Обычный вид

Новости

05.09.2013 01:06:11

Рустэм Хамитов ответил на вопросы журналистов в прямом эфире телеканала БСТ

4 сентября Президент Башкортостана Рустэм Хамитов в прямом эфире телеканала БСТ ответил на вопросы представителей республиканских средств массовой информации.

СТЕНОГРАММА ПРЯМОГО ЭФИРА:

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Добрый вечер! Сегодня гость нашей студии – Президент Башкортостана Рустэм Хамитов. Также в студии я приветствую моих коллег – журналистов, у которых есть свои вопросы. Параллельно идет трансляция в эфир радиостанции «Спутник ФМ». Мы готовы принять звонки от наших телезрителей и радиослушателей.

Наша программа разделена на несколько блоков. Мы поговорим о строительстве, культуре, инвестициях, вопросах занятости, сельском хозяйстве. Начнем с вопроса Шамиля Валеева, главного редактора агентства «Башинформ».

ШАМИЛЬ ВАЛЕЕВ, ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «БАШИНФОРМ»: Здравствуйте Рустэм Закиевич!

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Здравствуйте!

ШАМИЛЬ ВАЛЕЕВ, ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «БАШИНФОРМ»: Я знаю, что Вы нас читаете. Агентство «Башинформ» – лидер среди сайтов Башкортостана по цитируемости, у нас 200 тысяч уникальных пользователей в месяц. Скажите, какую новость последних дней Вы считаете самой важной?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: У нас каждый день в республике происходит много интересного, много значимого. У меня есть для вашего агентства потрясающая новость. Я могу уже об этом сказать. На прошлой неделе в кардиологическом диспансере была проведена первая пересадка сердца. Операция прошла успешно, она прошла на высоком профессиональном уровне. Ее провели наши уфимские хирурги. Пациент чувствует себя неплохо. Конечно, операция была очень сложная, очень внимательно смотрели за результатами. Завтра или послезавтра врачи планируют провести пресс-конференцию, на которой расскажут все подробности – как было до, во время и после операции.

Для себя я определяю это, как очень значимое событие, потому что самые высокие технологии в медицине пришли в нашу республику. Наши врачи, наши специалисты справляются с самыми сложными операциями. Я поздравляю наших хирургов, врачей. Я хочу попросить наших телезрителей, чтобы мы все вместе пожелали выздоровления человеку, который уже неделю живет с пересаженным сердцем.

Говоря о других, прошедших событиях, можно отметить, что открыты новые спортивные сооружения. Наши симпатичные города - Нефтекамск, Учалы отметили 50-летие со дня основания. Это наша жизнь, наша действительность.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Вы уделяете значительное внимание системе образования. Например, своим первым указом Вы повысили зарплату воспитателям детских садов. В мае 2010 года зарплата воспитателей была 7797 рублей, а в августе 2013 года она уже – 16557 рублей. Есть план на 2015-2017 годы, зарплата воспитателей детских садов – 28 тысяч рублей. Это неплохая цифра, я думаю, что они это заслужили. Насколько реально достичь этих планов?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Системой образования нужно заниматься постоянно. Надо поддерживать педагогов, учителей. Что касается выполнения наших планов по росту заработной платы, то мы абсолютно уверены, что выдержим заданные темпы. Мы достигнем плановых показателей. Конечно, цифры впечатляют. Если три года назад зарплата в детских садах была 7,5 тысяч рублей, а сейчас уже приближается к 16 тысячам.

Это говорит только о том, что мы действуем правильно. Я перестал получать письма из детских садов, в которых постоянно писали: «Уважаемый Рустэм Закиевич, повысьте нам, пожалуйста, заработную плату». Заработную плату мы повышаем не только в детских садах, в школах, в больницах, социальных учреждениях, бюджетных структурах. Везде идет повышение заработной платы. Конечно, нам хочется, чтобы повышение зарплат сопровождалось повышением отдачи всех структур. Чтобы из школ выходили подготовленные ребята. Чтобы в детских садах царила хорошая, добрая атмосфера, чтобы детишек не наказывали, а воспитывали, показывали хорошие примеры. Поэтому мы тоже ждем хороших, добрых, ответных действий от тех людей, которые работают в школах, больницах.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Продолжаем вечерний канал «Телецентр». Хотел бы дать слово коллегам. У кого есть вопрос?

ЭЛЬЗА ХОРЕВА, ГАЗЕТА «РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН»: В завтрашнем номере мы даем карту, как распределяются зарплаты работников дошкольных учреждений по России. Наша республика на очень хороших местах.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я могу сказать, что мы действительно выполняем свои обязательства. Средняя заработная плата учителей сегодня составляет 106,5% по отношению к средней заработной плате по республике. Мы один из немногих регионов России, который перешел через планку 100%. Даже наши постоянные соперники, друзья, крупные регионы идут ниже 100% в этой части. Так что мы работаем честно.

ЭЛЬЗА ХОРЕВА, ГАЗЕТА «РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН»: Газета «Республика Башкортостан» задает Вам острый, неудобный вопрос. Скажите, Вас иногда критикуют за то, что за годы вашего президентства якобы упали экономические показатели, сократилось поголовье, снизалась урожайность. Как Вы к этому относитесь? Это первое. И второе. На днях мне в руки попала одна изумительная газета, где говорилось о том, что Вы входите в какое-то масонское общество. И некоторые ваши экономические и политические решения продиктованы этим масонским движением. В связи с этим, как Вы относитесь к такого рода изданиям, к такого рода публикациям, которые просто действительно изумляют?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Конечно, для меня это тоже удивительно слышать, что существуют какие-то масонские ложи, якобы в их интересах принимаются какие-то решения. Конечно, это полный бред, это, безусловно, полная чушь. Не знаю, есть ли масоны в России или тем более у нас в Уфе. Очень маловероятно. Но я вместе с Вами просто посмеялся над этим, вот и вся моя реакция. Конечно, это ерунда. У меня столько работы, что мне просто некогда думать ни о масонах, ни о каких-то других тайных обществах. У меня есть простая работа: создавать условия для жизни людей нашей республики, повышать качество жизни.

Что касается критики, я среди своего окружения не знаю людей, которые любили бы критику. В общем, все на нее реагируют достаточно остро. Но при этом критика, конечно, может быть двоякой. Одна критика направлена на улучшение ситуации, на то, чтобы были услышаны какие-то правильные, разумные предложения. Это может быть объективная критика, а есть необъективная критика. Когда просто-напросто кричат, шумят, говорят, что все плохо, я к таким критиканам отношусь крайне негативно, так же как и любой другой человек. Нужны аргументы, нужны цифры. Огульная критика, даже в том числе в мой адрес – это попытка унизить, оскорбить или обидеть не только меня, но и все общество в целом, всех людей. Ведь мы все работаем, и вы работаете, и я. Мы только что говорили о том, что произведена пересадка сердца, и, когда критикуют огульно, говорят, что все плохо, что ничего не развивается, что все в ступоре, что все разрушается, что кругом невозможно жить – это критика в адрес нашего общества. А мы же живем, мы работаем, мы развиваемся, мы каждый день получаем результаты, мы движемся. Так что с такого рода огульной критикой я никогда не соглашусь.

Теперь, что касается цифр. Я отдавал себе отчет в 2010 году, когда пришел и начал трудиться на этой должности, что нужно в первую очередь встретиться с главами муниципалитетов, с директорами заводов, с теми, кто ведет статистику, и понять, где мы находимся, что у нас есть. И, к моему великому удивлению, я понял, что масштаб приписок, вранья в официальной статистике и в полуофициальной статистике очень и очень велик.

