Обычный вид

Интервью

14.11.2014 09:00:00

«У меня в холодильнике только местные продукты» (интервью Рустэма Хамитова газете «Сельская жизнь»)

Президент Республики Башкортостан Рустэм Хамитов дал интервью корреспонденту газеты «Сельская жизнь».

– Рустэм Закиевич, завершается очередной сельскохозяйственный цикл. Какую оценку аграриям республики Вы бы поставили по итогам 2014 года?

– Хорошую. В сельском хозяйстве важны планомерная, слаженная работа, потому что легкого хлеба, как известно, не бывает. В этом году, например, май-июнь выдались очень засушливыми, мы потеряли часть озимых посевов. Потом Зауралье атаковала саранча, пришедшая к нам из сопредельных регионов. А в конце лета на смену засухе пришли дожди, шквалистый ветер, три района на севере республики пострадали от урагана.

Несмотря на такие, мягко говоря, не самые благоприятные метеоусловия, наши аграрии собрали хороший урожай – 2,7 млн. тонн зерна. На 21 процент больше, чем в прошлом году. Работали круглосуточно, ловили фактически каждый погожий день, час. Так и должно быть. Неплохие цифры и по другим культурам. Картофеля и овощей собрали свыше 1 млн тонн, 1,2 млн тонн сахарной свеклы, 150 тысяч тонн семян подсолнечника.

Башкирия активно наращивает объемы производства молока. Лидерство в стране в этой отрасли мы себе вернули. По итогам 2014 года планируем выйти на показатель  в 1,77 млн. тонн – рост по сравнению с прошлым годом – 4 процента. Объемы продукции, которые мы получаем, уже превышают потребности республики и открывают возможности для поставок молочных продуктов в другие регионы.

– А может ли республика сама себя прокормить в связи с запретом поставок импортного продовольствия?

– Безусловно, может. Причем не только себя. Некоторые наши перерабатывающие производства сегодня недозагружены, работают на 60-70 процентов от установленной мощности. Есть куда расти, поэтому от санкций сельское хозяйство республики должно выиграть.

Хорошие результаты показывают наши программы модернизации молочных ферм, развития мясного скотоводства, покупки агротехники, помощи фермерам. Взять, к примеру, республиканский проект «500 ферм». Его мы начали в 2012 году, задолго до санкций приступили к коренным преобразованиям в отрасли. Менее чем за три года уже построено и реконструировано около 200 животноводческих помещений. 1,2 млрд. рублей на эти цели выделено из республиканского бюджета, но на каждый рубль господдержки удалось привлечь 4 рубля инвестиций, собственных средств аграриев. Благодаря внедрению новых технологий надои на фермах выросли более чем на 20 процентов.

Сегодня у жителей республики есть запрос на местную продукцию. Продажи на ярмарках в городах в этом году бьют все рекорды, люди покупают свое, родное, выращенное на башкирской земле, а не привезенное из-за границы. На торгово-закупочных конференциях, которые проводит республиканский Госкомитет по торговле, ритейлеры, рестораторы активно заключают договоры на поставку с местными производителями, фермерами, а те, в свою очередь, становятся ближе к покупателю. Реализуется знаковый проект «Продукт Башкортостана», в котором уже участвуют около 140 предприятий, выпускающих более полутора тысяч наименований товаров. Это своего рода наш республиканский ГОСТ, даже маркировка на упаковке соответствующая ставится. В рамках проекта уже начал работу первый фирменный магазин в Уфе – спрос есть, покупатели довольны и качеством, и ценами. Такую работу будем продолжать, торговую сеть создавать по всей республике.

– Современное село у нас многоукладное. Какой форме хозяйствования на земле Вы отдаете предпочтение?

– Нам нужны все виды хозяйств: крупные комплексы, средние предприятия, фермы, личные подсобные хозяйства. Вся эта линейка необходима – от крупных до маленьких. И всем надо помогать, всех мы, так или иначе, поддерживаем.

Крупные производители, реализующие серьезные инвестпроекты, получают от региона налоговые преференции на время строительства, помощь в устройстве дорог, прокладке коммуникаций. Наши сегодняшние вложения возвращаются к нам сторицей в виде налогов, новых рабочих мест, укрепления экономического потенциала.

Третий год в республике действуют программы поддержки начинающих фермеров, развития семейных животноводческих ферм. Только в этом году 101 фермерское хозяйство получило гранты на сумму более 170 млн рублей из федерального и республиканского бюджетов. Это ощутимая поддержка, идущая на приобретение техники, скота, модернизацию производства. Например, в Буздякском районе фермер Фавиль Хабибрахманов строит теплицы по выращиванию огурцов. Объем инвестиций составил почти 500 млн рублей. В прошлом году с полутора гектаров он получил 700 тонн продукции. Крупный проект, за который он не побоялся взяться, уже дает результат. Поэтому инвестиции в фермеров, в фермерские хозяйства очень важны.

Сложнее обстоит дело с личными подсобными хозяйствами. У нас в республике почти 600 тысяч частников, которые производят почти 60 процентов всей сельхозпродукции. Огромные цифры. Число ЛПХ не уменьшается, но мер поддержки для них пока мало. В этом плане я всегда привожу в пример опыт Аургазинского района, где реализуется программа «Живое село». Из 13 тысяч личных хозяйств они отобрали 350-400 наиболее активно работающих, формируют из них кооперативы, занимаются сбытом продукции. Из таких активных частников, крепких подсобных хозяйств нам и нужно выращивать настоящих фермеров.

– Чего, на Ваш взгляд, не хватает в районах республики для более динамичного развития сельхозпроизводства?

– На активное развитие сельхозпроизводства в регионе влияют несколько факторов. Прежде всего, необходимо определить главные направления, те, в которых мы традиционно сильны, где мы лидеры. Сейчас это молочное и мясное скотоводство, производство мяса птицы, зерна, овощей, меда. Важно занять те ниши, в которых в России нет большой конкуренции, чтобы продукция была востребована не только в республике, но и по всей стране. Для аграриев, инвесторов главное – это определить точку приложения сил, вектор дальнейшего движения.

Далее. Это техника, без которой невозможна модернизация. Мы активно поддерживаем фермеров, укрепляем техническую базу сельхозпредприятий. С 2011 года аграрии приобрели 12 тысяч единиц техники и оборудования на 14,5 млрд рублей. Только в этом году ими закуплено около 300 зерноуборочных комбайнов, что почти в два раза больше, чем в прошлом году. Сегодня парк комбайнов в Башкортостане превышает 3600 единиц. Такого не было в последние 15 лет!

Но, безусловно, ключевую роль в развитии АПК играют специалисты, люди, работающие на земле, любящие эту землю, обладающие высокими компетенциями и знаниями. А как у нас обстоят с этим дела? Формально – все красиво. Вот последние цифры: аграрный университет в этом году выпустил 2700 человек, различные профильные колледжи и техникумы – еще более 4 тысяч. Сколько из них «доедут» до села? И насколько продуктивно будут работать те, кто все-таки туда приедет? К сожалению, здесь пока все не так радужно. Большая часть выпускников вузов разъезжается по вахтам, по северам, другие идут в бизнес, некоторые просто не работают. Сельским хозяйством занимаются только около 60 процентов выпускников.

Причина этого – не только в нежелании работать. Нужно создавать условия для жизни людей.

– Как Вы считаете, Рустэм Закиевич, насколько актуальна проблема специализации районов республики в аграрном секторе?

– Вопрос специализации сегодня очень важен. Каждой территории надо заниматься тем направлением сельского хозяйства, которое у него лучше получается. К сожалению, во время уборки урожая у нас продолжают устраивать «соцсоревнование»: этот район собрал столько-то, а этот – столько-то. Некоторые районы, чтобы выглядеть лучше, пытаются заниматься приписками. Я строго пресекаю эти подходы. «Липовые» цифры нам не нужны. Если ты крепкий хозяйственник, сядь, обмозгуй, посоветуйся с коллегами, экспертами, дай предложения, как улучшить работу, а не заниматься обманом государства.

Зачем в северных районах республики засевать все подряд хлебом, посевы которого часто гибнут – то от холодов, то от урагана, как в этом году? Конечно, необходимо возрождать там картофелеводство. Вспомните, в советское время картошку с северо-востока Башкортостана знали и любили по всей стране. Дуванский картофель даже входил в рацион питания подводников. Но сегодня, чтобы с нуля начать производство новых культур, нужны деньги. А их нет. Вот и все причины.

То же касается Зауралья. Затраты на поддержку растениеводства на этой территории себя пока не оправдывают – то засуха, то саранча, то еще что-нибудь. Поэтому сегодня мы изучаем вопрос развития там коневодства, табунного животноводства, традиционного промысла жителей республики.

В Илишевском районе начали выращивать рапс, планируем построить завод по производству рапсового масла. Продукт востребованный, цены на него высокие. В Бакалинском районе занимаются выращиванием специального вида конопли для ткацкого производства. Такие идеи мы с радостью поддержим. Предложения есть, но мало ресурсов на перенастройку агропроизводства.

С другой стороны, есть интересные примеры экспорта наших сельхозтрадиций в совершенно неприспособленные для этого регионы и страны. И результаты есть, очень даже неплохие. Прежде всего, наши пчеловоды отличились. Отправили в Якутию 20 пчелосемей. В этом году уже получили четыре фляги высококачественного меда. С Монголией работаем на протяжении последних 6 лет. Недавно туда уехали четыре фуры, 800 пчелосемей. Выяснилось, что наши пчелы более продуктивные, чем монгольские.

В Белогорском районе Крыма решили возродить производство кумыса. В 50-60-е годы прошлого века в крымских санаториях активно развивалось кумысолечение. Лошади там были наши, башкирские. Традиции за время вынужденной разлуки с Россией на полуострове были утрачены, но сейчас возрождаются. Этим летом мы отправили туда партию племенных жеребцов, специально отбирали их в племхозяйствах. Так что скоро табуны там будут восстановлены, и отдыхающие в Крыму смогут оценить качество лечебного напитка.

С другой стороны, в Кушнаренковском районе сейчас развивается виноградарство. Это самая северная точка России, где выращивается виноград. На 51 гектаре растут и плодоносят 5 сортов, выведенных нашими селекционерами.

Это интересные начинания. Не нужно ждать указаний сверху. Районам, республиканской науке необходимо постоянно искать новые способы эффективного использования сельхозугодий, осваивать и внедрять интересные направления.

– Вопрос о хлебе. Бытует мнение, что в Башкирии выращивают в основном фуражное зерно, которое, мол, не годится для хлебопекарной промышленности. Ваше мнение на этот счет.

– Не соглашусь. В Башкортостане возделываются разные сорта пшеницы. Качество зерна зависит от многих факторов, в том числе от особенностей территории, где оно растет. Например, в Предуралье выращиваются сильные и ценные сорта мягкой пшеницы с высоким содержанием клейковины. Они сегодня очень востребованы в хлебопекарном производстве. В Зауралье – твердые сорта пшеницы, которые в основном идут для производства макаронных изделий.

Для собственных нужд республике необходимо 1,5-2 млн тонн зерна в год. А мы собираем ежегодно около 2,5-3 млн. Поэтому себя мы обеспечиваем с излишком. С каждым годом в Башкортостане увеличивается поголовье крупного рогатого скота, растет и потребность в фураже. Но все равно остатки приличные, а экспортировать зерно за границу нам не выгодно – затраты на перевозку слишком высоки. Поэтому сейчас мы стараемся внедрять инновационные методы глубокой переработки зерна. Например, для производства добавок к кормовым рационам или даже биопластиков.

– Насколько развита в регионе перерабатывающая промышленность? Хотелось бы услышать Вашу оценку работы этой важнейшей отрасли. Совпадает ли желаемое с действительностью?

– Развитие собственной переработки, фасовки сегодня у нас на повестке дня. Ее нужно приблизить к производству. Без этого качественный прорыв в сельском хозяйстве невозможен. Посудите сами: нам приходится везти в другие регионы мясо, зерно, семечки, чтобы потом все это снова вернулось в Башкортостан в виде консервов, муки, макаронных изделий, подсолнечного масла, майонеза. Производители теряют на этом миллионы рублей прибыли, а республиканский бюджет – серьезный объем дополнительных налоговых поступлений. Поэтому любые проекты в этой области автоматически получают поддержку на государственном уровне.

Конечно, прогресс сегодня есть. Особенно это касается переработки молока, мяса. В 2012 году предприниматели запустили Чекмагушевский молзавод, который работает на местном сырье, производит высококачественную продукцию под маркой «Край Курая». До конца года откроется аналогичный завод в Уфе, который будет перерабатывать 150 тонн молока в сутки. Два крупных инвестпроекта мощностью около 50 тысяч тонн молока в год сейчас реализуются в Буздякском и Ишимбайском районах компаниями «Даматэ» и «Асдор». В Дуванском районе введен цех по производству сухого молока, из которого, кстати, как и из мелеузовского, производится вся кондитерская продукция компаний «Крафт», «Марс», «Нестле», шоколадки, детское питание.

Что касается подсолнечного масла, то в Куюргазинском районе на базе Маячного элеватора строим новый маслоэкстракционый завод для Чишминского маслозавода. Проектируется цех рафинации и фасовки на 300 тысяч бутылок в сутки.

Радуют успехи белебеевских сыроделов, их ориентация на запросы потребителей. Недавно в магазине увидел целую полку сыров, расфасованных в яркие упаковки. Оказалось, белебеевцы освоили. Готовы они замещать и элитные сорта сыра, которые выпали из ассортимента в результате «продовольственного эмбарго». Причем их производством они занялись задолго до санкционной войны. Это, на мой взгляд, пример правильной, нужной работы. Таких результатов мы ждем от всех наших производителей. Многие ведь привыкли трудиться по старинке, по накатанной, без инициативы, а потом приходить в правительство, в минсельхоз и требовать денег, субсидий. Надо учиться работать по-новому.

В прошлом месяце был в Альшеевском районе, где реализуется инвестпроект «Башкирский бройлер». Собственники занимаются цыплятами, получают высококачественное яйцо, мясо птицы. Переработанным куриным пометом удобряют поля, где выращивают зерно, кстати, высокую урожайность показывают. Зерно идет на корм птицам, излишки продаются. При этом ни грязи, ни запаха. Хороший образец производства замкнутого цикла, современный подход. К этому нужно стремиться.

– А как быть с овощехранилищами? Получить разрешение на их строительство практически невозможно. У нас шутят, что легче стать гражданином Франции, чем разрешение от местных властей. А где хранить выращенный урожай?

– Скажу больше. Нужны не только овощехранилища. Нужны зернохранилища. Нужны современные складские помещения. Нужны крупные логистические центры. У нас, как всегда, когда речь заходит о подобном проекте, все упирается в деньги. Приходится убеждать, что инвестиции в такой объект окупятся быстро.

Уже несколько лет обсуждаем проект создания оптово-распределительного центра по сбыту сельхозпродукции под Уфой. Аграрии могли бы сдавать сюда или в подразделения этого центра свою продукцию, а покупатели – магазины, рестораны, рынки – имели бы возможность приобретать свежие овощи, фрукты, мясо, молоко. Мы бы сразу решили вопросы хранения, транспортировки, дальнейшей реализации. Думаю, что первая очередь такого объекта должна появиться уже в 2015 году. К этому подталкивает не только продовольственное эмбарго. Географическое расположение республики предопределяет наше ключевое место в логистической схеме всей страны. Мы располагаемся на границе европейской части и Сибири. Башкортостан готов к тому, чтобы стать важным узлом. Опыт работы логистического центра одной торговой сети в Стерлитамаке наглядно показывает, что республика в этом случае сможет обеспечить не только свои потребности, но и многих других регионов. Таких площадок должно быть как можно больше.

А что касается противодействия местных властей, то если вы знаете о таких случаях, напишите мне. Будем разбираться. Задача власти, моя задача – обеспечить условия для нормального, эффективного функционирования всего агропромышленного комплекса республики – от производства до реализации.

– Ну и напоследок – еще один личный вопрос. А что у вас в холодильнике? Только башкирские продукты?

– Конечно, я предпочитаю местные продукты. Нравится чекмагушевское молоко, сыры наши белебеевские, знаменитые. Сметана шаранская, в которой ложка стоит. Колбасы местные очень вкусные. Кстати, недавно на одном мероприятии заметил, что один из моих министров налегает на черкизовскую колбасу. Сколько палка этой колбасы лежала, пока до Уфы доехала, неизвестно. А наша – свежая, из натуральных продуктов, без лишних добавок. Конскую так вообще редко где, кроме Башкортостана, встретишь. Безусловно, мед люблю башкирский – бортевой, липовый, цветочный. В каждом районе – свой неповторимый вкус. Юматовский кумыс – полезный, здоровый напиток.

Само прилагательное «башкирский» давно стало брендом. Башкирский продукт – значит качественный. Его с удовольствием покупают. К примеру, во время Олимпиады в Сочи и спортсмены, и гости по достоинству оценили наш мед и белебеевские сыры. А наши знаменитые «Травы Башкирии» – отвары и настои из них будущие космонавты пьют в центре подготовки. Мед активно экспортируем по всему миру – США, Франция, Япония, Китай, даже Кувейт, сейчас переговоры с Эмиратами ведем. В Китае на прошлой неделе открыли магазин башкирского мёда.

Да, проблемы есть, и мы их решаем. Но нам удалось главное. Мы добились того, что наша продукция – одна из лучших. Это подтверждают и потребители, и эксперты, которые на каждой выставке награждают башкирских производителей медалями самой высокой пробы. В этом огромная заслуга республиканских аграриев. И каждого из них я хочу поблагодарить за отличную работу.

– Спасибо за интересный разговор.

Facebook Twitter Livejournal ВКонтакт


Назад в раздел