Обычный вид

Интервью

08.06.2015 17:30:00

Рустэм Хамитов: «Мы – надежные люди!» (интервью журналу «Государственная служба»)

Республика Башкортостан – поступательно развивающийся регион Российской Федерации с диверсифицированной экономикой и стабильными социальными отношениями. Но и здесь готовятся к кризису. Особое значение для того, чтобы не допустить снижения уровня жизни людей, регресса в промышленном и сельскохозяйственном производстве, приобретает эффективность работы государственной и муниципальной службы. Именно это и стало темой интервью Главы Республики Башкортостан Рустэма Закиевича Хамитова, которое он дал журналу «Государственная служба».

– Уважаемый Рустэм Закиевич! Сегодня кризисные явления затронули самые разные секторы общественного развития, государственное управление. Как Вы оцениваете возникшие риски?

– 25 лет построения рыночной экономики в России уже почти приучили общество к тому, что экономические кризисы – это не явление из учебника, а самая настоящая реальность. И что кризисы имеют свойство начинаться, развиваться, но, к счастью, со временем и заканчиваться. Это как инфекционная болезнь, только голова болит у общества и власти, и не от высокой температуры, а от снижения экономических показателей, нехватки денег, дисбаланса спроса и предложения, и прочих невеселых вещей. Продолжая медицинскую аналогию, можно сказать, что кризисы, как и любую болезнь, необходимо лечить. Упорно и последовательно. В том числе это касается и укрепления системы управления, и прежде всего её основы – государственной службы, которая, в моем понимании, является «иммунной» системой государственного организма.

В Башкортостане в 1990-2000-е годы исповедовалась авторитарная модель управления. Это было веление времени. Экономику в те годы постоянно лихорадило и удержать ее на плаву проще всего было таким способом. Но с течением времени необходимо было на уровне региональной власти переходить к более демократичным формам работы, а этого не происходило, и республика, в том числе и по этой причине, начала неотвратимо отставать от субъектов-лидеров по многим параметрам социального развития.

Уже в начале своей работы в Башкортостане я с очевидностью осознал, что надо отказываться от авторитарной модели управления, и прежде всего в государственной службе, и что необходимо стремиться вовлечь своих коллег в процесс генерации и реализации новых идей и предложений, что надо разворачивать власть к нуждам и проблемам людей, а не только к исполнению приказов и поручений своих непосредственных руководителей.

Прошло почти пять лет, и я могу констатировать, что нам надо еще многое сделать. Процесс формирования и становления государственной службы очень сложный, длительный. Нужно прививать соответствующую культуру, необходимо переучивать чиновников, менять психологию и образ действий. Это сложно. Наверное, и у меня вначале был чрезмерный оптимизм по поводу того, что довольно быстро удастся сделать республиканскую власть современной и, главное, близкой и полезной для граждан.

Хотя, конечно, подвижки есть, и мы добились определенных результатов. Башкортостан – надежный, крепкий регион Российской Федерации. Это следствие того, что нам в известной мере удалось модифицировать подходы к несению государственной гражданской службы. Я с самого первого дня работы своим подчиненным внушаю очевидную мысль: «Мы на службе, мы на государственной службе!». Довольно широко распространено другое мнение, что госслужба, это – кормление, исполнение поручений начальства – и не более того. Идею, что мы являемся государственными служащими, работающими на благо общества, постоянно внедряю в сознание своих коллег. Это первое.

Второе. Продолжаю настаивать на том, что государственный служащий, муниципальный служащий – не «распределитель» благ, не «раздаватель» денег из бюджета, а «формирователь» морального климата в обществе, это – человек, который не только своим личным примером показывает, что необходимо ответственно относиться к работе для пользы людей, но и сам формирует на местах такую идеологию. Правда, пока эти подходы не стали общими. Они утвердились выборочно, фрагментарно. Но положительная динамика в укреплении таких взглядов есть. У меня в почте стало меньше писем и обращений с жалобами на местное начальство, заметно снизилось число общественных конфликтов в городах и селах. Значит, власть становится ближе к людям. Это и есть первые результаты работы.

Сейчас – важный этап развития государственной службы. Главный момент – осуществление гармоничного взаимодействия муниципального, регионального и федерального уровней власти. Совершенствование таких отношений – задача непростая не только в масштабах республики, но и страны. Хорошо знаю этот вопрос, потому что сам более пяти лет проработал на федеральной государственной службе и уже почти пять лет тружусь в субъекте Федерации.

– Какие же необходимы меры? Что в первую очередь следует сделать? Может ли содействовать улучшению ситуации на государственной службе создание единого органа по управлению госслужбой, о чем уже давно говорится и что было внесено в законы?

– Развитие должно идти по линии консолидации, взаимопомощи и взаимной поддержки. Сегодня органы федеральной власти на местах порой оторваны от интересов региональных, тем более, муниципальных. Ни одно из многочисленных представительств федеральной власти, а у нас работает около 70 структур федерального уровня, впрямую не заинтересовано в опережающем развитии региона. У них нет соответствующего целевого показателя работы. Они выполняют свои узковедомственные функции. Может быть, это формально верно, но работа федеральных органов сильно влияет на результаты деятельности всей властной системы региона. Рост и развитие территории возможны только при заинтересованном и неравнодушном подходе, может быть, даже при эмоциональном восприятии действительности всеми ветвями власти, когда главная цель, развитие региона, становится доминирующей и определяющей.

Федеральные и региональные структуры, объединенные общей целью, должны действовать синхронно. У региональной власти не должно быть ощущения, что федеральные органы отстраненно подходят к рассмотрению проблем повседневной жизни. А «федералы» не должны видеть в региональной власти «младших» партнеров.

Не должно существовать в субъектах Федерации двух параллельных управленческих миров, каждый из которых живет своей жизнью, и «пограничная зона» между ними очень тоненькая.

Правда, и в мире примеров подобного разделения властей немало: в ряде стран служащих тоже делят на «регионалов» и «федералов», проводят между ними водораздел, перейти который почти невозможно. Так что это, похоже, мировая проблема.

Есть ли универсальный рецепт гармонизации отношений – сказать трудно. Одни требуют немедленной передачи почти всех властных полномочий на региональный уровень, другие – наоборот, предлагают «поднять» все функции управления в федеральный центр. Очевидно, что нужно продолжать искать оптимальный вариант, сочетающий интересы всех уровней власти.

Вместе с тем, надо отметить, что большую практическую работу по формированию единого управленческого поля проводят Администрация Президента Российской Федерации и федеральные округа. Стремление, например, полпредства Президента в Приволжском федеральном округе постоянно сближать федеральную и региональную составляющие власти абсолютно очевидно и правильно.

В организации совместной федеральной и региональной деятельности особенно заинтересованы субъекты Федерации. Нам, в регионах, надо способствовать и тому, чтобы росли местные кадры, наши люди, чтобы они работали на руководящих должностях в федеральных структурах. А где, как не у себя, человек в полной мере может реализоваться? И еще один аспект. Понятно, что в силу разных причин (фамилия, язык, менталитет) человеку коренной национальности из российских республик труднее делать карьеру на другой территории, он только здесь, на малой родине, порой может проявить себя по-настоящему. Государственная служба должна быть естественным «успокоителем» межнациональных вопросов. В служении государству и людям главную роль играет профессиональное, преданное отношение к делу. Справедливость в этом вопросе очень важна.

Уникальность нашей страны – в многообразии народов, её населяющих. В субъектах, в глубинке люди продолжают жить традициями, обычаями своих предков. Искусственно нарушать этот привычный образ жизни нельзя. Только умеренные и спокойные преобразования, без потрясений и судорожного навязывания западных жизненных стандартов, дадут необходимый рост экономики и качества жизни, сохраняя моральный стержень традиционного общества. Хотя, конечно, двадцать лет либеральной экономики, неустанной пропаганды прибыли и успеха, публичной вседозволенности серьезно пошатнули нравственное здоровье людей.