Например, я посмотрел результаты работы наших зауральских районов: 30 центнеров с гектара, 210 тысяч тонн собрал один из наших доблестных районов по результатам статистики. В советское время за 15 центнеров с гектара давали звание Героя Социалистического труда, а здесь 30 центнеров! Этого не может быть. Удобрений нет, техники нет, ничего нет, а получилось 30 центнеров.

Конечно, мы с моими коллегами приняли решение – от приписок полностью уйти. Нам надо знать, где мы находимся, какие у нас урожаи, какая у нас динамика развития, какие цифры. 2010-2011 годы по отношению к «рекордным» 2008-2009 годам оказались хуже. И этому есть простое объяснение. Мы ушли от приписок, и пришли к правильным, честным цифрам. Вот сейчас идет уборка, идет тяжело. Два месяца засухи: май, июнь. Два месяца дождей: июль, август. Нам не повезло. Не повезло коллегам нашим, аграриям, но мы же не рисуем 25-35 центнеров с гектара. Да, урожайность сегодня 15 центнеров с гектара. Но даже этого урожая нам хватает на то, чтобы покрыть все свои внутренние потребности. Внутреннее потребление республики – 1 миллион 600-700 тысяч тонн зерна в год: 500 тысяч – семена, 500 тысяч – продовольственное зерно, 600-700 тысяч – это зерно, которое идет на корма, на фураж.

Мы в этом году соберём около 2 миллионов тонн. Все наши внутренние потребности будут закрыты. Остаток небольшой, излишек наши крестьяне продадут. Сегодня цена неплохая. Ну, зачем нам писать, что мы собрали три, четыре или пять миллионов тонн? Зачем? Для чего? Я просто этого не понимаю. Конечно, когда ты знаешь, сколько у тебя есть в кармане денег, запасов, ресурсов, если ты честно ведёшь экономику, то вполне понятно, что ты и планы строишь реальные. И людей не вводишь в заблуждение. Поэтому у меня совет ко всем такой: не надо врать. Надо работать честно! Тогда всё будет правильно получаться.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Спасибо, Рустэм Закиевич. Продолжая детскую тему. Один из самых болезненных вопросов в сфере образования – это закрытие малокомплектных сельских школ. Вопрос: когда началось это явление и насколько оно экономически обосновано? Мне кажется, что, говоря о закрытии школ, многие почему-то не задумываются о том, что очень много школ открывается. Буквально вчера мы показывали открытие двух или трёх школ в Республике Башкортостан.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Требования по оптимизации школ – это федеральный посыл. Всё это началось в далёком 2006 году. Тогда Российская Федерация ввела норматив, что на 15 учеников должен быть один учитель. Исходя из этого, посчитали, разделили количество учителей на количество учеников. Получили, что у нас в Республике Башкортостан на тот момент, на начало 2005 года было «лишними», не соответствующим этим показателям, порядка 10-12 тысяч учителей.

В советское время в школах республики училось 730 тысяч ребят. Сейчас учится 430 тысяч. А количество учителей за это время уменьшилось ненамного. Начались, так сказать, разговоры с федеральным центром. Но центр стоял «насмерть», что называется, и говорил: «На одного учителя 15 учеников, как хотите, сокращайте». Сокращение началось. Есть графики, которые показывают, что в 2007 году было закрыто 466 школ, в 2008-2009 – 271, в 2009-2010 – 215. И вот в 2010 году, когда я уже пришёл работать, эти цифры уменьшились, хотя они остались довольно значимыми. Но опять же я ещё раз повторюсь, что речь не идёт просто о закрытии школ. Меняется статус: была школа, стала филиалом более крупной школы. Мои обращения в федеральный центр, письма Президенту, Председателю Правительства возымели свое действие. Сейчас этот норматив – 1:15 уменьшен к 1:11.

Начиная с этого года процесс оптимизации практически приостановится. И мы уже не будем иметь сложную драматическую ситуацию, когда в сельском населённом пункте закрывается школа. В то же время надо понимать, что у ребят, у детей, у родителей должно быть право выбора учиться либо рядом с домом, либо учиться в хорошей укомплектованной оборудованием, с хорошими учителями, действительно настоящей школе. Я за то, чтобы ребятишки получали хорошие знания. Там, где есть возможность, подвозим на автобусах. Там, где нет такой возможности, оставляем школы. Так что остроту этот процесс сейчас потеряет. Думаю, что, может быть, говорю об этом пока осторожно, в ряде населённых пунктов мы пересмотрим ту политику, которая шла последние семь-восемь лет. Возможно, что ряд школ и откроется. Собственно говоря, так и должно быть.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Спасибо. Коллеги, ваши вопросы.

РУСТАМ ЗАРАФУТДИНОВ, ГТРК «БАШКОРТОСТАН»: Рустэм Закиевич, Вы начали с того, что у нас в республике за последнее время очень серьёзно выросли зарплаты в социальной сфере. Мы говорим про образование. Это правда. Это отрадно. Но совсем недавно Президент страны Владимир Путин признал, что темпы экономического роста в стране замедлились. Нужно оптимизировать расходы. Чуть позже это признали и Вы уже в масштабах республики. Вы призвали членов Правительства оптимизировать расходы бюджета. В связи с этим вопрос. Мы говорим о больших социальных проектах, о школах, о здравоохранении. Но при этом говорим, что нам нужно оптимизировать расходы. За счёт социальной сферы? Или за счёт других мы будем бороться с дефицитным бюджетом, который у нас свёрстан на ближайшие три года? Спасибо.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: По зарплатам я уже сказал. В бюджетной сфере: учителя, врачи, социальные работники находятся в неплохой ситуации. Но в целом я не могу сказать, что мы довольны тем, каковы у нас общие результаты. У нас более половины населения получают заработную плату ниже 20 тысяч. У нас почти 14% работающих получают заработную плату ниже 10 тысяч рублей. Конечно, эта ситуация еще далека от той, которую мы хотели иметь. Нам нужно постоянно искать ресурсы на то, чтобы направлять их на заработную плату.

У нас даже еще в бюджетной сфере есть специалисты и категории специалистов, которые получают 5-7 тысяч рублей. В условиях сжимающейся мировой экономики показывать результаты, какие были два-три года назад, наша страна уже не может. Наши основные покупатели ресурсов и продукции нашей страны – европейские страны, страны Востока – не показывают тех темпов роста, которые были два-три года назад. Наша республика является крупным экспортером по нефти, нефтепродуктам, нефтехимии, химии. Мы на себе ощутили сжимающейся рынки и сжимающиеся спросы во внешнем мире. Хотя наша ситуация не так плоха. Мы идем пусть с небольшим, но плюсом к 2012 году – 101,5% – объем промышленного производства в течение восьми месяцев. В России ровно 100%, всегда так было, мы всегда идем выше российских показателей по многим направлениям. Тем не менее мы видим, что снижаются налоги, часть налогов на прибыль.

В стране ситуация довольно тяжелая, с этим налогом мы потеряли по отношению к прошлому году порядка 10-12%, но есть регионы, которые потеряли 50-70%. Поэтому мы сегодня еще на хорошем счету. Все это нас подталкивают к тому, что нужно экономить ресурсы. Мы, прежде всего, понимаем, что экономия может быть двух видов. Есть старое, такое опасное слово – «секвестр», когда всех лишали доходов, получение в бюджеты ресурсов на 10-15%. Речь об этом не идет. Мы говорим о том, что за те же деньги, что у нас есть, надо выполнить те планы, которые мы приняли.

Место в детском саду, школе должно стать дешевле. Спортивные сооружения должны стоить не 150 миллионов, а 100 миллионов. Планы мы обязаны выполнить: оптимизировать расходы, найти правильное соотношение цены и качества. Когда я пришел работать, три года назад, фактически, наверное, первым в стране среди региональных руководителей, сказал о том, что детских садов у нас не хватает, не хватает мест. Я начал прикидывать – сколько нам нужно? Спрашиваю у строителей: «Сколько стоит место в детском саду?». Отвечали, кто во что попало, но вышли на цифру, примерно, миллион рублей. Это было в 2010 году. Меня убеждали, что дешевле миллиона место в детском саду стоить не может. Сегодня мы строим за 600-650 тысяч. Вчера я был в туймазинском детском саду – прекрасный детский сад на 220 мест, 125-130 миллионов рублей. Это около 600 тысяч за одно место. Но мы же нашли варианты решения. И вот по всем направлениям мы должны действовать также.

У нас есть и избыточная численность по ряду государственных бюджетных учреждений. У нас есть бюджетные учреждения – «пустышки», в которых люди проводят целые дни за экранами компьютеров, но не расчеты ведут, а играют в компьютерные игры. Есть такие структуры. Мы должны использовать современные технологии в плане передачи информации от одной конторы к другой, чтобы не курьеры бегали, которые получают заработную плату, а чтобы эта информация передавалась по оптоволоконным системам и так далее. Вот эту работу мы должны провести. Здесь есть колоссальные, огромные резервы.

Поэтому, когда я говорил об оптимизации, прежде всего, мы должны оптимизировать свою работу. Мы должны оптимизировать стоимость строительства, мы должны научиться за меньшие деньги строить больше, делать больше, получать большие результаты. А все социальные обязательства, которые мы приняли, мы их выполним, это абсолютно точно. 2012 год нас уже научил.

Мы начали повышать заработную плату учителям. Надо действовать всегда осмотрительно. 2013 год мы завершим абсолютно спокойно. 2014 год я тоже вижу реальным, с точки зрения выполнения всех обязательств. 2015 – посмотрим, как будет развиваться экономика. Я думаю, что в конечном итоге будет рост, и он будет не двузначным, это тоже понятно. Если мы для себя определили планку в 5-7% для Республики Башкортостан, то в Российской Федерации, наверное, будет на уровне 3-5%. Но это уже неплохо, это уже хорошие цифры, которые нам позволят справляться со всеми нашими обязательствами. Так что я хочу успокоить и вас, и тех, кто нас слушает. Те планы, которые у нас есть, мы выполним, мы все сделаем.

ФАИЛ ФАТХТДИНОВ, ГАЗЕТА «КЫЗЫЛ ТАН»: Республика Татарстан и Республика Башкортостан – это очень сильные субъекты Российской Федерации. Но по многим экономическим показателям Татарстан идет впереди нас. Когда наши показатели будут выше, чем в Татарстане?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: В Татарстане введено за полугодие 1 миллион 338 тысяч квадратных метров жилья, а у нас – 1 миллион 178 тысяч. Да, чуть поменьше, на 150 тысяч квадратных метров. Зато мы вдвоем лидируем в Приволжском федеральном округе, два субъекта Российской Федерации. Нижний Новгород, Самара, Ульяновск – 300-400 тысяч квадратных метров жилья. Здесь комментарии излишни.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Можно еще дать таблицу средней стоимости квадратного метра жилья, у нас есть еще и такая таблица.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Самое дорогое жилье в Нижнем Новгороде. Квадратный метр стоит 53 тысячи рублей, в Перми – 49 тысяч, в Уфе – 47 тысяч, в Татарстане – 43,5. Здесь мы впереди, но это не то лидерство, которое нам хотелось бы иметь. С давних-давних времен наши республики всегда соревновались, всегда это было, и в советское время, и сейчас. Были времена и не так давно, когда Республика Башкортостан опережала по многим показателям наших соседей: и по объему промышленного производства, и по развитию сельского хозяйства, и по многим другим показателям. В силу разных причин, сейчас это не имеет значения, наши друзья-соседи в середине 2000 годов, это примерно 2003-2005 годы, вырвались вперед. Они приняли интересную и правильную модель развития – инновационную, они начали создавать у себя индустриальные парки, свободные экономические зоны, начали приглашать крупных специалистов, боролись за проведение крупнейших мероприятий спортивных, политических. И все это дало хороший, интересный эффект. То есть по многим направлениям Республика Татарстан стала, безусловно, одним из лидеров Российской Федерации. С другой стороны я хочу сказать, что отставание нашей республики не является явным. И более того, по некоторым показателям – конечно, хотелось бы, чтобы их было больше, – мы вполне достойно выглядим. Сегодня перед приходом в студию у меня появились свежие статистические материалы по социальному и экономическому развитию регионов России. Мы – наша республика – уверенно входим в десятку наиболее развитых, наиболее мощных регионов Российской Федерации. Наряду с Татарстаном, Москвой, Московской областью, Краснодарским краем. Мы по разным показателям занимаем пятые, шестые, седьмые места, восьмые есть. Но в России 83 субъекта. Мы – в десятке. Эти цифры нам прислали из Москвы. Мы их видим, мы реально ощущаем, что, действительно, мы работаем неплохо.

Но обычного, простого человека эти проценты, цифры, миллионы квадратных метров, километров, тысяч тонн не интересуют. Простого человека интересует своя жизнь. Чтобы у него была работа, чтобы у него в кармане были денежки, чтобы зарплату платили вовремя, чтобы она была достойной, чтобы в подъезде было чисто, чтобы крыша не протекала, чтобы во дворе было хорошо, чтобы улица была заасфальтирована и так далее. Вот из чего складывается жизнь простого человека.

По показателям благоустройства, комфорта жизни в наших городах, наших селах, я считаю, что мы тоже сейчас продвигаемся очень и очень неплохо. Вот по этим простым показателям качества жизни людей сравнения нет. Есть только социологические опросы: «Как вы считаете – ваша жизнь улучшается или ухудшается?», «Как развивается жизнь в городе?» И опять в той же подборке, которую я только что читал перед выходом сюда, там количество людей, считающих, что жизнь в Башкортостане улучшается намного, – на 40% – превышает количество тех, кто считает, что не улучшается или даже ухудшается. 40% – это лучший показатель в Приволжском федеральном округе. Значит, наши люди становятся оптимистами. У наших друзей-соседей – всего лишь 35%. Так что я хочу сказать и нашим людям: нужна заряженность и настроенность на оптимизм, на правильное восприятие нашей жизни. У нас жизнь одна. Если мы все время будем говорить: «Это плохо. Это неправильно. Это неверно», – представьте себе семейную жизнь, когда постоянно идет негативное обсуждение событий внутри семьи. Постоянно, каждый день. Из таких семей сбегают. Либо муж, либо жена, либо заканчивается какими-то неправильными вещами. Понимаете? А мы себя в своей жизни не имеем права загонять в это негативное поле, в котором постоянно присутствует только «плохо, неправильно, все воры, все жулики, все коррупционеры» и прочее. Встань утром, посмотри: ты живешь, у тебя есть дело, ты занят. Да, много нерешенных проблем. Колоссальное количество нерешенных проблем.

Так что я уверен абсолютно, что мы, если и где-то по каким-то направлениям отстаем – это инновации, это технопарки, это свободные экономические зоны, крупные международные события, то отстаем совсем чуть-чуть. Мы в процессе движения. Мы для себя определили стратегию развития. Не всем она, может быть, пока понятна. Это наша, наверное, и вина, и беда, что мы не умеем объяснять людям, чего мы хотим: какие цели, какие задачи перед нами стоят. Но я абсолютно уверен, что нашу республику ждет хорошее будущее. Очень хорошее будущее. У нас все будет нормально. Абсолютно точно.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Работа, достойная зарплата и достойное жилье – вот три главных приоритета в деятельности главы региона, которые Вы сами себе обозначили. С зарплатами мы все поняли. Перейдем к работе. В последнее время актуальной становится проблема безработицы на селе, которая спровоцировала отток жителей в соседние и даже далекие регионы. Как решается вопрос с занятостью в деревнях?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Для нас, собственно говоря, нет разницы – где и как создавать рабочие места. В сельской местности или в городах, поселках.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: У нас есть график динамики безработицы в Республике Башкортостан с 2011-го по 2013-й годы.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Это цифры, действительно, подсчитанные в соответствии с методикой Международной организации труда. Они выше, чем официальные данные. У нас официальных безработных на бирже труда зарегистрировано около 30 тысяч, а так реально мы понимаем, конечно, что людей, которые не имеют работы, – больше.

Но в то же время есть интересная ситуация, когда человек работает в сельской местности, у него есть личное подсобное хозяйство, у него есть несколько голов скота, у него есть приусадебный участок, у него там есть доход, и в то же время он числится безработным. Это уже, что называется, статистика. И здесь методики статистики. Я не хочу с этим спорить.

Рабочие места – это очень и очень важно. И мне обидно – как и всем моим коллегам, которые работают в Правительстве, – когда мы видим, что люди в поисках работы уезжают в другие регионы. Уезжают в северные территории: в Тюменскую область, на Ямал. В этом смысле мы выступаем «донорами». Людей, которые едут от нас работать туда, – значительно больше, чем оттуда приезжают к нам. Хотя к нам тоже едут. Но от нас уезжает больше. Мы посчитали, порядка 100-120 тысяч человек на такого рода заработки выезжает.

Здесь несколько причин. Первая понятна – идет реструктуризация «Башнефти». Это частная компания. Они уходят от многих структур и фирм, которые раньше окружали эту компанию: буровые, монтажники, и прочее, и прочее. Там есть специалисты-буровики, и у этих людей просто нет здесь реальной работы. Но в то же время есть похожая работа – и они умеют ее выполнять – на Севере, в Сибири, на Дальнем Востоке. И едут туда и там получают эту работу. Накануне я говорил с заместителем генерального директора «Башнефти» по разведке. Они видят, что запасы будут прирастать. Находят пока небольшие месторождения у нас в Башкортостане. Находят месторождения не только нефти, но и газа. И уже сегодня явно видно, что часть людей, которые ездят в Сибирь, будут востребованы здесь. Это первое.

Второе. Сельская местность. Там после банкротства колхозов, всяких этих сложных, сложнейших событий, связанных с обнищанием людей, отсутствием работы – нам нужно предпринимать просто экстренные меры для того, чтобы этим людям что-то предложить.

Мы работаем по всем четырем направлениям. Первое – это создание крупных и мегакрупных, сверхкрупных сельскохозяйственных комплексов. Недавно один из них запустили в Благоварском районе – производство свинины мощностью 42 тысячи тонн в год. Это будет один из крупнейших комплексов в Российской Федерации. Уже появились первые поросята – через полгода появится уже и первая продукция на прилавках магазинов. Далее вступает в действие вторая очередь производства индюшатины в Мелеузовском районе. Сейчас ведем переговоры с крупнейшими производителями молока мирового уровня, которые хотят у нас построить мегафермы. Это все проекты мы обязательно будем делать. Собственно говоря, это крупное, сверхкрупное направление идет и развивается. Там нужны большие деньги, в том числе и наша поддержка нужна в виде строительства инфраструктуры и так далее.

Второе направление – это средний бизнес, скажем так, в сельской местности. Это небольшие фермы на 300-400-500 голов. Мы начали программу «500 ферм». Получаются в результате модернизации отличные, просто замечательные комплексы по производству молока. В этом году мы перейдем рубеж в 100 ферм и его «перевалим», что называется, солидно – где-нибудь 110-120, даже, может быть, 130 ферм в этом году будет модернизировано. Это направление тоже действует.

Третье – фермеры и мелкие хозяйства. Большая и крупная поддержка в этой части идет. Четвёртое – личные подсобные хозяйства. Жители села производят 80-85% картофеля, производят почти половину молока. Частники, я подчёркиваю, производят почти половину молока. Людям надо помогать. Мы там, вообще говоря, на самом деле пока ничего еще не делали. Частники предоставлены сами себе. И вот только-только «проклёвываются» первые росточки.

В Аургазинском районе реализуется проект «Живое село». Из 14 тысяч личных подсобных хозяйств отобрали 400-500 хозяйств, в которых работают люди, которые в пять утра встают, в час ночи ложатся. У них несколько голов скота. Этих людей объединяют в кооперативы, дают им дотации, создают места для торговли своей продукцией. Мы сейчас очень внимательно наблюдаем за этим опытом и хотим тиражировать его по всей республике. Помогать надо этим людям. Не упрекать их, не тыкать постоянно, не унижать. Этим людям надо помогать, потому что они производят очень много продукции.

В сельском хозяйстве от малого личного подсобного хозяйства до крупных мегапроектов мы сейчас осуществляем весь цикл работ. При этом стараемся помочь людям, которые приобретают технику. До 40% субсидируем стоимость трактора, комбайна, грузовика, сеялки, веялки, плуга. На 9 миллиардов рублей люди за последние три года купили сельскохозяйственной техники. Люди нам поверили.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Когда-нибудь такое обновление было?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: На уровне фермерских хозяйств, средних хозяйств не было. Создавались крупные комплексы, МТС. Там были большие деньги, миллиарды. Но это крупные комплексы, а мы говорим о вовлечении людей в экономическую жизнь. Что простому человеку от того, что есть МТС? Трактор где-то на горизонте проехал, что-то вспахал, что-то убрал. А человеку нужно производить продукцию у себя в личном подсобном хозяйстве. Эта проблема на сегодняшний день не решена.

Когда мы двинем проект «Живое село» – получим хорошие результаты. Мы сможем значительную часть людей вовлечь в экономическую жизнь. Мы все родились в Советском Союзе, за исключением тех, кому 20-25 лет. Мы все привыкли, что государство поддерживает во всех направлениях. Это не привычка, это уже образ жизни. Он нас сформировал. Мы всегда верим, что государство должно все сделать. Но реально мы сегодня живем в другом обществе, в рыночной экономике, в капиталистическом обществе, очень жестком и жёстком, где в борьбе выживает сильнейший. А уязвимое звено – это простой человек.

Простому человеку очень тяжело добиться справедливости. Тяжело добиться ресурсов на свое развитие. Тяжело устроить своего ребенка на учебу. Все время государство живет за счет простого человека. Поэтому мы обязаны помогать людям. В сельской местности людям надо давать работу, помогать им с техникой, формировать у них правильный образ экономического мышления. Давать микрокредиты, может быть, консультации. Такая работа началась, она очень сложная. Потому что люди помощь понимают следующим образом: «Дай мне миллион и, чтобы мне за это ничего не было, если я с миллионом ничего не сделаю». А мы говорим: «Нет, сейчас этого не будет. Пожалуйста, подумай, что ты можешь произвести: мясо, молоко, мед, зерно. Объединяйтесь в кооперативы».

Давайте думать, как через кооперативы реализовывать продукцию. Чтобы у вас был свой прилавок, чтобы вы отдавали продукцию не перекупщикам и спекулянтам, которые обманывают каждый раз. Чтобы ты сам вышел за прилавок или из своей среды нашел людей, которые имеют способности к торговле, которые могут кричать: «Эй, идем сюда, покупай, у меня самое лучшее, самое вкусное». Я аургазинцам тоже говорю: «Давайте что-нибудь придумаем для вашего района». Такое, чтобы издалека люди к вам ехали и говорили: «Где здесь товар, у кого можно купить?».

Конечно, по работе для нас это очень важный приоритет – городская среда, инвестиции, привлечение ресурсов. Опять же, государство сегодня не строит заводов. Сегодня государство обеспечивает только социальные программы и больше ничего. В нашем бюджете 73% – это социальные расходы. В этом году будет 75%, в следующем году – 77%. Очень мало ресурсов остается на строительство дорог, школ, больниц – всего лишь 23% из нашего бюджета, казалось бы, большого, 140-миллиардного. Но эти 77 % – это наши социальные обязательства. Половина нашего бюджета – это заработные платы бюджетников. Мы сейчас говорим о том, что повышается зарплата, что она растет, это хорошо, мы радуемся этому. Но доля зарплат в бюджете – уже 52%. Таких расходов на зарплату никогда не было.

Это значит, что меньше денег остается на развитие. Конечно, мы оттуда не можем брать ресурсы, чтобы строить заводы и предприятия, мы только можем помогать тем, кто приходит с намерением построить у нас завод. Мы можем построить ему газопровод, дорогу, воду подвести, электроэнергию, поспособствовать, чтобы она подошла к площадке. Тогда да, тогда инвестор придет и скажет: «Строю завод, строю предприятие». Но и инвесторы в очереди не стоят. Страна большая. Возможностей много. Есть регионы, которые уже давно начали эту работу по привлечению инвестиций: Калуга, Ленинградская область, тот же Татарстан, они уже прошли этап становления. А мы вот только-только в прошлом-позапрошлом году начали эту работу. Инвестор – это существо очень пугливое. Для него нужно создать все условия. Нужно создать комфорт. Он должен понимать, что здесь его никто не обидит, что никто ничего не отберет, что никаких сложных процессов не будет, никто не будет чего-нибудь кричать, так что это все сложно. Но мы работаем над тем, чтобы создавать рабочие места.

АЛЬФРЕД АГЛЕТДИНОВ, «РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА»: На официальном портале города Екатеринбурга опубликованы данные по привлечению инвестиций за 2012 год, я подчеркиваю, речь идет о городах, а не областях и республиках. 132 миллиарда рублей в 2012 году привлек Екатеринбург, 117 миллиардов – Казань, и 54 миллиарда 400 миллионов – город Уфа. Я бы хотел Вас попросить прокомментировать эти цифры. И второй добавочный вопрос к этому – станут ли саммиты ШОС и БРИКС для Уфы, для Башкортостана прорывом в инвестиционном плане?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я могу сказать, что 2012 год для нас получился очень неплохим. 54-55 миллиардов рублей для Уфы – это уже неплохой результат. Мы начинали с цифры в 10 миллиардов. И что говорить, конечно, я только что объяснял и рассказывал, что, безусловно, наша республика «засиделась», и привлечения инвестиций как профессиональной деятельности не было вообще. Законы пришлось сформулировать и принять. Это потребовало времени, площадок, где люди могут строить. Инвесторов нужно искать, надо научиться с ними говорить. Пример Екатеринбурга и Казани показывает, что там, где целенаправленно занимались этими процессами, дела пошли на лад. Но наша республика в прошлом году тоже получила очень неплохой результат, я не говорю про Уфу. Инвестиции в 2012 году в основной капитал составили 233 миллиарда рублей, в 2011 – 185 миллиардов. Хорошая прибавка в 40 с лишним миллиардов рублей. Но это дается тяжелым трудом. И эти инвестиции не нужны мне лично, не нужны, скажем так, Правительству республики, как физическим лицам.

Эти инвестиции нужны людям. Потому что эти деньги направляются на модернизацию производств, на строительство новых предприятий, на получение новых рабочих мест. Появилось новое предприятие – будут новые налоги, будут заработные платы. Что в этом плохого? Это только надо приветствовать.

Ещё раз говорю, это очень сложная работа. Страны мира соревнуются между собою за привлечение инвесторов, за тех, у кого есть деньги, у кого есть ресурсы. Субъекты Российской Федерации соревнуются между собою. Вот мы выиграли несколько проектов. Люди хотели идти строить в Татарстан, Пермь, Екатеринбург, но пришли к нам в Уфу, к нам в республику. Это даётся очень тяжело. Очень тяжело. Но люди нам поверили. Поэтому эта работа идёт. Вообще, этот процесс очень сложный. В первый год нужно понять и разобраться, где ты. Во второй год с инвестором переговорить, он начинает осмысливать. Потом он ищет деньги, банковские кредиты или у него свои какие-то ресурсы. Потом он делает проект. Потом он проходит экспертизы. Потом он начинает строительство. Потом запуск. И весь этот цикл занимает не год и не два. Он занимает три-пять лет. Это в лучшем случае. Есть проекты, которые по 10-12 лет реализуются.

Только что мы говорили о том, что ряд наших соседних регионов привлекали к себе международные, значимые события. Тот же Екатеринбург принимал саммиты ШОС и первый саммит БРИКС в 2009 году. И вот вам результат: город узнали, область узнали, пошли туда инвестиции, появились практические результаты. Казань. Я уж не буду говорить, сколько прошло там всего и всякого с точки зрения международных событий. Результат тот же самый. Инвестиции в Казани – это, прежде всего, инвестиции в спортивные объекты. И мне как руководителю республики хотелось бы провести крупные международные события, чтобы привлечь внимание всего мира. Саммиты ШОС и БРИКС – это большая удача для нашей республики. Сегодня начинаются заседания «Большой Двадцатки» в Санкт-Петербурге. 20 самых развитых стран мира, 19 + Евросоюз. Санкт-Петербург во всех новостных лентах. Через два года на всех мировых новостных лентах будет Уфа, будет Башкортостан. Это самая лучшая реклама для нашего города, для нашей республики, для нас с вами. Мир о нас узнает. Я езжу в командировки, бываю и в США, и в европейских странах. Там говорят: «Башкортостан? Нет, мы не знаем, мы не слышали. Уфа? Нет, мы не знаем. А что у вас там? Тайга? Моря? Пустыни?». Нас не знают! Нам очень важно рассказать о себе. Да и мы не знаем рядовые города-миллионники в тех же США или Китае. Вы можете назвать? Нет. Я тоже не смогу. Поэтому нам надо создавать узнаваемость. Нам надо, чтобы как можно больше потенциальных инвесторов знали о нас. На «Большую химию» приезжали к нам немцы. Один из гостей рассказывал, что с большой опаской сошёл с самолёта. Он миллионер, богатый человек. Говорит, что опасался, что его ожидает, что за люди здесь живут. Увидел – чистенький город, неплохой аэропорт. Приехал к нам – всё хорошо, всё нормально. Он говорит, что будет с нами работать. У нас всё нормально, всё хорошо. Спрашивает: «Что мы можем предложить?» Я отвечаю: «Вот завод, вот предприятие, вот финансовая, банковская система. Нам нужны рабочие места». Сейчас он уже готовит пакет предложений для того, чтобы работать с нами. Он из Германии. И то нас не знал! Поэтому когда к нам приедут тысячи гостей, они увидят, что здесь живут нормальные люди, здесь хорошая цивилизованная жизнь, симпатичный город. После этого будет всплеск инвестиций. Наши затраты на эти саммиты невелики. Мы специально ничего не строим. Вы сами видите, что осталось меньше двух лет до проведения этих саммитов.

Казань, и Екатеринбург, и Санкт-Петербург что-то строили. Вы видите, что у нас идет обычная жизнь, мы ничего не строим. У нас есть Конгресс-холл – мы его модернизируем. Это место проведения саммитов. Для наших гостей, для нас самих мы приводим в порядок оперный театр, дворец «Нефтяник». Это же наши объекты, они уже давно просят «отремонтируйте нас», там же уже небезопасно ходить. Город приведем в порядок, дворы отремонтируем, «Архиерейку» уберем. С ней не справилась советская власть, не справлялись до 2012-2013 годов, ни одна власть не смогла справиться. Мы сейчас приступаем к демонтажу этих домов. Недавно в Уфе были европейские архитекторы. Они, когда вышли на наш крутой берег, сказали: «Ребята, у вас же такое богатство, и вы не используете. Это же ваше богатство. Уфа – это просто уникальный город. Таких городов, территорий в мире единицы, с которых открывается такой простор, красота». Конечно, это надо использовать. Может быть, я слишком развернуто отвечаю на Ваш вопрос, но у меня работа такая – объяснять подробно так, чтобы люди поняли.

ВЛАДИМИР КОНДРАТЬЕВ, ВОПРОС ПО ТЕЛЕФОНУ: Добрый вечер, Рустэм Закиевич! Мы живем в центре города, здесь ведется строительство жилого комплекса «Фестиваль» – это на территории бывшего Уфамолзавода. Здесь постоянно шумят ночью, хотя есть соответствующий закон. Мы уже полгода не спим, дети, старики не спят, хотя мы люди рабочие. У нас такой вопрос – надо прекратить ночное строительство. Мы живем в пяти метрах от этой стройки, в двухэтажке, может быть, нас расселят? Но самый злободневный вопрос – это ночной шум.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Давайте так, я прямо сегодня дам поручения Госкомнадзору в области жилищного строительства с тем, чтобы они проверили, если такого рода нарушения есть – то, безусловно, они будут прекращены. Понятно, что люди хотят построить быстрее жилье, быстрее реализовать этот свой проект. Но ночью людям надо спать, надо отдыхать, и мешать им нельзя. Обязательно проконтролирую и разберусь с этим вопросом, мы вам ответ направим. Думаю, что в ближайшие дни этот шум ночью прекратится.

СТАНИСЛАВ ШАХОВ, ГАЗЕТА «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА»: Продолжая тему комфортного уютного жилья. Вы видели цены, почти 50 тысяч рублей за квадратный метр многие, особенно молодые семьи, просто не потянут. Вы много говорили про то, что стоимость квадратного метра надо удешевлять, в том числе в эту стоимость входит земля. Я знаю, и многие коллеги писали про то, что в последние годы землю раздавали даром всем желающим, в том числе многие крупные чиновники получили.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Не всем желающим, а тем, кто имел доступ.

СТАНИСЛАВ ШАХОВ, ГАЗЕТА «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА»: Многие чиновники гектарами получали.Как решается этот вопрос?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Правильно. Цена на квартиры сопряжена со стоимостью земли. Если в городе нет земли, то строить дешевое жилье практически невозможно. А в Уфе, прежде всего, конечно, речь идет об Уфе, о Стерлитамаке в определённой степени с Салаватом, там ситуация с землей просто катастрофическая. Чиновники, разного рода «жучки-паучки», которые делали бизнес, используя разные структуры: контрольно-надзорные, правоохранительные, выбивали всеми правдами и неправдами для себя бесплатную землю, оформляли аренду, не платили за эту аренду ничего и ждали, когда город начнет строить.

Мы с этой ситуацией разобрались. Сегодня по городу Уфе более 200 участков таким образом захвачено, инициированы судебные процессы. Суд – дело небыстрое, это всегда первая, вторая, третья инстанция. На каждой инстанции есть достаточно большое сопротивление. Но уже начали выигрывать эти суды и возвращать в муниципальную собственность большие земельные участки. Эти земельные участки выставляются на торги, и добросовестные строительные компании их покупают за нормальные, хорошие деньги. Прошло четыре аукциона, общий доход, который получил город Уфа, более 400 миллионов рублей. На подходе еще пять таких аукционов. В следующем году будет 15-20 аукционов. Как говорили раньше – «процесс пошел» в нужном для нас направлении. Я всегда говорил, что самая запутанная, самая тяжелая история – это земля, потому что там и переплетение законов очень сложное, очень много нечистоплотных людей, которые пытаются, пользуясь связями, пользуясь какими-то «кривыми дорожками», получить эту землю, потом ее перепродать, деньги в карман положить и поехать жить на теплый берег моря. Таких жуликов много. Поэтому наша задача – вернуть землю муниципалитетам, республике. Это сложно, опасно, потому что у людей отбирают миллионы, сотни миллионов рублей. Но мы эту работу будем вести, будем продолжать. Нам нужно строить дешевое жилье, жилье доступное, жилье для молодежи, для тех, кто начинает свою жизнь. Мы будем искать все возможные варианты. Этот процесс идет.

КЯМИЛЬ ШАХВАЛЕЕВ, ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО «ИТАР-ТАСС»: Рустэм Закиевич, позвольте Вас поздравить с небольшим юбилеем, у вас месяц назад было три года работы на этом посту. Я был на первой пресс-конференции, которую Вы проводили в качестве Президента республики. И тогда был вопрос, насколько Вы ощущаете поддержку населения Вашим проектам? Тогда был очень высокий процент этой поддержки. В одном из Ваших выступлений Вы сказали о том, что, когда Вы вели блог, было такое количество негатива, что у Вас даже настроение иногда портилось. Как Вы сейчас ощущаете эту поддержку и, почему Вы перестали вести блог?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Когда я только начинал работать, средств коммуникаций, связи, общения с людьми не было как таковых. Конечно, я должен был начать работать с людьми, прежде всего, через блог, через переписку, через общение такого рода, встречи. По мере того, как мы сейчас развиваемся, движемся, мы все-таки реализуем такие проекты, как «Электронная республика», «Открытая республика». Появились электронные приемные, появилась возможность задавать вопросы и получать ответы через другие проекты и программы. Все это работает. Я жалею, что не все знают об этом, и нужно было бы более активно и более глобально подключать людей к тому, чтобы они могли пользоваться этими коммуникациями, средствами связи.

Блог свою роль выполнил. Я и среди блогеров нашел коллег, которые работают сейчас рядом со мной и в Администрации Президента, и в Правительстве республики. Я узнал очень много «пробелов», которые существуют, задачи, которые надо решать. Когда уже начались повторы, примерно одно и то же каждый день, а мне надо отвечать, я все время должен жить жизнью блогера – понял, это невозможно. И поэтому принял решение, что пока приостановлю эту активную блогерскую деятельность. Выйду на пенсию, тогда буду продолжать эту работу, буду переписываться со своими друзьями, коллегами. Но это еще не скоро будет, будем работать.

В принципе, я много встречаюсь с людьми. Они задают вопросы, я понимаю, что иногда эти встречи организованы, я знаю, что они и дороги подметают, и заборы красят, и людей предупреждают, чтобы те или иные вопросы не задавали. Но я такой человек, что я могу в любом месте сойти с машины, зайти в магазин, спросить какие цены, спросить у людей, что их волнует. Мне эта «зашоренность» и парадная сторона жизни не нужна. Мне нужна обычная жизнь людей, я ее должен знать. За три года моей работы, я не забыл этих чиновников, и ЖЭКи, и ЖЭУ, и управляющие компании, как с людьми обращаются в магазинах, я ничего этого не забыл.

У меня память хорошая – я все помню. И, конечно, в этой части я всегда ориентируюсь на жизнь простого человека. Для меня самое важное – как меня оценивают люди. Простые люди. Обычные люди. Мне неважно – вот мы говорили о критике – критика не волнует. Потому что она субъективна. Она зачастую еще и высосана из пальца. Там есть и политическая заданность. Негативизм этот привнесен, прежде всего, политическим моментом. Меня волнует мнение простых людей. И они меня критикуют: почему цены на мясо или цены на электроэнергию выросли. Вот в Аургазинском районе встречались с людьми. Был непростой разговор, но он мне нужен.

Вчера я был в Туймазах, где тоже была встреча с жителями города. У входа в зал стоит группа из 20-25 человек. Спрашиваю: «Кто такие? Не пускают?» Они рассказали, что работают на заводе по производству медицинского стекла и уже четыре месяца не получают зарплату. Стоял с ними, разговаривал. Мы завтра создаем рабочую правительственную комиссию, она туда выезжает – будем окончательно разбираться, как помочь этому предприятию. 700 человек страдают без заработной платы. Почему? За что? В чем они виноваты?

Или взять ситуацию с Карламанским сахарным заводом. В результате приватизаций, махинаций попал в одни нечестные руки, потом в другие. После этого оказался в Россельхозбанке. Россельхозбанк говорит – это непрофильный актив. Людям не платят заработную плату. Мы вынуждены были найти средства из внебюджетных источников и людям заплатить, чтобы хоть детишек в школу собрали. Ну и так далее.

То есть меня все вопросы волнуют. И без блога я знаю, что у нас происходит, какие процессы идут. Людям говорю, чтобы задавали острые, задавайте неудобные вопросы – то, что не устраивает в жизни. Это моя позиция. Так и дальше будет. Ну а блог? Может быть, когда все наладится, когда все станет хорошо, когда будет много ресурсов, и не надо будет думать каждый день, где их добывать, и появится время – буду писать своим друзьям-товарищам в блоге.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Рустэм Закиевич, в этом году 14 творческих коллективов получили многомиллионные гранты на реализацию своих проектов. Как вы и обещали, 100 миллионов распределены. Такого в республике не было никогда. Много проблем накопилось в области культуры в Башкортостане?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я бы не сказал. Я все-таки считаю, что культурное развитие нашей республики находится на высоком уровне. Наши талантливые люди, которые поют, танцуют, участвуют в спектаклях, держат уровень культуры на высоком и значимом уровне. Тем не менее, культура требует того, что на нее обратили более пристальное внимание. Это и классическая, и народная, и национальная культура. У нас с культурой связаны не только спектакли, гастроли, но и обычная жизнь наших сельских населенных пунктов. Там, где разваленные клубы, старые библиотеки. Там, где в домах культуры нет ничего, кроме старой разбитой гармошки. Поэтому эту работу тоже надо выполнять. Мы выделили ресурсы на ремонт клубов. В следующем году средств будет больше. Будем покупать музыкальные инструменты для ребят, для школ. Профессионалам будем покупать хорошие инструменты. Вообще культура – это возможность заявить о себе. Наши выдающиеся исполнители, которые гастролируют по миру, они несут нам славу. Они дают нам узнаваемость. В 2014 году будем культуре уделять еще больше внимания.

ЛИЗА ВАЛЕЕВА, ГАЗЕТА «АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ»: Вопрос касается предстоящих выборов. Это горячее время, когда подъезды завалены, с экранов обещания. Уходящий парламент практически единогласно принимал все законы. Лишь последнее заседание для нас, журналистов, было новостийным. Насколько я помню, появились 6 проголосовавших «против», 10 воздержавшихся. Сейчас снова будут выборы. Верите ли Вы, что новый парламент станет местом, где будут происходить дискуссии, нормальный обмен мнениями? Где не будут приниматься законы послушно и единогласно, как это было всегда.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Работа в парламенте непростая. И пленарное заседание, которое венчает определенный период работы парламента, не является показателем. Все дискуссии, все споры и все «драки» происходят в комиссиях, в комитетах, и среди вас тоже есть депутаты и бывшие депутаты, которые хорошо знают, как там люди жарко спорят. И как там друг друга награждают разными эпитетами, и это бывает, и как они там треплют членов Правительства, и прочие-прочие интересные вещи. Но менталитет наш таков, что сор из избы не выносится. В этих комиссиях все очень горячо.

А когда парламент заседает, все должно быть чинно и мирно, спокойно, нормально. Показывают, что они люди солидные, отспорили, пришли к единому знаменателю. Но, тем не менее, конечно, даже и на пленарных заседаниях должна быть дискуссия, должны быть и споры, должны быть иногда и какие-то острые ситуации, хотя я сам не сторонник конфликтов. Потому что конфликт идет обычно на разрушение. И когда возникают острые споры, нам показывают картинки из разных стран, там парламентарии врукопашную. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Да и у нас было в Думе в 1990-е годы, было же? Люди таскали друг друга за волосы, дрались, кричали, орали, водой друг друга обливали. Это не придает престижа органам государственной власти. Все-таки власть у людей ассоциируется с определенной разумностью, с нормальным поведением, с культурой, голосовать можно против, но аргументация должна быть очень четкой, ясной и понятной. А тот предвыборный период, который сейчас завершается в республике, прошел достаточно весело. Были персонажи, которые хотели, чтобы эта пора не забылась никому, в том числе и кандидатам в депутаты, кое-кто достиг своих целей, кто-то не достиг своих целей. А в целом я считаю, что это время выплеска эмоций, когда поднимается гражданская активность. Люди хотят себя показать, проявить, и в хорошем качестве, и в плохом. К сожалению, и так тоже бывает.

И я смотрю на это очень спокойно. Мы все разные, и у людей разные мнения. И они имеют право эти мнения высказать. Высказать громко. Может быть, даже с нарушением правил культуры и морали. Но, тем не менее, это их право, Конституция не запрещает. Пожалуйста, участвуйте в выборах, побеждайте, если сможете. Обычная ситуация. Не хуже, не лучше того, что было в 2011 году. Или 10 лет назад. У нас в республике всегда время выборов – это всегда острота, это эмоции, это динамика, это критика, это обещания бесконечные. Я открою небольшую тайну, вот когда 20 лет назад я избирался депутатом Верховного Совета Республики Башкортостан, я тоже давал много обещаний. Это был 1990 год. Но тогда не было негатива. Тогда не было огульной критики, не было грязи, не было политтехнологий. Не было этих бесконечных газет в почтовых ящиках. Мы рисовали плакаты от руки. Мы на машинке печатали свои воззвания, приклеивали их к дверям подъездов. Я баллотировался в Уфе, в Гагаринском избирательном округе, это Бульвар Славы. Я обещал своим избирателям, что если меня изберут, я добьюсь того, чтобы построили подземный пешеходный переход. Понадобилось 23 года для того, чтобы я выполнил это обещание. Для этого мне пришлось стать Президентом республики. Но я свои обещания выполнил. И мы этот подземный переход на Бульваре Славы запустим, надеюсь, в октябре. Так что, не все обещания невыполнимы. Есть обещания, которые можно выполнить. Для этого надо просто работать и трудиться. И не надо уходить в негатив. Не надо уходить в отрицание того, что в нашей жизни все плохо. Это – отрицание работы всего общества. Это неправильно. Это неверно. Нужна позитивная повестка – «Изберите меня, я сделаю это и это. У меня есть план. У меня есть стратегия. У меня есть знания. Я умею это делать. Я в жизни добился успеха». Вот в таком ключе, если идёт избирательная кампания, тогда – да, тогда люди верят. А если они день и ночь читают, что всё плохо, им надоест это всё.

