после того, как бизнес встанет на ноги, начнётся реализация комплексной программы «Повышение производительности труда, создание и модернизация высокопроизводительных рабочих мест в 2014-2020 годах», решение вопросов ценообразования.

В качестве примера – Караидельский район. Это лесистый район на северо-востоке нашей республики. Там один предприниматель заготавливает древесину, делает из липы плашки – товар с высокой добавленной стоимостью, – отправляет их на чешское предприятие Koh-i-Noor. Из этих плашек делаются всемирно известные карандаши Koh-i-Noor. Не мешайте бизнесу, бизнес сам себе найдет дорогу.

– В Башкортостане появилось несколько территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). Сколько сейчас в ТОСЭРах резидентов? Ваш прогноз по развитию этого направления.

– Да, у нас пять ТОСЭРов, два из которых существуют давно – это «Белебей» и «Кумертау», они обеспечивают деятельность 18 резидентов.

Решение о создании еще трех ТОСЭРов было принято Правительством России на Сочинском форуме в феврале. Такое количество ТОСЭРов есть только у нас и в Татарстане. Мы сейчас «накачиваем» их резидентами. Это работа постоянная, непрерывная.

Мы бы также хотели создать особую экономическую зону в Ишимбайском районе. Пока такой зоны у нас нет, несмотря на промышленный и экономический потенциал.

– А в чём особенность такой зоны?

– ОЭЗ предоставляет инвесторам полностью подготовленную промышленную, инженерную, транспортную и таможенную инфраструктуры, а также ряд налоговых и таможенных преференций.

– Заканчивается первое полугодие. С какими показателями встречаете вторую половину года?

– Хорошо себя чувствуем, боимся сглазить. Например, впервые за последние три года у нас пошла позитивная динамика по инвестициям – плюс 4,3 процента к уровню первого полугодия прошлого года. Второе – индекс промышленного производства не падает: плюс 3-3,5 процента. Неплохой объём налогов и сборов, в рамках плановых значений. Хорошие показатели нам дала стройка – плюс 31 процент по вводу жилья.

– Охарактеризуйте взаимодействие с федеральным центром. Насколько активно республика участвует в федеральных государственных программах?

– Мы поставили себе задачу участвовать в каждой федеральной программе. Участие в национальных проектах продуктивно – нам уже начинают поступать деньги в рамках реализации нацпроектов. Начинает «дышать» строительство, социальная сфера и, как следствие, бизнес тоже.

Сейчас мы участвуем в программах по развитию индустриальных парков, до 1 июля планируем подать заявки на шесть парков. В прежние годы эта работа была незаметна, очень надеюсь, что в этом году мы получим финансирование для этого направления.

– Затронем проблему мусорной реформы. Как у вас в республике планируется решать эти проблемы? Каким Вам видится взаимодействие с новым оператором – «Российским экологическим оператором»?

– Генеральный директор «Российского экологического оператора» (РЭО) Денис Буцаев у нас уже был. Мы проговорили вместе целый ряд намерений, вошли в некоторые проекты по линии РЭО. Он знает, что республика станет для компании эффективным партнёром.

Например, нам интересны лизинговые закупки мусороперерабатывающей техники. Мы заявки уже подали, очень ждём по ним решения, так как эта техника нам необходима.

Что касается проблем с мусорной реформой, не стоит забывать, что этой реформе уже 20 лет. Понятно, что любая реформа предполагает определённые трудности: многих вещей мы можем попросту не предполагать. Например, проблемы с несвоевременностью уборки операторами мусора. Мы их вызываем, они нам говорят: растут долги перед перевозчиками из-за того, что сложно собрать плату за вывоз мусора с населения. Уровень собираемости платежей – не более 30 процентов.

Начинаем погружаться в проблему глубже, выясняется, что у операторов нет корректных списков жителей, которые должны стать плательщиками. Так поднимается волна социального недовольства: к жителям приходит платёжка на умерших родственников, например.

Ещё одна проблемная история – мусорные контейнеры. Нужны контейнерные площадки на бетонной основе, красиво оформленные, с ограждением. Чтобы довести работу до должного уровня, необходимо оценить её масштаб. Мы сейчас приступили к оценке потребности и объема её проведения. В настоящий момент на эту работу мы выделили полмиллиарда рублей.

– В завершение беседы давайте поговорим про Сибайский карьер. Мы можем говорить, что решение этой экологической проблемы найдено?

– Можем. Основной очаг возгорания погасили 26 марта. Сейчас наблюдаем хвостовые очаги, но постоянно поднимаем уровень воды – вода попадает на оставшиеся очаги тления. Потому пока наблюдаются выбросы пара, вредных веществ. Но те выбросы, которые мы время от времени наблюдаем, носят редкий характер.

Мы контролируем ситуацию. За последние пять месяцев я уже шесть раз был в Сибае. Ожидаем, что 27 июля по утверждённому Ростехнадзором плану завершится подтопление карьера до точки, которая позволит говорить о тотальном уничтожении любых очагов возгорания.

(Оригинал публикации)

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter