Обычный вид

Новости

17.03.2016 13:44:00

Рустэм Хамитов выступил на семинаре глав администраций муниципальных районов и городских округов Башкортостана

17 марта в Уфе Глава Башкортостана Рустэм Хамитов выступил на открытии семинара глав администраций муниципальных районов, городских округов и городских поселений республики «Повышение эффективности муниципального управления в новых условиях». В течение двух дней перед руководителями муниципалитетов выступят члены Правительства Башкортостана, главы министерств и ведомств, приглашенные эксперты.

Стенограмма выступления Рустэма Хамитова:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Год назад мы с вами проводили подобный семинар, правда, в стенах другого отеля. У нас сегодня действительно есть все возможности для того, чтобы так собираться, обсуждать, работать.

За прошедший год у нас произошло достаточно много событий – больших и маленьких, хороших и плохих. Но это жизнь, и из таких событий соткана ткань нашей сегодняшней действительности.

Так же, как и вы, я много раз участвовал в разного рода семинарах, совещаниях, форумах и постоянно ловил себя на мысли о том, что когда начинают грузить участников семинара цифрами, тоннами, километрами и прочими знаковыми хорошими показателями, тем не менее, всегда становится скучно. Скучно потому, что за этими цифрами нет реальной жизни. Есть просто определенная констатация фактов и не более того. А жизнь на самом деле совершенно другая, и в ней всё совершенно по-другому устроено.

Сегодня мне не хочется в своем выступлении загружать вас графиками, показателями, сравнениями, рейтингами, потому что это не главное. Есть текст доклада, подготовленный в традиционной форме. Не буду его читать. Нам надо переводить разговор в другой формат, может быть, более философский, с поиском понимания того, где мы находимся, кто мы, что мы дальше будем делать, как нам дальше двигаться.

Поэтому я не буду говорить о нашей республике в цифровом плане, о наших показателях. Хотя общеизвестно, что Башкортостан – крепкая, промышленно развитая территория. Понятно, что в этом заслуга, прежде всего, предыдущих поколений. В 1950-1970-е годы прошлого века советская власть многое строила, делала. Промышленные предприятия продолжают работать. Другое дело, что форма собственности сменилась, но это уже другой вопрос, который мы обсудим чуть позже. А в целом мы – крепкий, надёжный регион.

По основным валовым показателям – производственным, промышленным, аграрным – мы входим в десятку. А по душевым показателям являемся «середняком». В основном наши цифры – это 30-40-е и даже 50-е места, когда объём производства делят на количество людей, которые проживают в нашей республике.

И это тоже данность, которая пришла к нам с наследством 1950-1960-х годов. И тогда это было так, и 30, и 20, и 10 лет назад так было, и сейчас, к сожалению, то же самое.

В причинах этого, конечно, нам надо бы разобраться. Понимаю, что это не предмет одного выступления. Это предмет достаточно больших исследований. Надо понять, почему 25 лет назад, провозгласив псевдосамостоятельность, говоря о принципах суверенитета, тем не менее, результатов, которых ждало общество, прорыва не удалось достичь. Хотя заявлялось очень громко и много из того, что хотелось бы, но не получилось. На сегодняшний день многое из того, что 15-20 лет назад утверждалось как догма, уже не годится для нашей жизни. Отошли от принципов так называемого суверенитета. Тогда много говорили о необходимости сохранения колхозов – сегодня это тоже неактуально. Много говорили о том, что основные производства и недра – это собственность народа. В результате мы видим, что сегодня это даже не собственность республики. Вся эта собственность находится в руках олигархов или крупных компаний. У республики на сегодняшний день с точки зрения управления капиталом совсем маленькое поле деятельности. То есть провозглашали одно, а в результате получили совершенно другое. В чём причина? Кто виноват? Что делать? Или это правильное развитие событий, нужное для нас? Или это какая-то стратегическая ошибка, которая произошла неизвестно когда, но продолжает оказывать своё действие на нас?

К сожалению, мы можем констатировать, что за последние 10-15 лет республика не показала пример прогрессивного развития, не дала стране новых форматов экономического развития. Мы были всё время в тренде – не лучше, но и не хуже других. У нас был определённый запас прочности 1950-1970-х годов. Мы его использовали, эксплуатировали. Неважно, в какие руки попадала эта собственность, как она оформлялась. Главное, что был запас прочности, и республика шла по этому накатанному пути. Хотя, еще раз говорю, что были попытки, в том числе и политического плана, изменить эту ситуацию.