ГУЛЬЧИРА ГИБАДУЛЛИНА, ВОПРОС ПО ТЕЛЕФОНУ: Добрый вечер. Я из села Малояз Салаватского района. Я – учительница с 43-летним стажем работы. У меня такой вопрос: в образовании полная деградация. Эта деградация приобрела такие масштабы, что невозможно терпеть. Стыдно за район. Мы сейчас на последнем месте по народному образованию. Я сама бывший работник районного отдела образования. Больше 16 лет проработала. Очень больно.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Спасибо за вопрос. Мы только что говорили о том, что лучше бы подмечать в нашей жизни позитивные моменты. Но вот тут же получаю вопрос, который связан с негативом – развал системы образования.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Пожаловаться люди у нас любят.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я так не считаю. Но, кстати говоря, наша республика одна из лидеров по количеству писем, которые отправляют в адрес властных структур. Это уже, может быть, определённого рода привычка. Я не считаю, что Салаватский район находится на каком-то страшном последнем месте в системе образования. Наверняка есть недочёты, проблемы и сложности в этой работе. Они есть в каждом районе. Постараемся разобраться. Ещё раз я спрошу, в том числе и у наших специалистов, что там происходит в Салаватском районе. Обязательно подумаем, как это сделать. Очень прошу, если вы видите, что дела там идут неважно, помогите. У вас 43 года педагогического стажа. Помогите, пожалуйста. Приходите (в районный отдел образования), расскажите, что не ладится, что нужно делать. Как Вы видите пути для того, чтобы исправить ситуацию? Тогда это будет правильный, разумный подход. Мы предварительно разберемся и поймем, что происходит в районе, а потом будем выносить свои оценки, такие жесткие и даже жестокие по отношению к людям.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Была в нашей стране традиция планировать на пятилетку вперед. Может быть, кто-то метнет в меня камень, но практика была неплохая. Рустэм Закиевич, как Вы относитесь к таким долгосрочным планам, применяете ли в своей работе?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я уже говорил, что как человек, родившийся и работавший в советское время, конечно, привык к определенным технологиям, которая использовала советская власть, в том числе и пятилетнее планирование. У нас сегодня тоже есть планирование, оно, правда, трехлетнее. Мы бюджет планируем на три года вперед. Мы свои расходы и доходы тоже планируем исходя из трехлетнего периода. Поэтому плановая экономика, в моем понимании, – это правильная вещь, если хотите, даже прогрессивная. Мы помним лозунги 1990-х годов. Когда нас обманывали – мы были наивными простыми людьми, которые не понимали, что такое рынок, свободная торговля и прочие вещи. Когда нам говорили, что рынок сам все расставит на места, людям будет жить прекрасно, все лучшее, что есть, поднимется и расцветет, и жизнь будет лучше, чем при коммунизме – мы же верили этому. Никто нам, в том числе и мы сами себе не объясняли, что, наряду с хорошим, точно также будет пробиваться и плохое. Что это плохое сильно, жестоко, что это плохое наберет силу, и это тоже произошло. Падение морали, нравственности, ориентиров в жизни – все это произошло. Не доброе, светлое и хорошее победило повсеместно, а начались очень сложные процессы. Поэтому, конечно, я может быть, немного отошел от этого вопроса.

Тема планирования понятна. Во всех странах мира занимаются планами: в США, Европе и на Востоке – везде, и только мы ценой собственных ошибок, шишек, синяков, ухудшения морального климата пришли к выводу, что плановая экономика – это правильная экономика. Нужно планировать ресурсы, отношения, даже, если хотите, рост морали в обществе. Работать над этим, нельзя отпускать на самотек все, что сопровождает жизнь человека. Нельзя давать свободу тем силам, которые разрушают государство. Я имею в виду свободу с точки зрения развития, тому негативу, который постоянно присутствует в нашей жизни. Есть светлая и темная сторона жизни, мы отпустили на свободу и светлое, и темное. Светлое – это всегда сила, а зло – это очень сложная вещь, с которой, выпустив ее на свободу, бороться очень тяжело. Плановая экономика есть. Мы в этой части работаем, будем работать и дальше.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Время нашего эфира близится к завершению. Хотелось бы, чтобы Вы поделились впечатлениями от этой встречи.

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Будучи открытым человеком, который постоянно в контакте, я благодарен коллегам, всем присутствующим в студии за то, что задавали достаточно острые и волнующие вопросы. Я хочу, чтобы такие встречи продолжались и были регулярными. Впечатления у меня самые хорошие. Я человек, который в жизни, прежде всего, рассчитывает на доброту и на добрые, хорошие впечатления. Спасибо вам большое.

РОЗА ТУХБАТОВА, РАДИО «СПУТНИК ФМ»: Каждый здравомыслящий человек понимает, что быть руководителем такого крупного субъекта, как Башкортостан, очень тяжело, ответственно и сложно. А насколько это интересно? Насколько Вы удовлетворены своей работой? Чего в жизни Президента республики больше: огорчений от каких-то неудач или радости за какие-то успехи?

РУСТЭМ ХАМИТОВ: Я недавно слышал такое выражение: «Чем больше начальник, тем лучше ему кажется страна или территория, на которой он живет». Да, я руководитель крупной республики. Конечно, меня в рабочих поездках, прежде всего, стараются знакомить с хорошими сторонами нашей жизни. Смотрим заводы, предприятия, новые производства. Это вдохновляет, и когда все это видишь, то понимаешь, что работаешь не зря. В тоже время ты знаешь, что люди живут тяжело, что очень много людей живет от зарплаты до зарплаты. У людей небольшие доходы, их потребности растут, а мы не можем пока их в полном объеме удовлетворить в этой части.

Конечно, эта сторона работы превалирует. Ты все время находишься в ситуации, когда несешь ответственность за все. Если ты этого не сделаешь, то никто не сделает. Если ты не организуешь эту работу, то ее никто не выполнит. Сторона, связанная с решением задач, с решением проблем, занимает 99% времени, и один процент остается на то, чтобы порадоваться тем успехам, которые у нас есть. Они у нас есть, и они значимы. Я очень благодарен тому, что судьба дала мне возможность работать руководителем республики, что я могу своей работой помогать людям. Для меня это главный принцип, и я буду продолжать его реализовывать. Спасибо большое.

ВЕДУЩИЙ АЗАМАТ АЛЬМУХАМЕТОВ: Спасибо Вам, Рустэм Закиевич, за то, что приняли участие в нашей программе, ответили на вопросы моих коллег – журналистов и телезрителей. Последних мы можем заверить, что если ваши вопросы не прозвучали в эфире, то они обязательно получат письменный ответ. Спасибо всем. Это был вечерний канал «Телецентр» - сегодня с Президентом Башкортостана Рустэмом Хамитовым. Смотрите Башкирское спутниковое телевидение и слушайте радио «Спутник ФМ». До свидания!

РУСТЭМ ХАМИТОВ: До встречи. Спасибо.

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт



Назад в раздел