– Говоря о необходимости совершенствовать систему государственной службы, мы, наверное, не должны забывать о местном самоуправлении, его роли в системе управления страной.

– Мое понимание ситуации такое: муниципалитеты, местная власть сегодня неформально являются продолжением государственной управленческой вертикали. Например, городской или районный муниципалитет ощущает себя элементом государственной властной структуры. И не только потому, что это дает какие-то преференции, ресурсы, а в связи с тем, что население воспринимает все ветви исполнительной власти как единый управленческий организм. Такая модель региональной и местной власти в России действует много десятилетий и прочно укоренилась в сознании людей.

Далее. Очевидно, что на местном уровне необходимо активнее вовлекать людей в рассмотрение и решение локальных территориальных вопросов, чтобы они обсуждали их, вырабатывали неформальные, заинтересованные предложения, например, по финансированию, строительству того или иного муниципального объекта, по наведению порядка в поселениях. Ведь сегодня проблема не в том, как власть формально устроена, а в том, что люди порой отрешены от рассмотрения и принятия решений, их мнение не учитывается при обсуждении планов развития, финансирования проектов и программ.

К счастью, у нас в республике не возникает каких-либо сшибок, противоречий по поводу того, какой должна быть местная власть. Муниципалитеты фактически являются элементами общей системы управления. А любой глава администрации муниципалитета или городского округа вам скажет: «Мы интегрированы в систему единой власти». Хотя, безусловно, законодательство о муниципалитетах никто из них старается не нарушать.

– Какова экономическая перспектива государственной службы на ближайшее время, по Вашим оценкам, что будет с рабочими местами на госслужбе? Будут ли сокращения? Думаю, что этот вопрос волнует людей не только в Башкортостане, но и в Москве.

– Безусловно, меньше всего хотелось бы заниматься оптимизацией, сокращениями, оставлением людей без работы, хотя мы понимаем, что по ряду направлений есть и избыточная численность, есть и невысокая производительность труда. За годы своей работы я почти не прибегал к использованию административных «ножниц». Но иногда приходится действовать и таким образом. Однако даже ушедшие с госслужбы чиновники довольно быстро находят себя в других сферах, поскольку имеют опыт системной работы и неплохие компетенции во многих отраслях экономики.

Часто говорят, и это рефреном звучит во всех средствах массовой информации, что у нас «развели чиновничество», что «кругом чиновники», что они «дышать не дают». А ведь государственный служащий сегодня нагружен огромным количеством дел: число законов растет такими быстрыми темпами, что выполнить все многообразие обязанностей, которые на власть накладывает всё усложняющееся правовое поле, без значительной численности государственных служащих невозможно. Невозможно! И сказать о том, что у работников государственных учреждений какие-то особые преференции, что они на службе чувствуют себя вольготно и ничего не делают, нельзя. Я знаю, как много и активно люди работают в федеральных министерствах и ведомствах, знаю, как работают в субъектах – редко, когда ключевые служащие уходят раньше 8-9 вечера. Это очень сложная работа, очень ответственная, и упрощенно судить о ней – большое заблуждение. Уничижительно отзываться о труде государственных служащих совершенно неправильно. Мы стараемся очень тщательно, очень бережно подходить к нашим людям.

Главное – это люди. Первичны не схемы и структуры, а люди. Прекрасная схема при плохих исполнителях не работает. И наоборот, бывает, что сильный работник вытаскивает дело даже в заведомо слабой структуре.

– Башкортостан стал хозяином многих крупных мероприятий: у вас было заседание Госсовета, впереди – саммиты стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южно-Африканская Республика). Расскажите, пожалуйста, об этом. Наверное, сегодня есть между регионами своего рода соперничество за проведение подобных крупных мероприятий, за инвестиции?

– Конечно, соперничество между регионами есть, и не только соперничество, но даже и жесткая конкуренция. И прежде всего, в сфере экономической. Может быть, это и правильно. Но я думаю, что все же роль федерального центра должна проявляться в том, чтобы сбивать «высокий градус» конкуренции между регионами, в том, чтобы правильно расставлялись приоритеты в экономике, справедливо распределять ресурсы и полномочия. Нам нужно помогать находить инвесторов в соответствии с теми компетенциями, которые есть на территории, в прогнозировании развития субъектов, в стратегическом планировании, гармонизации наших отношений с естественными монополиями.

Понятно, что регионы конкурируют между собой за то, чтобы у них проходили знаковые события. И не только потому, что они (форумы и саммиты) ведут к финансовой помощи и поддержке из федерального центра, но и прежде всего потому, что привлекают к себе всеобщее и пристальное внимание – регион становится на слуху, вызывает интерес у деловых людей и инвесторов, завязываются новые экономические и гуманитарные связи и отношения.

Саммиты ШОС и БРИКС мы обязаны провести на хорошем уровне, достойно подготовить инфраструктуру, поскольку от этого зависит имидж страны в целом, а не только республики.

Федеральная власть, безусловно, помогла нам в реконструкции аэродрома, в проведении работ по берегоукреплению, по строительству дорог. Мы не смогли бы этого сделать, не будь такой поддержки.

– Республика Башкортостан… Что это для Вас? Что бы Вы порекомендовали гостю республики посмотреть, куда пойти, с кем познакомиться?

– Еще раз хочу вернуться к своему определению: Башкортостан – надежный субъект Федерации и в промышленном производстве, и в общественно-политическом плане. У нас люди – настоящие патриоты и страны, и республики. У нас нет сложностей в отношениях с федеральным центром. Мы – надежные люди. Для меня, как инженера, надежность является наилучшей характеристикой сложной системы, когда нет отказов и внезапных поломок. Конечно, мы не роботы – эмоции, чувства порой захватывают нас, в том числе и по вопросам справедливого устройства системы управления, разграничения полномочий, распределения финансов. Важно, что в этих главных вопросах мы находим поддержку у Президента страны. Это позволяет нам с еще большей надеждой смотреть в будущее.

В республике много ярких, талантливых людей. Для российского государства выходцами из нашей республики многое сделано. Еще 200 лет назад башкирские полки в составе российского войска вошли в Париж. В годы Великой Отечественной войны почти 700 тысяч человек ушли из Башкирии на фронт. Половина не вернулась. Вечная им память… Каждый третий танк и самолет заправлялись на фронтах войны топливом из башкирской нефти. Башкортостан дал стране много крупных руководителей, военачальников, деятелей культуры и науки. На земле Салавата Юлаева и Сергея Аксакова родились и выросли Рудольф Нуреев и Владимир Спиваков, Людмила Улицкая и Инна Чурикова, Сергей Довлатов, Земфира, братья Абдразаковы и многие-многие другие.

Гости республики с удовольствием отмечают красоту нашей природы, незабываемые горные и степные ландшафты. Сплавы по рекам, путешествия на лошадях, горнолыжные курорты, лечение кумысом и бортевым, натуральным мёдом, санатории и здравницы – всё это привлекает к нам многочисленных туристов не только из соседних регионов, но и из-за рубежа. В республике живут и трудятся одаренные люди – артисты, живописцы, музыканты, писатели, формирующие колоссальный культурный пласт как башкирского, так и всемирного наследия. Театры, концертные залы, выставки постоянно заполнены зрителями, любителями искусства. В республике интересно жить и работать.

У нас красивая, благодатная земля. И не зря говорят: «Солнечный Башкортостан». Это не только о природе: мы сами открытые, приветливые, гостеприимные люди. «Башкирский» – своего рода знак качества не только нашего меда, но и нашей работы, и отношений между людьми.

– Большое спасибо за интервью, уважаемый Рустэм Закиевич!

(Оригинал публикации)

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт


Назад в раздел