Мы не стали лидерами развития промышленного производства. У нас нет современных форм управления. Нет индустриальных парков, точнее, не было в последнее время. У нас нет свободных экономических зон. Мы не явились лидерами развития в сельском хозяйстве. Белгородская область – да. Это пример, когда фактически с нуля область стала суперагропромышленным регионом с огромной выработкой на одного работающего в сельском хозяйстве. У нас этого не произошло. Или Калужская область, которая вместе с Ленинградской областью привлекла и развила у себя автомобильную промышленность. Не было вообще ничего – и появилась новая отрасль. Или Татарстан, который на базе «Алабуги» сделал свободную экономическую зону и на сегодняшний день эту тему достаточно хорошо продвигает. У нас нет ничего.

И за последние 4-5 лет мы только начали создавать ростки нового движения в том или ином прогрессивном направлении. В известной степени, конечно, мы законсервировались, «окуклились» и продолжаем жить своей неспешной провинциальной жизнью.

Я никого не хочу обидеть. То, о чем я сейчас говорю, – это просто попытка разобраться.

Мы с вами продолжаем наблюдать, как из ряда наших муниципалитетов, городских округов выходит воздух, кислород. Они сжимаются. Мы знаем, что ещё 20-30 лет назад некоторые муниципалитеты имели численность 30-40 тысяч человек, а сегодня это редко 20 тысяч, а чаще 17-18 тысяч. Что там происходит? Почему там угасает жизнь? Почему там нет движения? Это что, глобальный тренд – урбанизация, формирование агломераций, перемещений людей из сельской местности в городские территории? Или это мы с вами виноваты? Мы не можем удержать эту ситуацию, не создаём предпосылок для того, чтобы люди оставались на местах?

Что у нас с демографией? Почему мы катастрофически потеряли такие присущие нам черты, как многодетность? Почему у нас активно развилось пьянство, алкоголизм? Мы теряем много людей по ряду неестественных причин. Что у нас происходит с психикой людей? Почему столько много самоубийств? Это вопросы, на которые нам нужно получать ответы.

Мы на сегодняшний день не научились с вами правильно работать в части привлечения инвестиций. Вчера на заседании Правительства республики я обращался к ряду глав муниципалитетов с вопросом: почему такой громадный спад с точки зрения привлечения инвестиций? Хотя я знаю ответ, что база прошлого года для некоторых муниципалитетов была высокой, были стройки – кто-то строил детский сад, школу, спортивные сооружения. В этом году не строим – и цифр нет.

Но в то же время мы видим, что системного подхода к привлечению инвестиций нет.

Мы в таком хаотичном движении: где-то кто-то зацепил кого-то, притащил, соблазнил, попросил, вложил деньги. Но постоянно действующей системы по привлечению денег в муниципалитеты у нас нет.

У нас нет традиций рыночного мышления. Наша республика в этом смысле отличается в том числе и от соседей наших. Если взять, к примеру, Татарстан, то мы видим, что 100-150 лет назад там было сформировано буржуазное общество: купечество, промышленность, университет, железная дорога и т.д. И когда в 1990-м году рыночная экономика вернулась, общество на генном уровне всё это вспомнило и быстро пошло в рост с точки зрения формирования рыночных отношений, предприимчивости. У нас этого не произошло. Наоборот, сознательно боролись с малым бизнесом, переформатированием сельского хозяйства, поддерживали старые формы управления промышленными производствами. И в результате ничего не выиграли. Это реально так. И промышленность, и село у нас до сих пор находятся в переходном состоянии. Нам надо другое.

Мы не умеем торговать в хорошем смысле слова, продавать. Мы не умеем выдерживать конкуренцию. Почему на нашей территории с удовольствием работают предприятия Челябинской, Свердловской, Оренбургской областей, Татарстана, Пермского края, Удмуртии, а мы не можем выйти за пределы нашей республики? Мы отдали или постоянно отдаём наши рынки. Мы не боремся за них. Мы не выходим за периметр республики. Мы не умеем продавать нашу востребованную продукцию за пределами республики. Когда мы начинаем пытаться организовывать торговые дома, например, в Москве и Санкт-Петербурге, у нас ничего не получается. Мы не можем продавать свой знаменитый башкирский мёд ни внутри республики, ни за её пределами. Что с нами происходит? Почему мы такие? Что мы – недотёпы, неумехи, люди, которые не знают, как это делать?

У нас, ещё раз говорю, нет рыночных традиций. У нас в крови нет этого ощущения рынка. Мы в своей работе редко помогаем бизнесу. Мы с вами в основном советские люди. Мы получили образование и выросли при советской власти. У нас одна половина головы думает как у советского человека, а вторая половина лихорадочно пытается приспособиться к тому, что есть с точки зрения рыночной экономики. У многих ещё в голове каша, в том числе идеологическая. Человек не понимает, к какой формации он принадлежит, кто он такой, чем должен заниматься, что важнее. Этот переход от социализма к капитализму ещё длится. Капиталистического общества в полном смысле слова у нас нет. У нас есть осколки старого социалистического общества в том числе в виде нас с вами, отношений между людьми, надежды на власть, на помощь со стороны государства. А с другой стороны, мы видим, что миром правят капитал, деньги, страсть к наживе, потребление, постоянное подстегивание покупать и продавать.

Конечно, нам сложно ориентироваться в этой ситуации. Тем более мы находимся с этим явлением один на один. У федерального центра свои глобальные задачи. Вполне понятно, что проблемы таких старопромышленных регионов, как Башкортостан, Свердловская, Челябинская области, Пермский край, наших уральских и приволжских территорий отходят на второй план. Потому что у государства своя задача – сохранить целостность. Риски большие: есть внешние вызовы, внешнее давление, желание нашу страну раздёрнуть и создать определённые проблемы. Есть проблемы периферии – Дальний Восток. Надо его удержать, укреплять, развивать его промышленность. Там довольно сложная ситуация. Наша новая территория – Крым, который обязательно нужно развивать. Есть северные территории, где у нас основная ресурсная база. А мы с вами, в принципе, находимся в достаточно спокойном поле для федерального центра. Все знают и понимают, что здесь достаточно высокая база с точки зрения экономики, и люди как-нибудь выживут. Запас прочности достаточно большой.

Но нас с вами такая позиция не вполне устраивает. Нам нужно развитие, движение. Мы находимся в конкурентном поле. Как муниципалитеты конкурируют между собой за ресурсы, влияние, точно так же и субъекты Российской Федерации конкурируют между собою. Когда мы читаем об успехах наших соседей, то радуемся. Но в то же время нас посещают мысли: «Почему у них получается, а у нас нет?», «Почему они решили ту или иную задачу, а мы не решили?»… Поэтому мы с вами должны найти варианты развития.

Я лично не особо верю в разного рода бюрократические документы – стратегии, планы, тексты разного рода. Их пишут, кладут на полку. Хорошо, если стратегия, документ соответствует жизни, её ритму, пониманию, смыслу. Но на самом деле я не видел ни одного текста, который описывал бы жизнь такой, какая она есть. Попытка перевести в схемы взаимодействие определенных бюрократических структур между собой ни к чему хорошему не приводит.

Я верю в другое, в то, что людей может объединить идея. Без всякой стратегии, плана, принуждения.

Если людей объединяет идея развития территории, какого-то отраслевого или межотраслевого комплекса, тогда и только тогда получается результат.

Если мы с вами сможем действовать исходя из одного посыла – развития республики, а на вашем уровне – развития муниципалитета, тогда, конечно, мы сможем преуспеть с точки зрения движения вперед.

Здесь надо отбросить всё наносное, ложное, которое у нас есть. «Нравится мне бизнес или не нравится?», «Я за рыночную экономику или против нее?» – от этого надо уйти. Потому что реально у нас с вами мало шансов глобально что-либо изменить. Общество пошло таким путем. Дорога очень сложная, разветвлённая, на которой впереди ещё десятки всяких развилок. И всё это напоминает порой даже не дорогу, а какой-то лабиринт. Мы иной раз ходим между этих стенок и не понимаем, стучимся и не можем найти выход. Это очень сложные, мировоззренческие вопросы. На них нет ответа, и мы с вами не ответим. Но живя в этой системе, мы должны быть объединены общей идеей продвижения вперёд нашей республики. Мы должны вырабатывать у себя это умение – работать в условиях рынка, капитализма.

Ещё раз говорю, от вас, уважаемые коллеги, в муниципалитетах зависит очень много – и так называемый предпринимательский климат, и снятие административных барьеров, и снижение препятствий на пути развития тех, кто хочет заниматься бизнесом, производством. Не надо смотреть в его паспорт, требовать партийной принадлежности, выпытывать: «За кого ты – за наших или не за наших?». Пусть он работает, создаёт рабочие места.

Нужно уходить от конфликтов. Потому что, в моем понимании, конфликт – это раковая клетка в системе управления. Как только появляется конфликт, сразу начинается разрушение.

При этом неважно, прав ты или не прав, умеешь ты убедить человека, с которым конфликтуешь, или не умеешь. Силы, время, ресурсы тратятся и направляются на то, чтобы разобраться с этим конфликтом. В конечном итоге очень часто конфликт приводит к отставкам, поражениям, разрушениям. Даже разрушение Советского Союза фактически произошло из-за конфликта двух-трёх личностей. Хотя, конечно, наши генеральные экономисты говорят нам сейчас о том, что основой распада СССР была несостоявшаяся экономика, несостоявшиеся варианты развития нашей страны. Но катализатором этого действия всё равно послужили действия определённых людей, их отношения, непонимание между собой.

Уважаемые коллеги!

Ещё раз говорю, что своё небольшое выступление посвящаю идеологическим вопросам. Поскольку мы с вами во власти, мы отвечаем за всё.

Вчера на БСТ в новостном выпуске смотрел сюжет: в Стерлитамаке ледяная глыба упала на трехлетнюю девочку. Вышла эта девочка с бабушкой, и у подъезда ей на голову свалилась глыба. Она стала инвалидом. В чём эта девочка виновата? Симпатичная, миленькая такая на фотографиях. Сейчас её жизнь превратилась в очень трудную. Ей по жизни придётся идти с этой сложной травмой. Ещё неизвестно, выйдет ли она нормально из этой ситуации, потому что там голова проломлена в нескольких местах, лицо обезображено. В чем виновата эта девочка? Виноваты люди, которые просто-напросто лишний раз не включили свою голову. Они занимают должности, посты, получают деньги, и не маленькие. Некоторые из них набивают себе карманы. Но виноваты в том числе и мы как власть. Потому что не смогли цивилизовать этих людей, подобрали совсем не тех, которые должны там работать.

Таких примеров каждый из вас приведёт много. У нас каждый день что-то происходит. Позавчера 12 человек задохнулись в дыму, в пожаре. Кто виноват? Эти люди, что ли? Они и так несчастные. Под видом оздоровления их завербовали какие-то сложные личности. Заставляли работать грузчиками, землекопами, выполнять простейшую работу. Выводили их на так называемую нелегальную биржу, где наши жители за деньги нанимают простых разнорабочих. Но эти-то люди в чём виноваты? Что их поселили в каком-то бараке, разместили на двухэтажных нарах, заставляли работать? 12 человек зимой работают, приходят в рабочей одежде, просушиться негде, покушать и отдохнуть негде. Как в концлагере каком-то их содержали. Понятно, что в тамбуре был какой-то электрообогрев, там они сушили одежду, которая загорелась. Кто виноват?

А что у нас порой творится на дорогах, когда по 5-10 человек погибает одновременно. Кто виноват? Или сегодня после такой сложной зимы мы видим, что на дорогах яма на яме. Ситуация, как после бомбардировки, что в наших городах, что на федеральных трассах, что на межпоселковых дорогах.

Кто виноват? Мы виноваты, и я в том числе. Я с себя ответственность не снимаю, в том числе и за эту девочку, которая стала инвалидом. Мы в этом смысле недорабатываем. Давным-давно провозгласили для себя лозунг, что работаем для людей. Но «текучка» сделала нас совершенно другими. Мы опять погружаемся в бумаги, конфликты, разборки, взаимоотношения между собой, какие-то драки, суды, отношения с правоохранительными структурами – и пошло-поехало. Мы забываем, для кого мы вообще действуем, кто мы такие? Так устроена жизнь. Я не обвиняю ни вас, ни себя. Но вину за то, что происходит на территории нашей республики, я на себя принимаю. Точно так же каждый из вас должен принимать на себя вину, если что-то произошло на территории города, района, сельского поселения. Вы отвечаете. Это значит, вы недоработали, не сделали, не того человека поставили, не проконтролировали. И никак по-другому быть не должно.

Я уже сказал о том, что власть должна быть неконфликтогенной. Мы должны быть сплочёнными. Мы понимаем, что только вместе можно пройти через эти сложности и трудности, доверяя друг другу. Я многократно говорил о том, что к главам муниципалитетов, городских округов отношусь прежде всего не с позиции «начальник – подчиненный», а с позиции коллеги, товарища по работе. Всегда стараюсь помочь, выслушать. И эта позиция мною выстрадана. Я уже в зрелом возрасте, у меня трудового стажа – 40 лет. Понимаю, что на конфликте, на унижении, на матерщине не выедешь и ничего не сделаешь. Нужна спокойная, разумная, нормальная работа. Да, мы все разные. У нас есть свои комплексы, ошибки, но не надо это выпячивать. Надо помогать людям преодолевать такие моменты.

У нас за последний год произошла смена глав ряда муниципалитетов по естественным причинам: кто-то ушёл на пенсию, кто-то захотел сам, а кто-то просто достиг потолка своей компетенции. Это тоже есть, потому что жизнь всё время даёт новые вызовы. Близки выборы 2016 года, и мы обязаны пройти их хорошо, нормально. В районе, где есть разлад, конфликт, где депутаты воюют с исполнительной властью, мы шли на осознанные замены. Все, кто ушёл, получили работу. И мы к этим людям относимся по-человечески. Работали они в сложное время, делали то, что могли сделать. Но если не дано качеств настоящего лидера, то это беда человека, а не вина его.

Как власть, мы с вами должны давать людям перспективу. Обязаны нацеливать людей на будущее. Должны открывать перед ними горизонты. Должны быть такими организаторами, которые постоянно дают оптимизм.

Знаю, что некоторые из вас, проработав по 10-15 лет, стали пессимистами. Понятно, что устали от такого количества нерешённых вопросов, просьб, обращений, финансовых задач, запутанности законодательства… Но даже в этой ситуации вы должны быть оптимистами, потому что люди, услышав оптимистичные прогнозы, верят в то, что всё будет меняться к лучшему. В работе с людьми мы должны быть оптимистами. Тем более в районах полно всего и всякого: у кого-то на пожаре дом сгорел, кто-то что-то потерял, кто-то оказался в тяжёлой жизненной ситуации. Даже в этом смысле мы обязаны давать людям такую перспективу.

Мы должны сосредоточиться на очень важных, жизненных вещах. Для всех людей главное – это семья, близкие. Нас постоянно отрывает от семьи работа – кто по 12, кто по 14 часов работает. У человека простые интересы – напоить, накормить, одеть, дать образование детям, если заболел, то вылечить. Это круг интересов человека. А потом появляется интерес к несправедливости в обществе, политические интересы. Очень редкие люди оставляют семью и отдаются политике. Исходя из этого и надо строить свою работу. То есть у человека должны быть соблюдены основные принципы его жизни.

Для человека должны быть созданы все условия. Мы не имеем права ослаблять здравоохранение. Нас заставляют порой идти на оптимизацию. Но мы должны сопротивляться, стараться, чтобы медицинское обслуживание было правильным, доступным. Сейчас мы начинаем переосмысливать то, что происходит в здравоохранении. Мы направляем туда 33 млрд рублей из бюджета и 20 млрд рублей из фонда медицинского страхования. Колоссальные, просто невообразимые деньги. И в то же время мы получаем огромное количество жалоб, что у нас плохое здравоохранение, что в поликлинику не запишешься, коек не хватает. Значит, где-то мы неправильно работаем, что-то у нас сбоит.

Мы, наверное, правильно действуем, покупая современное оборудование. Но в то же время оно не даёт снижения смертности. Мы туда направляем сотни миллионов. Главные врачи приходят и говорят, что нужен такой-то аппарат. Покупаем, а смертность не снижается, в том числе детская. В чём причина? Значит, что-то неправильно организовали. Значит, где-то у нас чрезмерные, неоптимальные траты, а где-то мы людям аспирин даём. Мне понравилось выражение людей, которые занимаются новым формированием нашего здравоохранения. Они говорят, что «аспириновая медицина» 1960-х годов была эффективнее «томографической медицины» 2010-х годов. Не разобрались, значит, где-то ошибка.

Образование. То же самое. Мы и так старались щадящим образом идти по пути оптимизации. А сейчас я просто прошу – там, где не надо шевелить эту тему, не надо трогать. Потерпим, в конце концов. Я наступаю на больную мозоль Минфина, который хотел бы оптимизировать, уменьшать расходы, в том числе и на образование. Но это очень чувствительная вещь. Она бьёт прямо в середину интересов семьи, поражает эту беззащитную цель. Что может сделать человек против решения власти? Ничего. Ну напишет письмо Главе республики, Президенту страны, выплеснет недовольство, а дальше всё. А человеку неудобно так жить, ему не нравится. От этого ему всё плохо, потому что он своего мальчишку-первоклассника должен за 15 км в другую деревню возить. Его жизнь идет наперекосяк. Давайте мы с вами здесь не будем усердствовать и приводить эту оптимизацию к какому-то дьявольскому варианту: оптимальному с точки зрения финансирования, но не оптимальному с точки зрения душевного состояния людей.

Инфраструктура. Сегодня у нас с вами более миллиона автомобилей в республике. И каждый житель испытывает на себе глубину этих кочек, неровностей, которые есть на дорогах. Если мы в этом массовом секторе не наведём порядок, то ничего хорошего не будет происходить. Такие вещи, касающиеся человека, нужно выправлять. Нужно с ними работать.

Власть должна учиться работать в условиях рынка. Я знаю, что переходный процесс будет достаточно долгим. Мы с вами страдаем от избыточного законотворчества наших депутатов – будь то федерального или даже регионального уровня. Константин Борисович (К.Б. Толкачев, председатель Государственного Собрания – Курултая РБ) любит приводить пример, что за годы советской власти с 1937 года по 1980-е годы было принято всего 50 законов. Остальное управлялось нормативными актами ведомств, министерств, правительств союзных республик. Сегодня счёт идет на тысячи законов. Мы стали заложниками определения «правовое государство», когда каждый наш чих должен регулироваться законом, какой-то нормой или статьёй. Конечно, это будет продолжаться достаточно долго. И нам надо понимать, что такая ситуация будет нарастать.

Всё это отбивает интерес к работе. Потому что сегодня действуешь в одних рамках, а завтра – бац! – и что-то изменилось. Эти постоянные изменения нервируют прежде всего властные структуры, потому что мы не знаем, что будет завтра. Мы видим, что существенно снизились полномочия субъектов. Есть муниципальная реформа, а с другой стороны, полномочий у муниципалитетов не прибавилось. И мы, субъекты, отвечая за всё происходящее на нашей территории, пытаемся держаться за эти денежные потоки.

Мы должны приспособиться к рынку, существующему правовому полю, администрированию. Мы приспосабливаемся. Мы не бузим и не выходим с требованиями. Но это приспособление иной раз носит форму апатии. Нам ничего не интересно. Всё становится второстепенным, потому что начинает казаться, что ничего не получится. Потому что завтра изменятся нормативы, цифры. Говорят: «Пусть лучше идёт, как идёт».

Кроме того, мы находимся под сильным давлением контрольно-надзорных, правоохранительных структур. Я не говорю о личной судьбе глав муниципалитетов, которые оказались в поле зрения правоохранительных органов, в том числе потому, что пытались соответствовать новым законам и не до конца разобрались, что представляет собой муниципальная собственность. И попали, как кур в ощип, в разные сложные истории. Мы сегодня, как аквариумные рыбки, подсвечены со всех сторон. На нас направлены общественные прожектора, и каждое наше движение отражено в интернете.

А сколько вранья, сколько «желтизны» вокруг нашей с вами деятельности. Нас априори превратили в преступников, во взяткодателей, каких-то жуликов. Это данность, это реалии времени. Конечно, есть нарушители и среди нас. Есть люди, которые, может быть, ведут двойную жизнь. Но пусть об этом говорят другие органы. В целом я уверен в порядочности власти. Если бы вся власть была насквозь прогнившей, недееспособной, то у нас не было даже того, что есть сегодня.

Мы должны жить в этой жизни, но без апатии, без опускания рук. Работая вместе, двигаясь с опорой друг на друга, мы сможем сделать неплохие дела. Я не останавливаюсь на проблемах промышленного производства, сельского хозяйства. Я хотел приподняться над планкой обыденности, в которой мы находимся. Прошу вас просто поразмышлять над тем, что я сказал, с точки зрения подходов к устройству работы на своих территориях, на вверенных участках.

Мы все разные. Нами движут разные интересы. У кого-то личные интересы превыше всего, у кого-то общественные. Даже среди нас, здесь сидящих. Но в целом мы приведены к одному знаменателю. Мы – власть, и мы отвечаем за всё. И за эту покалеченную девочку, и за погибших на дороге, и за результаты на наших полях, и за результаты на предприятиях. У нас много зон «разрыва», туманных, непонятных.

Поэтому давайте трудиться вместе. Давайте осмыслять то, где мы находимся. Год непростой. Будут выборы. Будет ситуация, когда всё демонизируется, превращается в сложноустроенное общество. У нас будут сложные дни.

Но принцип один – мы должны работать вместе, помогать друг другу.

Я никогда не говорю, что глава муниципалитета отвечает за всё на своей территории. Отвечает за всё в республике Глава Башкортостана. В данном случае моя задача – помочь вам в вашей работе таким образом, чтобы вы справлялись со сложностями, которые у вас возникают. Да, вы чувствуете ответственность, но мы работаем вместе. Так будет и дальше.

Стенограмма подхода к прессе:

КОРР.: Рустэм Закиевич, такие семинары для глав администраций Башкортостана проводятся ежегодно. Это уже стало хорошей традицией. На Ваш взгляд, в современных условиях насколько эффективна и необходима такая форма обучения руководителей муниципалитетов республики?

Р. ХАМИТОВ: Я сторонник следующего подхода: учиться надо всегда и всем, не только главам муниципалитетов, а всему обществу. Есть очень хорошие примеры в мире, когда 100 процентов населения обучается ежегодно. Сегодня есть электронные форматы.

Что касается нашего сегодняшнего формата обучения глав муниципалитетов, то жизнь доказывает его востребованность, потому что появляются новые интересные идеи, предложения. Мы обо всём рассказываем главам наших муниципалитетов, постоянно ориентируем руководителей на то, чтобы они работали с обществом, с людьми, были ближе к людским проблемам.

Мы только что обсуждали очень интересный, крупный проект, когда население участвует в распределении бюджетных денег, софинансирует решение тех проблем, которые важны для того или иного населённого пункта. Я вижу, с каким большим интересом главы муниципалитетов записывают, фиксируют всё это. Мы будем продолжать эту практику народного бюджета, распространять её не только на отдельные муниципалитеты, но и на всю республику в целом.

Конечно, я ориентирую глав муниципалитетов на то, чтобы власть постоянно максимально приближала себя к запросам нашего населения и в то же время чувствовала ответственность.

Я говорил о том, что порой происходят очень сложные, трагические события. И во всех этих проявлениях виновата в том числе и власть. Эту вину надо понимать, осознавать, принимать её на себя и делать всё для того, чтобы такого рода случаи не повторялись.

Примеры последних дней не очень хорошие – пожары, взрывы, гибель людей, неважная дорожная обстановка в республике. Всё это, безусловно, требует постоянного внимания. Здесь, как руководитель республики, я действую достаточно жёстко, требую с глав муниципалитетов, чтобы они не расслаблялись и всегда действовали сообразно моменту.

Эти учебы важные, нужные и полезные.

КОРР.: Рустэм Закиевич, в непростое экономическое время к руководителям всех уровней предъявляют повышенные требования. В связи с этим, как Вы оцениваете работу корпуса глав администраций? Как за последние годы удалось изменить принцип работы на местах?

Р. ХАМИТОВ: Мы за последний год по разным причинам сменили достаточно много глав муниципалитетов. Причины были разные: кто-то ушел на пенсию, кто-то просто достиг предела своих возможностей, а кто-то не хотел работать и уволился по собственному желанию. В целом могу сказать, что мы осовремениваем корпус глав наших муниципалитетов. Я говорю о том, что не все умеют работать в рыночной экономике, не все понимают запросы сегодняшнего дня и с точки зрения требований общества, наших граждан, и с точки зрения того, что надо делать.

Сегодня мы можем говорить о том, что уже 80-90 процентов глав наших муниципалитетов соответствуют современному уровню. Но для того, чтобы они по-настоящему, на 100 процентов соответствовали, мы проводим такие учёбы и занятия.

Конечно, всем сложно. И законодательство, и требования меняются постоянно. Давление на власть во всех смыслах происходит и снизу, и сверху и сбоку в том числе. Власть на сегодняшний день достаточно открыта: и интернет, и публичные обсуждения власти присутствуют. Всем этим требованиям, которые предъявляют к властям, нужно соответствовать. Это очень непросто, но, тем не менее, мы стараемся делать так, чтобы главы муниципалитетов были современными, ответственными людьми и выполняли требования своих жителей.

