Обычный вид

Новости

14.07.2015 21:51:00

Рустэм Хамитов провел пресс-конференцию по итогам саммитов ШОС и БРИКС

14 июля в Конгресс-холле Глава Башкортостана Рустэм Хамитов провел пресс-конференцию, посвященную итогам прошедших в Уфе саммитов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и стран БРИКС.

Стенограмма пресс-конференции Рустэма Хамитова:

Р. ХАМИТОВ: Добрый день, коллеги!

Я хочу поблагодарить за то, что вы подошли на эту пресс-конференцию. Хотя называется она достаточно громко – заключительная пресс-конференция по итогам саммитов ШОС и БРИКС, на самом деле это наша с вами встреча, может быть даже неформальная. Я постараюсь ответить на ваши вопросы. Вопросы наверняка у вас имеются, несмотря на то, что в ходе саммитов мы много и подробно говорили о том, чем занимаемся, как готовимся, что сделано, что не сделано и т.д.

Я вижу это здание, эти комнаты, и сразу в памяти оживают картины прошедших крупных мероприятий. Эти стены еще не остыли от того напряжения, которое было. Напряжение нешуточное, потому что работали все достаточно активно – и главы государств, и члены делегаций, и люди, участвующие в подготовке саммитов. Была сложная и тяжелая работа. Внешне это казалось, может быть, не совсем так, потому что люди приходили в студии, говорили по телевизору правильные и нужные слова, а внутренняя энергетика всего того, что было в этих стенах, порой зашкаливала.

Эти саммиты завершились для нашей республики благополучно. Я считаю, что мы, республика, справились с возложенными на наши плечи задачами.

Конечно, мы отвечали за организационную часть деятельности. Организовать эту работу непросто. У нас такого масштабного ответственного опыта не было. Конечно, к нам приезжали главы нашего государства: раньше – Дмитрий Анатольевич Медведев, сейчас – Владимир Владимирович Путин. Мы знаем, как в целом эти формальности соблюдать. Но провести крупное международное, интересное, большое мероприятие – для нас это было впервые, и для республики впервые, не только для команды, которая работает сейчас.

Я уже говорил о том, что первые полгода шло осознание того, что нам предстоит сделать. Потом было два с половиной года нормальной спокойной работы, достаточно уверенной, понятной нам после прохождения первых этапов, и мы с этой работой справились. Вы, если были на пресс-конференции Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, слышали ту оценку, которую он дал жителям республики, Уфы, руководству Республики Башкортостан, поблагодарил за проделанную работу. Для нас это самая высшая оценка. Глава государства воспринял проведённые саммиты в Уфе как вполне достойные с точки зрения организации.

Внутреннее содержание саммитов вам тоже известно, поскольку работали все каналы, было большое, широкое обсуждение, много комментариев, были открытые заседания саммитов ШОС и БРИКС. На самом деле особых секретов не было. Всем хорошо известно, что саммиты, проведенные в Уфе, попадут в историю тем, что принято решение о расширении Шанхайской организации сотрудничества. Индия и Пакистан будут приняты в состав членов ШОС. Это процесс не быстрый, он не подразумевает работу в течение двух-трёх месяцев. Это довольно долгая процедура, она может длиться и год, и два, а может быть и больше. Но в целом эта деятельность началась. Дело в том, что эти страны должны еще присоединиться к тем документам и одобрить основополагающие документы, которые определяют и формируют работу стран Шанхайской организации сотрудничества. Должна пройти ратификация в парламентах этих стран. Это достаточно долгий процесс. Кроме того, странами-наблюдателями и странами-партнерами стали ряд государств, и это говорит о том, что семья стран ШОС значительна – 14-15 государств. Это уже сила, большая организация.

Что касается БРИКС, то на нашей площадке принимались решения, связанные с созданием финансовых структур, которые помогут обеспечивать ресурсами государства не только стран БРИКС, но и других стран. Вы об этом читали, видели, слышали, и мне лишний раз вам это объяснять нет необходимости.

Так что и по организационному началу, и по внутреннему содержанию саммитов работа проведена большая и успешная. Я, провожая Владимира Владимировича, услышал от него еще раз слова благодарности в адрес жителей республики и горожан за то, что саммиты прошли на хорошем уровне, и мне было в этом смысле приятно. Я понимал, что мы справились с теми задачами, которые перед нами поставило государство.

Мы себя ощущали частью большой российской команды, сборной России по проведению саммитов, и ответственность за страну присутствовала в нашей работе каждый день.

Я постоянно подчёркивал – мы отвечаем не только за республику, не только за Уфу, но и за то, как гости саммита воспримут Российскую Федерацию, нашу страну. Безусловно, чувство ответственности постоянно присутствовало.

Много вопросов мне задавали про финансы, про объекты. Я много раз отвечал, что специально для саммитов ничего не строилось. Сказать, что этот объект (Конгресс-холл) построен для проведения саммитов, нельзя. Он был модернизирован. Сегодня это вполне удобная большая площадка для проведения каких-либо крупных мероприятий. Два года назад, когда мы сюда зашли, часть крыла этого этажа занимал клуб, а вся остальная территория была заброшена, разрушена, было очень много грязи. Только полгода отсюда вывозили мусор. Ниже нас была расположена автомобильная стоянка, мне не очень понятно, для чего она была создана. Эта стоянка превратилась в штабы для прессы, нормально сегодня обустроена и в перспективе может работать. Верхний этаж, где проходил саммит БРИКС, и в те годы был организован нормально, на сегодняшний день будет продолжать работу в таком же объеме, как и раньше. Что касается этого сооружения, то его не пришлось строить, мы использовали то, что есть.

Аэропорт «Уфа». В планах и так было увеличивать пропускную способность, это очевидно. Пропускная способность была очень низкой. 200 человек в час – это один борт. Летом туристические потоки возрастали достаточно сильно, и было принято решение увеличить пропускную способность до 800 человек в час. Четыре больших борта в час может обслуживать международный терминал. Те, кто летал сегодня на отдых в зарубежные страны, отмечают, что аэропорт удобен, комфортен, всё там хорошо и дышать легко. Я помню, что летом было плохо с температурой, не было кондиционирования, всё было на очень низком уровне. Сегодня это хороший современный аэропорт. Аэродром тоже современный, может принимать все типы самолетов. Было два «Боинга-747», на которых прилетели Премьер-министр Индии и Председатель Китайской Народной Республики. Приземлились, обслуживались, заправлялись, улетели – всё нормально, никаких проблем. Построены новые стоянки, новые рулежные дорожки. Это позволило нашему аэропорту и аэродрому войти в список самых сбалансированных, удачных, современных предприятий авиационного комплекса Российской Федерации.

Всё остальное, уважаемые друзья, вы хорошо знаете. И отели, и модернизация наших концертных залов, театра оперы и балета, музея имени Нестерова. Это объекты, не относящиеся напрямую к проведению саммитов. Это объекты наши с вами, людей, которые живут в Уфе, в республике. Лишний раз делать натяжки, что на саммиты затрачены огромные суммы, мне кажется, несправедливо. Всё, что сделано, сделано для горожан. Эти стены видели высоких гостей, они будут продолжать работать примерно в таком же формате – совещания, форумы, слеты, съезды. Всё это будет работать.

Если говорить о цифрах, их надо назвать, то 11,5 млрд рублей частные инвесторы затратили на строительство отелей. Мы предоставили налоговые льготы частникам и тем, кто занимался инвестициями. Строительство этих отелей включено в список приоритетных инвестиционных проектов. Суммарно на семь вновь построенных объектов они получат порядка 400-450 млн рублей льгот в течение, может быть, 10 лет. Это немного на самом деле, меньше пяти процентов от того, что они направили в строительство. Всё остальное было построено или модернизировано за бюджетные деньги. Российская Федерация вложила в аэродром около 1,2 млрд рублей. Этот комплекс (Конгресс-холл) с прилегающими территориями обошелся бюджету Республики Башкортостан тоже в сумму около 1 млрд рублей. Таковы наши затраты.

Саммит по числу гостей был достаточно большим – 10,5 тысячи человек. Из них непосредственно в работе саммитов принимало участие около 2-2,5 тысячи человек. Аккредитовано было 1 700 журналистов, обслуживающий персонал, вспомогательные службы, правоохранительные структуры. На территории республики было 10,7 тысяч человек. Аэропорт работал в усиленном режиме. Ежедневно в дни саммитов принимали дополнительно к тому, что мы имеем (а имеем в обычный день порядка 50 рейсов), порядка 20-25 рейсов, что тоже неплохо, потому что у аэропорта есть сборы за взлет и посадку. Аэропорт в этом смысле немножко подзаработал.

Кроме того, если продолжать говорить о цифрах, достаточно много объектов в Уфе модернизировано, отремонтированы фасады, дворовые территории, площадки. Об этом может более подробно рассказать мэр Уфы, он присутствует сегодня на нашей с вами встрече. У него все эти цифры в голове. Было бы справедливо, если бы Ирек Ишмухаметович (И.И. Ялалов, глава администрации городского округа город Уфа) рассказал о том, как проходила городская работа.

Не обошлось без ряда накладок. Очевидно, что в большом деле небольшие проколы бывают, но они не имели отношения к организации саммитов. Это связано, может быть, с внешним видом города, с избыточным количеством баннеров, мини-скандалами, которые происходили в блогосфере. Я к этому отношусь абсолютно спокойно.

Любой человек имеет право высказать свое мнение, даже если оно имеет деформированный формат. Страшного в этом ничего нет. Я ко всем этим фотографиям и шуткам, которые были в интернете, отношусь спокойно, как к творчеству КВН, может быть, не очень высококлассного, но, по крайней мере, разряжающего обстановку вокруг этих очень серьёзных мероприятий. Иногда улыбнуться и пошутить тоже надо. Обиды у меня никакой нет. Написали – написали. Тем более блогеры – люди молодые, а я уже зрелый человек. Иногда я вижу всё слишком серьёзно, блогерскими глазами можно увидеть много веселого, смешного, шуточного.

Время показало, что в целом мы справились. Эти шутки-прибаутки будут какое-то время в памяти. Если Уфа у жителей России будет ассоциироваться с закатанными в асфальт рельсами или избытком баннеров, тоже неплохо. Значит, в Уфе живут креативные работники администрации, которые, если надо, закатают не только рельсы в асфальт, но и что-нибудь покруче. Это жизнь. Спокойно надо ко всему относиться: не драматизировать, не злиться, не конфликтовать, не переживать слишком по поводу этих недочетов. Все, кто был, сказали спасибо.

Кроме глав государств работало достаточно много министров. Были все министры иностранных дел из стран – участников саммитов ШОС и БРИКС. Я много общался с министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Викторовичем Лавровым: очень приятный, цивилизованный, тонкий, умный человек! Беседовать с ним – одно удовольствие. Мы говорили в том числе и о его сплаве по реке Белой в 1984 году. Он мне рассказал, что он видел и почему он нам «изменил», переехал на Алтайские реки и там сейчас в основном сплавляется. Это связано только с тем, что алтайские реки посложнее для тех, кто занимается водным слаломом. Кроме того, там жилья поменьше вдоль рек, более дикие места.

Был министр транспорта Максим Соколов, был министр энергетики Александр Новак, был министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров. Не всех я, кстати, видел, не со всеми пообщался. Потому что у меня была своя работа. Мало того, что надо было организовывать все наши службы, чтобы они работали как часы, у нас еще была приятная ответственная работа. Я овладел новой специальностью – встречать и провожать глав государств. Эта работа очень ответственная и очень сложная. При этом погода была самая интересная: то холодно, то жарко, то дождь, то ветер. И мы, как на маскараде, меняя промокшие пиджаки, мчались навстречу новому гостю. Были минуты, когда одновременно приземлялось по два-три самолета с интервалом в пять минут. Надо было всех глав государств встретить. И мы пулей из одного угла аэродрома мчались на машинах в другой. В общем, справились с этой работой. Мне помогал Ирек Ишмухаметович. И мы вдвоем, точнее вчетвером – были еще Константин Борисович Толкачев (К.Б. Толкачев, председатель Государственного Собрания – Курултая РБ) и Евгений Александрович Семивеличенко (Е.А. Семивеличенко, председатель Совета городского округа город Уфа), – подменяя друг друга, выполняли важную и нужную работу.

Главы государств приехали к нам в хорошем настроении. У всех были заготовленные замечательные слова, в том числе и на русском языке: «здравствуйте», «спасибо». Я даже не помню, кто-то сказал «рәхмәт». Ряд глав интересовались тем, как идёт у нас уборка. Я говорю, что до уборки нам ещё далеко.

Всем нравились пейзажи нашей республики. Те, кто днем прилетел, говорили, что всё замечательно, всё зелено, красиво, хороший лес, хороший ландшафт. Кто-то прилетал со стороны Уральских гор, и тоже говорили, что горная часть симпатичная.

Нам было приятно слышать эти слова. Так что впечатления интересные. В кулуарах, в этих стенах удавалось перекинуться несколькими словами с главами государств. И все без исключения сказали о том, что Уфа – замечательный и красивый город, организация саммита прекрасна, и всё проходит на высшем уровне.

Поэтому мы только можем сказать следующее. Башкортостан и Уфа поднялись не на одну, а на несколько ступенек вверх в части своей узнаваемости, в части умения проводить крупные мероприятия международного уровня. 15 глав государств прибыло в Уфу. Москва, Санкт-Петербург принимали такое количество лидеров. В АТЭС 21 страна участвует, но глав государств было меньше. Астрахань принимала Прикаспийский форум, там тоже количество гостей было существенно меньше. Поэтому наши объединенные саммиты ШОС и БРИКС – очень большое, крупное, масштабное международное событие. И мы с ним справились, с чем я вас и поздравляю. Потому что ваша лепта в этой работе тоже есть. И значение прессы и средств массовой информации никогда принижать нельзя. Вы работали от души. Вот что я хотел рассказать в начале своего выступления. Пожалуйста, вопросы.

КОРР.: Рустэм Закиевич, Уфа по итогам саммитов вошла в число самых узнаваемых за рубежом российских городов. Каким образом, на Ваш взгляд, можно использовать этот рейтинг для получения конкретных экономических выгод? И второй вопрос. Башкирский государственный педагогический университет входит в структуру Университета ШОС. Планируется ли в дальнейшем развивать проект путем разработки новых совместных учебных программ? И планируется ли в дальнейшем включение какого-либо университета Башкортостана в структуру Университета БРИКС?

Р. ХАМИТОВ: Отвечу на второй вопрос: не знаю. Я близко и подробно этой темой не занимаюсь. Конечно, помогал, чтобы наш педагогический университет был интегрирован в систему Университета ШОС. С соответствующими обращениями я выходил на секретариат ШОС, на имя Генерального секретаря ШОС. Последние три года в должности Генерального секретаря работал наш российский земляк Дмитрий Федорович Мезенцев. Не могу сказать, какие будут приняты программы, как эта работа будет осуществляться. Но статус Университета ШОС есть. Поэтому, я думаю, всё зависит от руководства этого университета.

Что касается того, как нашу узнаваемость превратить в инвестиции и капиталы, я хочу сказать, что перед нами стоит задача в хорошем смысле слова капитализировать наследие саммитов ШОС и БРИКС. Капитализировать – значит привлечь внимание инвесторов, определить финансовые потоки, найти ресурсы для того, чтобы работа по экономическому развитию нашего региона шла по нарастающей. Это сделать непросто. Но в то же время в рамках саммита БРИКС проходил Деловой совет. В его работе участвовали очень крупные, финансово состоятельные корпорации из стран БРИКС. Все они заинтересованно отнеслись к предложениям нашей республики.

Во-первых, мы познакомились, увидели друг друга, поздоровались, обменялись визитными карточками. Были сказаны пусть и дипломатические, но очень важные для такого разговора слова. И сейчас мы уже готовим достаточно большую бизнес-делегацию из республики в Китай для того, чтобы попробовать тут же, что называется на ходу, пока всё ещё горячо, реализовать часть наших предложений. Едем с предложениями работать в Китайской Народной Республике. Едет и нефтяной консорциум, который включает несколько десятков предприятий, работающих на нефтяной теме. Мы хотим, чтобы они там смогли найти свои ниши и могли работать на территории Китая. Одновременно китайские бизнесмены приедут к нам в ноябре для того, чтобы позиционировать провинцию Цзянси. Будут губернатор и руководители этой провинции. Надеемся, что там сможем подписать несколько крупных соглашений.

Есть составляющая, связанная с культурным сотрудничеством и наукой.

Мне очень понравилась фраза Председателя КНР Си Цзиньпиня, когда мы его провожали. Он сказал, что «в Уфе мы открыли золотую жилу дружбы Китая с вашей республикой». Очень красивая метафора!

Я знаю, что это очень глубокий, с философским умом человек. В такую красивую фразу он облек мысль, что бизнес и политические круги Китая действительно увидели перед собой кусочек России, нашу республику и готовы с нами работать. Так что давайте мы будем разрабатывать эту «золотую жилу» дружбы, сотрудничества, совместной работы. И я вижу здесь большие перспективы.

Всё, что касается экономики, тоже очевидно. Мы провели встречу с Президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном. Очень доброжелательно, близко и душевно состоялся этот разговор. Мы видим, что надо работать и в этой части. Хотя, конечно, экономика Таджикистана поменьше нашей, даже в несколько раз меньше экономики нашей республики, но тем не менее мы понимаем, что можем быть взаимовыгодны. Нам нужен хлопок, нужна шерсть для наших предприятий легкой промышленности, которые сегодня простаивают из-за того, что нет сырья. А там сырьё есть, только надо научиться его брать, научиться его перерабатывать.

Мы продолжаем свои товарищеские отношения с Кыргызстаном. Несмотря на семейные проблемы у Президента, он прибыл сюда к нам. Мы с ним очень тепло повстречались и в ходе саммитов несколько раз разговаривали. Настрой очень хороший.

Узбекистан готов работать. Президент Узбекистана Ислам Каримов сказал мне о том, что знает, что такое Башкортостан. У него направленность на работу с нами достаточно большая.

Крупнейшим партнером является Индия. На индийском направлении нам нужно активнейшим образом поработать. Мало того, что они покупают наши двигатели. Но есть уже встречные предложения от индийского бизнеса о строительстве предприятий, производстве удобрений, фармацевтических компонентов.

В общем, бизнесмены – участники Делового саммита БРИКС и ШОС готовы с нами работать. Нам нужно капитализировать итоги этих саммитов. Я постоянно об этом говорю своим коллегам в Правительстве Республики Башкортостан. Всех заставляю просто думать. Иначе всё это быстро растворится, улетучится. А надо успеть материализовать все, что мы на сегодняшний день наработали в организационном плане. К нам относятся хорошо. Нас видят хорошими партнерами. Увидели, что мы можем организовать работу достойно. Соответствующим образом в экономике тоже будем двигаться.

КОРР.: Жизнь жителей республики за последние два года как бы поделилась на два периода: до саммитов и после саммитов. Что ждет жителей после саммитов? Какие важные мероприятия стоят на повестке дня? Какие задачи у республики сегодня?

Р. ХАМИТОВ: Я, может быть, не стал бы так категорично делить нашу жизнь – до саммитов и после саммитов. Саммиты – это тоже наша жизнь, и для обычного рядового жителя на самом деле вряд ли что-то изменилось. Но, с другой стороны, вполне понятно, что мы будем стремиться к тому, чтобы экономика росла, несмотря на ее сегодняшнее замедление. Хотя цифры наши по республике неплохие.

По итогам первого полугодия мы идем чуть выше 100 процентов по индексу промышленного производства, на 10 процентов выше по сбору налогов по отношению к 2014 году, на 7 процентов выше по инвестициям в капитал предприятий и производств. То есть ситуация в экономике более или менее приличная. У нас неплохая финансовая устойчивость.

Мы в Министерстве финансов Российской Федерации в числе «хорошистов», в «зеленом» списке территорий, где нет больших вопросов.

Что касается проведения крупных мероприятий, я уже озвучивал, но сейчас вынужден внести поправку. Дело в том, что сентябрьский форум «Россия – Казахстан», как и сентябрьский форум «Россия – Белоруссия» будут совместно проведены не в Уфе и Великом Новгороде, как планировалось ранее, а в Сочи. Я согласился с этим предложением, потому что, действительно, проводить одновременно два таких форума в разных городах было бы достаточно сложно и для руководства страны. С другой стороны, мы провели на одной площадке саммиты ШОС и БРИКС. Получилось неплохо. Думаю, что 16 сентября в Сочи эти форумы пройдут хорошо. Мы, в свою очередь, возьмем передышку. Для нас это была бы достаточно сложная работа. Форум «Россия – Казахстан» пришлось бы полностью делать своими руками. Для нашей республики это новые расходы и время на то, чтобы его организовать. В то же время мы записались на 2017 год. В 2016 году в Казахстане пройдет форум «Казахстан – Россия», а в 2017 году – у нас, в Российской Федерации. Мы будем стараться, чтобы эти крупные мероприятия проходили у нас, но крупнее саммитов БРИКС и ШОС в ближайшей перспективе не будет. Да, есть спортивные, международные мероприятия, но уже не такого масштаба. Поэтому я согласился, не настаивал, хотя если бы проявил активность, вцепился бы в этот вопрос, то наверняка можно было оставить этот форум за Уфой. В данном случае я достаточно спокойно отнесся к этому предложению. Надеюсь, что жители республики меня простят. Или, наоборот, поддержат предложение о совместном проведении форумов «Россия – Казахстан» и «Россия – Белоруссия» в Сочи 16 сентября этого года.

Всё остальное пока в плане, мы работаем. Я разговаривал с отельерами, которые говорят: «Нам нужны гости, заполнение, финансовый результат». Будем стараться это сделать вместе.

КОРР.: У меня два вопроса. Первый вопрос касается капитализации. Конгресс-холл и вся площадка, которая рядом с ним, вызывает огромный интерес у жителей столицы и гостей. Не планируется ли проводить небольшие экскурсии, чтобы показать те места, где работали главы государств? Второй вопрос касается сотрудничества с Китаем. На одном из брифингов Дмитрий Мезенцев сказал о возможном создании Шанхайской организации здравоохранения. В этой организации планируется создать сеть клиник, где будет использоваться и традиционная китайская, и традиционная европейская медицина. Будет ли Уфа и республика «пытаться» получить себе одну из подобных клиник?

Р. ХАМИТОВ: Я согласен с Вашим предложением о том, чтобы эти площади, здания, помещения, в которых проходили саммиты, показать жителям города, республики. Более того, в последний день работы саммитов я дал поручение, чтобы по возможности не разбирали два-три месяца всё то, что здесь есть на сегодняшний день. Хотя кое-что уже изменилось, но не очень много.

Нужно устроить такие экскурсии для жителей республики. Через два-три месяца придётся что-то разбирать, модернизировать. Вам уже показали, что есть часть помещения, которая может трансформироваться, там есть передвижные перегородки. В зависимости от того, какое здесь будет мероприятие, можно создавать объемные пространственные решения. Вы уже начали эти экскурсии. Начало положено. Думаю, что до сентября-октября мы это подержим в таком варианте, чтобы всё это увидели люди. Надеюсь, что интерес будет большим. Можно будет привести школьников, студентов. Возможно, это будет нагрузкой для Конгресс-холла, но это не страшно. Пусть люди увидят.

Что касается темы, связанной со здравоохранением. Это тоже обсуждалось.

Китайская Народная Республика становится нашим крупным надежным партнером, и достижения китайской народной медицины нужно использовать.

Дмитрий Фёдорович Мезенцев до 1 января 2016 года будет работать генеральным секретарем ШОС. Он будет делать всё для того, чтобы в России появились такие центры. Уфа – один из городов, где, мы надеемся, появятся светила китайской медицины. На базе какого лечебного заведения это будет происходить, мы сказать не можем.

На сегодняшний день есть пока ещё проект строительства Российско-Китайского культурно-торгового развлекательного комплекса. Он очень большой – сотни тысяч квадратных метров под крышей. Если этот проект будет реализован, то там могут появиться крупные интересные медицинские учреждения. Это пока всё в гипотетическом плане, в проработке, обсуждении, поиске вариантов. На это потребуется время.

КОРР.: В конце недели мы празднуем своеобразный юбилей – пять лет с момента Вашего вхождения в должность руководителя республики.

Р. ХАМИТОВ: Кто празднует? Я не праздную. Для меня юбилей – 25 лет, но 25 лет я не смогу проработать.

КОРР.: Что лично Вы считаете своим главным достижением за этот срок?

Р. ХАМИТОВ: Трудно сказать. Стараются задавать мне этот вопрос, и я каждый раз отвечаю по-разному. С одной стороны, кажется, что только вчера начал работать. Время пролетело совершенно незаметно. С другой стороны, понимаешь, что пять лет – это период времени, когда нужны результаты. Обещаниями людей кормить нельзя.

Могу сказать, что в основном я удовлетворен своей работой. Хотя не обошлось без сложностей, невозможности реализовать то, что задумал. К пятилетию моей работы подошли такие крупные мероприятия, как саммиты. Мы к ним готовились три года. Через два года после начала моей работы я как руководитель республики предложил провести эти крупные международные события в Уфе. Не всеми был понят, в том числе и федеральной властью, но Президент страны меня поддержал.

По истечении пяти лет моей работы имеем новую ситуацию с точки зрения узнаваемости республики, ее привлекательности, понимания того, что такое Башкортостан.

Иной раз на такую деятельность уходит не только пять лет, а все 15-20. Есть регионы, которые просто-напросто этого не получат.

Июнь нас порадовал тем, что компания «Башнефть» вернулась государству. 25 процентов плюс одна акция – стоимость этого пакета приближается к 100 млрд рублей – является фактически достоянием Республики Башкортостан. Считаю, что эта работа выполнена и проведена успешно. Могу сказать, что это редчайший, а может быть, единичный случай в Российской Федерации, когда столь крупный пакет крупной компании удалось вернуть в собственность субъекта Российской Федерации. Я могу говорить об этом честно. Для нашей республики это большое достижение. Опять же благодаря Президенту Российской Федерации, который выслушал мои аргументы, моё понимание ситуации, такое решение принял и нас поддержал.

Может быть, это и не самое главное.

Самое главное заключается в том, что люди постепенно меняются, уходят от старых стереотипов. Теория жесткого управления теряет своих апологетов.

Безусловно, моя задача заключалась в том, чтобы вовлечь людей в креатив, в создание новой истории республики с точки зрения развития экономики. Уйти от постоянного «тягуче-болотного» анахронизма, который все эти годы преследовал республику, от скандалов, которые разрывали республику. От имиджа замкнутой, закрытой территории, нелюдимой с точки зрения общения. Конечно, что-то удалось в этой части сделать. Но хотелось бы сделать больше. Например, чтобы было больше современных рабочих мест. Поверьте, инвестиционный период очень большой. От идеи до реализации проходит 4-5 лет.

Очень обидно, что продолжают уезжать молодые, симпатичные, толковые, умные ребята. Они уезжают учиться в другие города. Обидно, что до сих пор еще превалирует модель с упором на якобы «жесткую» руку, на карающую руку – то есть все должны дрожать, бояться власти. Обидно, что у этой модели довольно много сторонников. Обидно, что не все инвесторы, скажем так, поверили в нас. Не все начали приходить к нам и строить объекты.

Понятно, что упущено время. Конечно, самым лучшим временем для старта территории были 2000-е годы, когда было много денег, когда формировались новые модели. Наши успешные соседи – не только Татарстан, но и Свердловская, Липецкая, Белгородская, Ленинградская, Калужская области – стартовали десять лет назад. Сейчас навёрстывать упущенное очень тяжело.

Понимаешь, что еще очень много надо работать. Эта работа не на следующие пять лет, а на десятилетия, потому что республика и люди, живущие здесь, должны менять свое мировоззрение. Надо уйти от провинциального комплекса, уйти от комплекса неполноценности, когда все смотрят наверх и что-то обсуждают, а внутри себя заняты разборками, конфликтами. Нужна новая культура, новое видение современного подхода к управлению, современного выстраивания отношений со всеми. Всё это очень сложно, одному человеку не под силу, но вместе эти вопросы решить можно.

Так могу ответить на ваш вопрос, а цифры, тонны, километры, квадратные метры я не хочу называть. Их не меньше, чем было раньше. Единственное – картинка изменилась на телевидении, ножницы уже не щелкают. Может быть, на людей производит странное впечатление, что ничего с фанфарами не открывается. А на самом деле сделано-то много.

КОРР.: Вы говорили о необходимости модернизации Уфы. Есть ли конкретные планы, чтобы реализовать уже в этом году? Вы также отметили, что многие блогеры свежим взглядом отметили какие-то недостатки. Считаете ли Вы, что в первую очередь надо устранять то, что заметили блогеры, или надо работать чётко по плану? Второй вопрос. Сегодня в Омске объявлен день траура по погибшим военнослужащим. Среди погибших – пять жителей Башкирии. Какую помощь планирует оказать республика семьям этих ребят? Что нужно сделать, чтобы призывников оградить от несчастных случаев?

Р. ХАМИТОВ: Я сразу отвечу на второй вопрос. Действительно, сегодня настроение очень сложное. С одной стороны, конечно, нужно подводить итоги. У меня было предложение перенести нашу встречу. Пять наших молодых, очень крепких, успешных ребят погибли. В субботу они приняли присягу, а в воскресенье их уже не стало. Трое ребят в тяжелом состоянии находятся в госпиталях. Поверьте, у меня настроение не то. Очень жалко ребят.

Мы сегодня проводили заседание Правительства республики, эту тему я поднимал. Говорил о том, что нужно будет помочь семьям погибших. Вчера разговаривал с каждым из глав муниципалитетов, откуда эти ребята были призваны. Военный комиссар сказал, что они прошли жесточайший отбор – был конкурс, из десяти желающих брали одного – самого крепкого, здорового, умного, толкового парня. Этих ребят не стало. Всего пострадало 42 человека.

Конечно, мы поможем семьям. В селе Алькино Салаватского района погиб парень. Осталась мама, отец умер в 2013 году. Трое детей, он был старший, осталось двое малышей. Конечно, мы материально поможем и шефство возьмем над этой семьей, не бросим. В Белорецке ужасная трагедия. Единственный сын погиб. Родители были на присяге. В субботу радовались, а в воскресенье – горе.

Мне нелегко говорить на эту тему. Я очень близко принимаю всё это к сердцу.

Мы поможем всем семьям, будем сопровождать по жизни тех ребят, которых надо выучить. Если такая необходимость будет, то потом со временем посмотрим и университеты, и техникумы. И всё остальное, что нужно сделать в этой части, мы сделаем.

Что касается того, что происходит в армии, то я понимаю, что это очень сложный вопрос. Сегодня очередная авария – упал самолет Ту-95 под Хабаровском. Это ракетоносец, надёжная машина, которая заработала еще 50 лет назад. Но машина постоянно модернизируется, там новые двигатели, новая авионика, системы управления. Только фюзеляж и геометрия планера остались прежними, а начинка вся новая. К счастью, пилоты спаслись. На позапрошлой неделе разбился Су-24, штурмовик. Там погибло два пилота. Наш УМПО как раз делает двигатели на этот штурмовик. Но на этом самолете стояли не уфимские двигатели, московский завод собирал. Сейчас он тоже входит в состав концерна «Объединенная двигателестроительная корпорация», но эти двигатели сделала Москва. Вины уфимцев в этой части нет.

Это огромная, колоссальная система, в которой работают миллионы людей. Но, как и в любой системе, возможны сбои, осечки, ошибки, какие-то сложности. Я инженер, понимаю, что такое теория вероятности. И знаю, что вероятность время от времени дает о себе знать, будь то природный катаклизм или технические неполадки. Авария, катастрофа или обрушение, в котором погибли наши ребята, к сожалению, вписывается в эту теорию вероятности.

40 лет назад была построена эта казарма. Наверное, построена с какими-то отклонениями от нормы. «Усталостные» вещи происходят. Обрушилась верхняя плита, и дальше всё сложилось, как карточный домик. Кстати, подобная авария была и в Перми, где угол дома обвалился.

Мы проходим ежегодно – то взрыв бытового газа, то обрушение какое-нибудь, то большая, масштабная авария на автомобильной дороге, где гибнут несколько человек одновременно. Это жизнь, человеческое устройство так сформировано.

В армии в то же время наметились позитивные изменения. Я работал с Сергеем Кужугетовичем Шойгу (С.К. Шойгу, министр обороны РФ), очень хорошо его знаю: его требовательность, ответственность, его подходы к вопросу безопасности. И сам он 20 лет был министром по чрезвычайным ситуациям, насмотрелся всего, что связано в том числе и с человеческой глупостью, и с человеческим упрощенным подходом к рассмотрению сложных вопросов. Надеюсь, что эти уроки будут проанализированы должным образом, и в армии будет наведено то необходимое состояние надежной и устойчивой работы, которое должно быть на сегодняшний день. Я в этом уверен. Родителям погибших ребят, конечно, сейчас очень тяжело. Это трагедия.

Теперь что касается вопроса по капитализации итогов саммитов с точки зрения благоустройства, приведения в порядок наших городов. На самом деле в Уфе работы непочатый край. Мы все это знаем и понимаем. Мэр города, если я цифры, может быть, немного неправильно назову, может меня поправить. У нас 1,5 тысячи километров дорог в Уфе, из них, чтобы вы знали, почти 10 процентов ещё не заасфальтировано. Это в основном дороги в сельских населенных пунктах, прилегающих к Уфе, но тем не менее это все-таки Уфа, и там нужны асфальтовые дороги, а не щебёнка.

У нас есть такие «дремучие» углы, куда по-настоящему ни власть не заглядывала, ни цивилизации никакой нет: нет воды, канализации, газа. Есть у нас и «полукартонные» жилища. Когда готовились к этим саммитам, я сам нашу знаменитую «архиерейку» обошел, посмотрел, с людьми встречался, общался «без галстука», в обычной житейской ситуации. Люди не жаловались, хотя живут достаточно сложно.

Была история с этим домиком, который пришлось закрыть баннером. Там люди не шикуют, и живут тоже достаточно сложно. Понятно, что их жизнь заставила обустроиться там. Может быть, я излишне резко сказал на пресс-конференции о том, что эти люди заломили огромную цену за жилье и что это не стоит и поленницы дров. Я извиняюсь перед этими людьми, конечно, это были эмоции. Но меня тоже можно было понять. Мы готовимся к таким крупным мероприятиям, и два года городские власти и люди, возглавляющие фонд жилищного строительства, не могут ни снести, ни решить этот вопрос: бесконечные конфликты, прения, перекладывания вопросов друг на друга. Такая удручающая картина с этим домиком, конечно, не только пейзаж портит, но и настроение людям. Надеюсь, что в ближайшее время разрешится эта ситуация, будет осуществлен законный снос или перемещение этого здания, сооружения, а дальше там всё будет облагорожено. Если кто-то обиделся на мои слова, я ещё раз хочу принести свои извинения. Мною двигало не желание обидеть этих людей, а просто понимание того, что эта ситуация не разрешена до сих пор. Завтра или сегодня уже прибывают главы государств, а там этот разнесчастный, примитивный баннер с какими-то непонятными картинками. Конечно, это неприятно. Я даже думаю, не надо было там ничего завешивать, пусть был бы этот домик, в конце концов.

Всё, что завешено баннерами, – это в основном проблемные городские участки, там надо работать.

Приезжайте, посчитайте эти баннеры. У нас реально денег нет на то, чтобы всё одновременно привести в порядок. При подготовке к саммитам обновлено порядка 150-200 км дорог. А я вам сказал, что у нас их 1,5 тысячи км. Сколько нам еще делать? Не все дороги надо обновлять. Часть из них находится в достойном, хорошем состоянии. Минимум 150-200 км, а может быть, 300 км ущербных дорог в ухабах, с ямами, конечно, делать надо. Но это только Уфа.

А Стерлитамак, Салават, Ишимбай, Нефтекамск, Октябрьский? Там строятся новые микрорайоны, людям дают землю, в лучшем случае подведут электроэнергию. Дороги нет, газа нет, воды нет. И дальше начинается мучение. А счет таких поселков идет на десятки тысяч домов. Чтобы обустроить один дом инфраструктурой, нужно примерно миллион рублей. Если 60 тысяч домов одновременно строится сейчас в республике – это значит, надо 60 млрд рублей. Бюджет республики – 100 млрд рублей. Консолидированный бюджет республики – 150 млрд рублей. А здесь надо найти 60 млрд рублей на то, чтобы обустроить эти территории, подвести к ним дороги, газ, электроэнергию. Где взять эти ресурсы? У нас их нет, поэтому всё идет по пословице: «По одёжке протягивают и ножки». Есть у нас ресурсы – значит, мы делаем, нет у нас ресурсов – к сожалению, переносим и отодвигаем.

По Уфе я могу сказать следующее. Сделано немало, но предстоит сделать намного больше.

Я понимаю чувства людей, которые видят обустроенную, красивую, современную центральную часть Уфы, а в своих дворах они ездят по ухабам, нет детской площадки, нет минимального обустройства, или живут в частном секторе, где просто нет удобств. Я абсолютно понимаю чувства этих людей и разделяю их. И свою работу строю из того, чтобы постараться помочь людям.

Сегодня я опять же, сняв галстук, проехал по некоторым объектам, которые обещали ввести к саммитам ШОС и БРИКС. Вчера был на железнодорожном вокзале. С помпой всё показали, рассказали, осветили, какие-то включили камеры, всё работает. А вчера я зашел на вокзал – не работает, обманули. Конечно, и мне стало обидно. «Показухой» занимаются с тем, чтобы в телевизоре получить красивую картинку, а в жизни всё не так. Я это всё понимаю и знаю. Но они сейчас забегали, как кое-какие друзья из природы, которых дустом посыпали. Я надеюсь, что в ближайшее время они всё сделают и введут в эксплуатацию: и подземный переход, и перроны, и главный центральный вход откроют для пассажиров. Всё встанет на свои «рельсы». То есть необходимо постоянное ручное управление. Вот в какой ситуации мы сегодня находимся.

КОРР.: Понятно, что все оценили как работу власти, так и терпеливость горожан, их понимание на самую высшую оценку. Если всё-таки обернуться назад, что бы Вы сделали по-другому, на какие моменты обратили бы больше внимания, чем получилось?

Р. ХАМИТОВ: Вы знаете, назад оборачиваться нехорошо. Как говорится, «кто старое помянет – тому глаз вон». В данном случае я являюсь сторонником такой системы управления, что мы вначале всё хорошо и подробно разобрали, а потом уже просто реализовывали всю эту деятельность. На самом деле, что-то сказать к тому, что мы на сегодняшний день сформировали, даже и не могу.

Саммиты прошли по экономному варианту расходования ресурсов. Я не буду называть цифры, которые были опубликованы в 2012 году по итогам саммита АТЭС. Мы потратили на всё это в десятки раз меньше ресурсов.

Если бы нам удалось в федеральных структурах доказать необходимость получения ресурсов, то, наверное, мы смогли бы построить железную дорогу, второй объездной путь, который на сегодняшний день нам очень нужен. Это объезд Уфы с юга через Чесноковку с выходом на Шакшу. Там сегодня одна колея, а нужно две: часть дороги – одноколейная, часть дороги – двухколейная. Нужна вторая колея для того, чтобы через Уфу мы не возили сложные и опасные грузы, чтобы наш город не подвергался значительным рискам при перевозке опасных грузов по железной дороге. Эту работу мы не смогли выполнить.

Мы не смогли добиться выделения федеральных денег на строительство второй очереди Затонского моста. Мы строим этот мост за свои деньги. Цена большая – 5 млрд рублей, – но я очень надеюсь на то, что осенью 2016 года мы этот мост запустим в эксплуатацию. Он нам нужен, как воздух. У нас аэропортовская сторона загружена под завязку. Сегодня там плотность движения транспорта – 30 тысяч машин в сутки. Это уже предельная возможность транспортных артерий первого класса, больше уже не пропускает, иначе там начнутся пробки. Затонский мост у нас пропускает порядка 15 тысяч машин в сутки, значит, нам нужна вторая очередь, и тогда мы чуть-чуть разгрузим эту сторону. Не удалось получить федеральные деньги. Значит, мы построим сами, и в 2016 году этот мост будет.

Это, наверное, то, что мы могли, может быть, получить, но нам этого не удалось. Хотя, конечно, первоначальные заявки были следующие: «Ура, получили саммиты, сейчас десятки миллиардов на нас золотым дождем прольются». Не пролилось. Я не могу сказать, что ни капли, но «дождичек» был редкий.

КОРР.: Сегодня была информация в федеральных СМИ о том, что МВД проводит проверку на предмет невыплаты зарплат строителям, которые участвовали в подготовке Конгресс-холла и других объектов саммитов. Звучало название уфимской компании «Нанотехстрой», которая нанимала в том числе и гастарбайтеров. Эти люди объединились и обратились к адвокату, затем в МВД, и МВД сейчас начало проверку. Скажите, пожалуйста, будут ли от Вас какие-то персональные поручения проверить, как осуществлялась оплата людям, которые были задействованы в этих больших мероприятиях?

Р. ХАМИТОВ: Я перед началом саммитов (это было неделю назад) осматривал объекты. В основном я в рабочем варианте приезжал, без всякой подготовки, оповещения, без сопровождающих официальных лиц. Вижу на торговой площади перед Гостиным двором небольшую группу людей, человек 10-12. Я к ним подошел, поздоровался. Настроение у этих людей явно плохое. В чем дело? Говорят, что не платят денег за ту работу, которую выполнили. Они занимались оштукатуриванием здания, которое примыкает к новому отелю Holiday Inn в районе оперного театра и Гостиного двора. Пришлось вмешаться. Людям платили очень маленькие авансы, им не на что было не то что содержать свою семью, кушать не на что было. Они тут же в этот день, а это была суббота, получили авансы по три тысячи рублей для того, чтобы можно было себе хоть кусок хлеба купить. В понедельник-вторник, еще перед началом саммитов, с ними должны были рассчитаться. Я оставил свои телефоны, телефоны своих помощников и сказал, что если с ними не рассчитаются, чтобы мне позвонили, и я заставлю этих людей – подрядчик из Стерлитамака, кстати, – но поскольку не позвонили, наверное, ситуация таким образом урегулировалась.

Наверняка кто-то из генподрядчиков попытается такие «фокусы» провести с людьми, которые работали на объектах. Я могу официально предупредить, что по каждому случаю я буду занимать очень жесткую позицию. Если наша сегодняшняя встреча будет показана по телевидению, я обращаюсь к людям, тем, кого обманули, недоплатили или затягивают вопрос выплаты заработной платы: обращайтесь не в правоохранительные органы, обращайтесь сразу ко мне. Я найду варианты выплаты вам заработанных денег, потому что это больше, чем преступление, – не платить людям заработную плату. Это наглый обман, попытка заработать на людях, которые не знают своих прав, не заключили необходимые договоры, не поставили подписи на каких-то документах.

Обманывать и пользоваться правом сильного я не позволю. По всем объектам, которые у нас построены, мы каждую ситуацию, если она будет возникать, доведем до справедливого разрешения. Это я точно обещаю.

КОРР.: Учитывая, что организация саммитов получила высокую оценку у руководства страны, не рассчитываете ли Вы на повышение? Если Вам будет сделано какое-то кадровое предложение, примете ли Вы его?

Р. ХАМИТОВ: Меня избрали люди и доверили сложную работу. Обмануть людей я не могу, и не могу в угоду дня принимать какие-то решения, которые поставят под сомнения правильность их выбора. Выборы прошли совсем недавно, еще даже года нет, и как я буду смотреть людям в глаза, которые мне поверили, сказали: «Ты нас устраиваешь, работай, наши голоса мы отдаем за тебя». Принимать такие предложения, мне кажется, просто не по-мужски и не по-человечески. Поэтому на эту тему я не задумываюсь. Безусловно, не собираюсь принимать никаких предложений, даже если бы они были, а их нет на самом деле. Потому что и Правительство, и Президент нашей страны понимают, что такое избранный глава региона. Таких предложений нет, но если бы они были, я бы, конечно, отказался. Это невозможно. Я должен отработать избранный срок. Понять, что сделано, что не сделано, что можно будет сделать, и соответствующим образом принять решения. Если буду жив-здоров – это будет 2019 год или на подходах к нему, – тогда можно будет говорить о каких-то конкретных вариантах.

КОРР.: Рустэм Закиевич, все горожане обратили внимание – спасибо Вам большое за город, который реально преобразился, стал чистым. Я понимаю, что во время саммитов использовались все силы, какие были в городе, деньги какие-то выделялись. Насколько реально поддерживать город в таком состоянии не во время саммитов, чтобы каждый день у нас так было чисто?

Р. ХАМИТОВ: Я тоже этого очень хочу. Мы подняли планку достаточно высоко. Мы приучили и приучаем горожан к чистоте. Я довольно часто езжу по трассе Уфа – Аэропорт и помню, сколько пакетов, окурков, пустых пачек из-под сигарет валялось на обочине. Сегодня ничего этого нет, в том числе и потому, что рука не поднимается выбросить что-то в окошко автомобиля. Конечно, эта культура прививается тяжело. Если в восточных странах за это отрубают руку, сажают в тюрьму или берут большие штрафы, то мы, конечно, до таких драконовских мер не дойдем.

Но показывать людям, что жить в красивом, хорошем городе – это престижно, приятно и хорошо во всех смыслах, мы будем.

Я в субботу, да и в понедельник на оперативном совещании сказал своим коллегам: «Планку снижать не будем». Глаз у меня в этом смысле уже зоркий, вижу все эти погрешности и понимаю, что всё зависит только от нас – чистота во дворе, чистота на улице.

Знаете, мне самому Уфа нравится. Я раньше в основном ездил на заднем сиденье автомобиля, брал книгу или компьютер – когда работы нет, что-то читаю, смотрю. Сейчас я в основном езжу на переднем сиденье автомобиля, потому что мне нравится картинка, которая открывается из окна – хорошая, красивая, симпатичная, чистая Уфа. Просто едешь и любуешься. Надеюсь, что на переднем сиденье я буду ездить еще очень долго, потому что мне всё нравится.

КОРР.: Чего лично Вам стоило проведение этих саммитов? Какие ощущения пережили лично Вы – не Ваша команда, а Вы? Понятно, что это огромная ответственность за команду. Насколько это ударило по Вашему здоровью и ударило ли? И расскажите какие-то подробности. Например, Президент Бразилии – женщина. Как она себя чувствовала? Председатель Китая – тяжеловес среди всех остальных. Какие особые условия для них создавались? Что это за люди?

Р. ХАМИТОВ: Что касается здоровья, как говорится, не дождетесь. Я все время подготовки к саммитам и во время саммитов следил за собой. У меня есть золотое правило – я каждый день делаю комплекс упражнений, достаточно продолжительный, 40- или 50-минутный. Это сложные вещи. Это не просто так встал, помахал руками, два раза присел, нет. Это очень нагрузочные комплексы. Это мне, конечно, очень помогает в работе. Если бы я этого не делал, то просто-напросто не выдерживал бы сегодняшнего ритма. А так я чувствую себя вполне нормально, здоровым человеком, который не то что такой саммит может провести, а сделать что-нибудь побольше.

Мы работали спокойно, уверенно. Безусловно, каких-либо особых переживаний по поводу того, что нам предстоит или что приезжали такие большие гости, у нас не было. Хотя и уфимцы, и мы недопонимали всей масштабности предстоящих действий. Это нас, может быть, и защищало, и спасало. А когда полетели самолёты и мы начали встречать глав государств, первое время казалось, что это всё во сне, всё это происходит не с нами и не в нашем городе. Такие ощущения присутствовали, но потом всё это уже как-то успокоилось, обрело определённый фундамент, и голова привыкла к этим образам, что ты общаешься и встречаешь людей, которые на сегодняшний день определяют мировую политику и формируют мировую повестку дня. При ближайшем знакомстве эти люди оказались очень симпатичными – и внешне, и внутренне, легко поддерживающими разговор, очень воспитанными во всех смыслах этого слова.

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин – невозмутимый внешне, но я процитировал его образное сравнение. Философского склада человек, чувствуется, что глубокий, очень умный, не чуждый лирике. Конечно же, вёл он себя – даже когда мы провожали его из аэропорта – очень достойно. Он попрощался со всеми нашими начальниками, которые его провожали. Он пожал руку каждому водителю и охраннику из Федеральной службы охраны, которые рядом с ним работали эти три дня. Он поинтересовался у каждого из нас, как дела. Он каждому сказал, какая хорошая республика, какая хорошая Уфа, как хорошо здесь всё организовано. Человек высокой культуры, располагает к себе.

Что касается Президента Бразилии Дилмы Роуссефф, она тоже вполне открытая и очень обаятельная женщина. После 14-часового перелета – из Бразилиа в Португалию примерно семь часов, и еще около семи часов в Уфу – она выглядела свежо, очень интересно. Несмотря на нашу погоду (а было холодно в этот день), от встречи остались самые теплые чувства. Не было капризов, не было «пустите меня в теплую машину». Наоборот, она остановилась, сказала: «Как хорошо у вас дышится, какой у вас хороший, лёгкий воздух».

Все президенты и главы государств оставили впечатление очень воспитанных, культурных, начитанных людей. С Президентом Таджикистана мы открывали небольшую выставку работ таджикских художников. Он тоже проявил глубокое знание того, что он видит на этих картинах, рассказал. Впечатление самое приятное. Я не знаю, как они работают с подчиненными – это уже другая тема, – но во внешнем мире эти люди деликатные, умные, с серьёзным моральным стержнем. Безусловно, это чувствуется абсолютно во всех главах государств.

КОРР.: Традиционно гости Уфы забирают на память мёд. Что увезли из Уфы гости саммитов? По слухам в интернете, жена Президента ЮАР увезла целый шкаф тёплых вещей для своего замерзшего супруга. Что еще они оставят себе на память об Уфе?

Р. ХАМИТОВ: Скажу, что с супругой Президента ЮАР я по магазинам не ходил, это точно. И что она там покупала, я не знаю и не интересовался. Что касается подарков, то мы, безусловно, приготовили их заранее. Очень интересные инкрустации из яшмы, такая мозаика с картинами природы нашей республики: скалистый берег, река – там несколько вариантов было. От имени Правительства Республики Башкортостан эти подарки были вручены. Они очень красивые, добротные, хорошо сделанные и, на самом деле, не такие дорогие, но яркие, эффектные. Надеюсь, что память об Уфе останется с этой точки зрения. Понятно, что башкирский мёд не сходил с уст, и все постоянно об этом говорили. Некоторым главам я пообещал, что когда созреет бортевой мёд (а он ещё незрелый сегодня), то мы залезем на дерево, добудем этот мёд и отправим его дополнительно, вдогонку, потому что это действительно уникальное явление природы.

КОРР.: Читаете ли Вы иностранную прессу? Отслеживаете ли специально, что пишут об Уфе, о Башкортостане? Не о политических итогах саммита, а именно о приеме.

Р. ХАМИТОВ: Я просматривал англоязычную прессу. Китайским языком я не владею, к сожалению, также как и португальским, и остальными. Тюркские языки, понятно, можно одолеть, осилить и разобраться в том, что написано. Но я читал обзоры. Собственно, чего-то более острого, чем написали наши блогеры, я не видел. Если и говорилось, то, может быть, немножко, вскользь о тех же баннерах. Кроме того, перед началом саммитов я давал подробное интервью, его фрагменты опубликованы в газете Financial Times и сегодня – в газете «Республика Башкортостан». У нас была очень хорошая беседа по поводу того, что собой представляет Уфа. Хотя мир знает этого корреспондента как очень острого, порой даже сверхтребовательного и принципиального человека. Но у нас получилась хорошая, нормальная беседа. Высечь самих себя, как мы это умеем, мы можем, а мир настроен всё-таки более деликатно по отношению к другим странам, другим народам.

Это тоже элемент культуры. Когда человеку не хватает культуры, то он начинает напоказ, нарочито с фотоаппаратом искать трещины на асфальте, искать грязь в закоулках. Недавно на одной из страничек в «Живом Журнале» был репортаж об одном крупном европейском городе, выполненный в таком же предвзятом варианте: и баннеры, и стройки, и грязь, и гвозди, торчащие с забора, и порванные об этот гвоздь штаны. Это успешный, красивый город, но предвзятый взгляд увидел очень много недостатков. Если бы этого фотографа «препарировать» в хорошем смысле слова и посмотреть, как он устроен, то и в нём, в этом человеке найдется много недостатков.

Поэтому во всем должна быть соразмерность, должен быть такт. Если речь о твоей родной стране, твоих земляках, ты должен быть выше мелочей, которые нас окружают.

Эти мелочи, может быть, важны в жизни. Скорее всего, для кого-то они имеют решительное преимущество перед всем остальным, но в этот момент ты должен быть выше этих мелочей. Тогда ты действительно умный человек. А если зацикливаться на всем этом: неудачном, не совсем правильном, постоянно третировать властные структуры, то мне кажется, это просто говорит об уровне человека, об уровне его развития.

Я в свое время достаточно много времени провел в «Живом Журнале». Потом понял, что мне это ничего не даёт с человеческой точки зрения. Бесконечные стенания по поводу дорог, мусора в подъезде, грязного заплёванного пола. Разве только этим наполнена жизнь?

А власть не идеальна. Нет идеальной власти в мире. Поскольку власть не идеальна, она делает ошибки. Поскольку власть публичная, то эти ошибки всегда на виду. Власть – самая легкая жертва. Тот, кто не публичен, кто в тени проворачивает свои дела, он и не пойман, он и не вор. А власть на виду, делай с ней, что хочешь. Хочешь – размазывай ее, хочешь – критикуй, хочешь – хвали или вали на нее все. Это факт. Во власти есть неудачные работники, есть неудачно сформированные структуры, есть неудачно определенные направления работы. Это тоже всё публично, поэтому для представителей средств массовой информации работы очень много. И через сто или тысячу лет это так будет, потому что по-другому никак не получается.

Тем не менее я верю в то, что власть постепенно будет улучшаться. Нужно время, нужны люди. Нужен отход от тех принципов работы, о которых я говорил ранее: унижение, оскорбления людей, обирание, воровство, казнокрадство. Постепенно от этого уходим. Надеюсь, что в дальнейшем у нас всё будет нормально.

КОРР.: Президент России на пресс-конференции порекомендовал изучать башкирский язык. На саммитах были представители тюркоязычных государств. Была ли у Вас возможность поговорить на башкирском языке?

Р. ХАМИТОВ: Беҙ рәхәтләнеп һөйләштек башҡортса Ҡаҙағстандың Президенты менән. Перевожу: мы хорошо поговорили на башкирском языке с Президентом Казахстана. Понятно, что нам переводчик не нужен. Также мы хорошо говорили с Президентом Кыргызстана. И когда я был в Кыргызстане, без переводчика говорили. В этом смысле мы понимаем друг друга абсолютно нормально.

Что касается Владимира Владимировича, конечно, я понял, что всем нужно знать русский язык и родной язык. Поскольку Владимир Путин был у нас в Башкортостане, работал, именно работал и работал круглые сутки – он просто-напросто «пахал». Я сам знаю, что такое работа, но когда человек в день встречается с десятью коллегами и встречается не формально – «обменялись любезностями», а рассматривает тяжелейшие, сложнейшие вопросы, то порой возникали такие чувства, что нагрузка у Владимира Владимировича была сверхвысокая. В первый день после прилета он поработал до двух ночи, фактически в третьем часу они расстались после переговоров с главой Бразилии. Во второй день приемы затянулись достаточно долго и закончились около часа ночи. При этом встречи начались в десять утра и завершились в час ночи. То есть было 14 часов сложнейшей непрерывной работы. Многие ли из вас выдержат такой ритм, такой темп?

Прием ШОС прошел очень хорошо. Наши артисты выступили просто замечательно. Молодцы! Я перед началом подошёл к ним, сказал, чтобы они не волновались и что всё будет хорошо. Они отыграли просто замечательно. После этого приема Владимир Путин встречался с Премьер-министром Пакистана и главой Афганистана. Это тоже были продолжительные встречи, каждая более часа. Такой был напряженный, жесточайший график, когда не было времени вздохнуть. Я не для красного словца говорю.

Я убедился в том, насколько Президент нашей страны масштабен с точки зрения своей работы, с точки зрения осознавания мира вокруг него. Это очень крупный человек. Это понятно и без моих слов. Я каждый раз, встречаясь с ним, в этом постоянно убеждаюсь.

Учить родные языки мы обязаны, забывать их нельзя. В данном случае Президент абсолютно прав. Русский язык, башкирский язык, родные языки – это всё, что нам нужно.

Поскольку я выбрал такую форму общения с вами – быть на виду, а не прятаться за столом, то я не устал. Но мы пошли по второму кругу. Всё, что знал, рассказал. Тут меня пытались на другую работу отправить, но когда я на пенсию выйду, то напишу что-нибудь такое интересное. Для себя я зафиксировал некоторые моменты того, что видел. По жизни я фиксирую, что важно для меня, а потом, может быть, это сложится в какой-то текст. Но это будет, я надеюсь, еще не скоро. Спасибо большое всем. До свидания!

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт



Назад в раздел