КОРР.: Рустэм Закиевич, известно, что инвесторы неохотно идут в районы. Как, по-Вашему, можно повысить инвестиционную привлекательность муниципалитетов?

Р. ХАМИТОВ: Там, где созданы условия, инвестор есть. У нас ряд муниципалитетов на самом деле хорошо работает в части привлечения инвесторов. Там хорошее географическое положение, есть железная и автомобильная дорога, традиции, сложившиеся отношения между бизнесом и местной властью.

А есть муниципалитеты, которые находятся в глубинке и в которые инвестор не придёт. Нам нужно точнее определить приоритеты работы для такого рода муниципалитетов, помочь им найти рычаги, с помощью которых они могли бы дальше продвигать экономику. Не только финансово, но и морально помогать людям с точки зрения развития собственных бизнесов, объединять их в кооперативы, показывать примеры совместной работы и получения новых результатов в производстве продукции – молочной, мясной, овощной. Одним словом, здесь нужно действовать по-другому.

Конечно, в нашу глубинку большой инвестор не придёт, это совершенно однозначно. Даже мечтать об этом не приходится. Но сдвинуть с нуля деловую активность главы этих районов могут.

На сегодняшний день практически не осталось муниципалитетов, где так или иначе бизнес не проявлял бы себя. Конечно, есть лучшие районы, есть худшие. Но в целом осознание того, что без бизнеса не продвинуть интересы муниципалитета, уже пришло. Время перехода из советской формации в капиталистическую, рыночную довольно продолжительное. И этот процесс ещё будет продолжаться. Людям просто надо помогать двигаться в этом направлении.

КОРР.: Учитывая сегодняшние реалии, ориентацию на «ручное» управление, насколько эффективно, по Вашему мнению, сегодняшнее местное самоуправление? Какие меры и шаги необходимо предпринять в первую очередь, чтобы был какой-то выхлоп?

Р. ХАМИТОВ: Я ориентируюсь на инициативу людей.

Для меня режим абсолютного «ручного» управления неприемлем. Для меня важнее, чтобы люди сами проявляли инициативу, генерировали идеи.

Население само понимает, что важнее – дорога или детский сад, аптечный пункт или что-то другое. Поэтому, на мой взгляд, главное, чего не хватает в нашем обществе, – это инициативы снизу. Да, есть жалобы, письма, которые я получаю. Но там именно крик души, а не предложения, что сделать, как выправить ситуацию.

Муниципалитеты на сегодняшний день вовлечены в единую систему государственного управления. Когда предполагалась муниципальная реформа, думалось, что сами муниципалитеты с опорой на мнение своих граждан смогут формировать программы развития, бюджеты. Но этого не случилось. Всё равно даже местная власть – имею в виду поселковую – ориентирована на взаимодействие с государством, с республикой, ждёт отсюда денег. Финансовая ситуация сегодня не очень хорошая. Деньги есть только у федерального центра и у республики, а в муниципалитетах и сельских поселениях – нет. Поэтому степень самостоятельности муниципалитетов очень низкая, и это плохо.

Я сегодня говорил о том, что надо обсуждать вопрос передачи функций управления, в том числе финансовыми ресурсами, на уровень муниципалитетов, сельских поселений, потому что там всё прозрачнее, понятнее, виднее во всех смыслах.

Конечно, это непростая задача. Решить её с кондачка, наскоком не получается. Тем не менее, эту работу надо выполнять. Муниципалитетам надо давать больше полномочий. Хотя там, может быть, не хватает компетенции, знающих и обученных людей, умеющих правильно работать с финансами, выстраивать приоритеты, но начинать эту работу всё равно надо. Безусловно, не всё сразу отдать, а по частям, понемногу, видя, что муниципалитет справляется с той или иной задачей.

Всё, что интересует простого человека – благоустройство, рабочие места, заработная плата – сосредоточено на муниципалитете. Вытаскивая всё это на уровень региона, а тем более Федерации, мы делаем большую ошибку. Считаю, что муниципалитеты должны иметь бóльшую степень самостоятельности. В этом смысле муниципальная форма ещё не начала работать. Это факт, который надо признавать и говорить о том, что пока есть только декларации, заявления, сотрясение воздуха красивыми словами. А реальной власти муниципалитетов в том объёме, в котором нужно, чтобы нормализовать жизнь людей, нет. Так что будем исправлять и сами исправляться в этом направлении.

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт


Назад в раздел